Леонид Гайдай
Персона

Леонид Гайдай

Годы жизни:
30 января 1923 — 19 ноября 1993
Страна рождения:
СССР
Сфера деятельности:
Актер кино
,
Режиссер
,
Сценарист
Содержание

В детстве Леонид Гайдай мечтал стать актером и какое-то время действительно играл в театре. Однако славу ему принесли режиссерские работы: комедии «Операция «Ы», «Кавказская пленница» и «Бриллиантовая рука». Фильмы Гайдая были одними из самых популярных в СССР: в совокупности за время проката их посмотрело больше 200 миллионов человек.

Леонид Гайдай родился 30 января 1923 года в городе Свободный Амурской губернии РСФСР (сейчас Амурская область России) в семье Иова Гайдая и Марии Любимовой. Еще в 1900-х его отец был сослан на Дальний Восток за участие в революционной организации. После окончания срока Иов Гайдай остался в Амурской губернии и работал на железной дороге. Спустя несколько лет к нему в Свободный приехала невеста Мария Любимова. Леонид Гайдай был третьим и самым младшим ребенком в их семье. У будущего режиссера был старший брат Александр и сестра Августа. Вскоре после рождения Леонида Гайдая семья переехала в Читу, а затем в Иркутск. Там будущий режиссер пошел в школу.

Леонид Гайдай хорошо учился, много читал, но часто получал замечания от учителей за нарушение дисциплины: он дрался с одноклассниками, задирал девочек. Будущий режиссер посещал занятия кружка художественной самодеятельности при Доме культуры, вместе с ним ездил по Восточно-Сибирской области, играл на балалайке. Любимыми писателями Гайдая были Михаил Зощенко и Владимир Маяковский, с отрывками из их произведений он несколько раз выступал на конкурсах чтецов, а в 1940 году даже выиграл один из них.

В июне 1941 года Гайдай закончил школу, а через несколько дней после его выпускного вечера началась Великая Отечественная война. Позднее режиссер вспоминал: «Почему-то в это время нам <...> было очень весело, каждый хотел быстрее попасть в армию, отправиться на фронт воевать с фашистами». Сразу после школы Гайдай устроился на работу в Иркутский областной драматический театр (сейчас Иркутский академический драматический театр имени Н. П. Охлопкова) разнорабочим. Там он ставил декорации, убирал сцену и выполнял поручения актеров. Как сотрудник театра, Гайдай мог бесплатно посещать спектакли. Почти все спектакли он выучил наизусть.

В феврале 1942 года Леонида Гайдая призвали на фронт и направили в Монголию. Там он следил за лошадьми, которых поставляли для нужд армии, объезжал их. После окончания полкового училища будущего режиссера перевели под Москву, на Калининский фронт. Уже в декабре 1942 года Гайдай получил медаль «За боевые заслуги», а вскоре стал командиром отделения. Он вспоминал: «Я был на хорошем счету. Начальству нравилось, как я «поставленным голосом» подавал команды».

В начале 1943 года, во время Великолукской наступательной операции, Леонид Гайдай получил тяжелое ранение – подорвался на мине. Больше полугода он лечился: какое-то время будущий режиссер не мог передвигаться без костылей. Его признали инвалидом и в январе 1944 года Гайдай вернулся в Иркутск.

В феврале он поступил в театральную студию при Иркутском драмтеатре. Там Гайдай учился на актера, а после окончания студии стал работать в местном театре. Сначала будущему режиссеру давали небольшие роли в комедиях, но вскоре его пригласили в спектакль по роману Александра Фадеева «Молодая гвардия». В постановке Гайдай сыграл одного из главных героев Ивана Земнухова. О спектакле писали в местной прессе, а начинающему актеру стали давать новые роли.

После двух лет работы в Иркутском драмтеатре, в 1949 году, Леонид Гайдай решил поехать в Москву – поступать в театральный институт. В том же году брат режиссера писал: «Из института кинематографии ему прислали программу, и он сейчас усиленно готовится. Ехать думает в двадцатых числах июля». Вступительные испытания Гайдай пошел сдавать во ВГИК и в ГИТИС. Во второй институт его не взяли, зато на экзаменах во ВГИКе будущий режиссер получил отличные оценки.

В Иркутском драматическом был мой первый режиссерский опыт. В «Госпоже министерше» я ставил сцену драки. Понравилось. Решил учиться этому делу, поехал в Москву поступать в ГИТИС. О кино я тогда почти не думал. Но случилось так, что ГИТИС для меня оказался недоступен из-за уже наработанной актерской школы. А я уже из театра уволился… Ну, думаю, была не была — пойду в кино. Сдал экзамены во ВГИК. И не пожалел. Кино, я уверен, интереснее театра — впрочем, этого мнения я никому не навязываю.
Леонид Гайдай (по книге Марии Пупшевой, Валерия Иванова, Владимира Цукермана «Гайдай Советского союза»)

Уже после первой сессии его отчислили за плохое поведение, Гайдай часто подшучивал над студентами и преподавателями. Но в том же году он восстановился и попал в мастерскую Григория Александрова.

Со своей женой, актрисой Ниной Гребешковой, Леонид Гайдай познакомился еще в 1949 году во ВГИКе. Они были однокурсниками, вместе посещали занятия и часто виделись. Поженились Гайдай и Гребешкова в 1953 году.

Мы учились во ВГИКе на одном курсе. Он пришел после фронта – раненый, длинный, худой. Не могу сказать, что сразу в него влюбилась... Вот репетируем. Сижу спиной к двери. Ребята заходят <...> один, второй... Вроде ничего не происходит. А входит Гайдай – я чувствую его просто кожей. Вообще я его стеснялась. Боялась сказать глупость. Он ведь старше на восемь лет, прошел фронт. А мне было 17 лет… Свадьба была скромная, дома, у нас в коммунальной квартире. Пришли родственники, знакомые, студенты. <...> Леня очень обиделся, когда я отказалась взять его фамилию.
Актриса Нина Гребешкова (по книге книге Марии Пупшевой, Валерия Иванова, Владимира Цукермана «Гайдай Советского союза»)

В 1957 году у супругов родилась дочь Оксана. Нина Гребешкова вспоминала: «Он много занимался с дочкой, воспитывал ее своеобразно — не ругал и не опекал по мелочам». Позднее Оксана стала экономистом.

В браке Гайдай и Гребешкова прожили сорок лет. Несколько раз режиссер снимал жену в своих фильмах, в том числе в картинах «Бриллиантовая рука», «Не может быть!» и «Спортлото-82».

Еще во время учебы Гайдай стал работать в кино: подрабатывал на съемочных площадках, был ассистентом, выполнял мелкие поручения. А в 1955 году он сыграл одну из главных ролей в картине Бориса Барнета «Ляна».

Вскоре после окончания института Гайдая по рекомендации Ивана Пырьева пригласили на студию «Мосфильм». Там он снял свой первый фильм – ленту «Долгий путь» по рассказам писателя Владимира Короленко. Картину посмотрел Михаил Ромм. В это время на «Мосфильме» ему разрешили создать собственную мастерскую, куда Ромм и пригласил Гайдая. Он предложил начинающему кинорежиссеру снять комедию. Гайдай согласился и к 1958 году закончил фильм «Жених с того света». Главные роли в картине исполнили уже известные к тому моменту актеры Ростислав Плятт и Георгий Вицин. В своем фильме Гайдай высмеивал советских бюрократов, из-за чего ленту подвергли цензуре и вырезали большинство сцен: фильм сократили с полутора часов до 47 минут. Однокурсник режиссера и киновед Иван Фролов вспоминал: «Я тогда встретил Леню совершенно измотанного и больного. <...> Надо было лечиться. И Гайдай решил поехать на минеральные воды. На прощание заявил: «За комедию больше не возьмусь».

По совету Ивана Пырьева Гайдай решил снять патриотический фильм – экранизацию повести Александра Галича «Пароход зовут «Орлёнок». Лента под названием «Трижды воскресший» была закончена к 1960 году. В прокате фильм провалился. Киновед Лиана Полухина писала: «Картина была подвергнута резкой критике и ему [Гайдаю] грозило отлучение от профессии».

После провала «Трижды воскресшего» Леонид Гайдай на несколько месяцев оставил кино и уехал к родителям в Иркутск. Здесь в одном из старых номеров газеты «Правда» он прочитал фельетон Степана Олейника «Пес Барбос» и решил его экранизировать. Для картины Гайдай самостоятельно написал сценарий, придумал главным героям имена – Трус, Балбес и Бывалый. Сыграли их Георгий Вицин, Юрий Никулин и Евгений Моргунов. Лента под названием «Пес Барбос и необыкновенный кросс» получилась короткой – всего десять минут.

Работа над фильмом «Пес Барбос и необыкновенный кросс» шла легко, доставляла удовлетворение. Было снято огромное количество полезного материала. И Гайдай проявил великое мужество, вырезая из картины огромные куски. Он ведь вырезал их с кровью, ибо в каждом из кусков было много смешного. <...> Юмор не может быть растянутым. Если длинно, то все идет насмарку. <...> До сих пор помню съемки. Мы убегали от собаки, врезались в стадо, и я оказывался на козле, Вицин на быке, а Моргунов сшибал стадо овец. Хохот стоял в студийном кинозале при просмотре неописуемый. Но... пришлось все это вырезать. Требования формы и жанра картины диктовали особый ритм, свои размеры. Лента получилась короткой, и уверен, что если бы ее растянули на две части, она стала бы хуже.
Юрий Никулин (по книге Владимира Шахиджаняна «Мне интересны все люди»)

Премьера короткометражки состоялась на закрытии Московского кинофестиваля в 1961 году. Картина принесла режиссеру известность, ее номинировали на «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском фестивале, перевели на несколько языков.

В том же году Гайдай снял второй фильм с участием тех же героев, снова короткометражный. Для «Самогонщики» Гайдай вновь написал сценарий самостоятельно. Фильм вошел в состав «Сборника комедийных фильмов», который выпустили на студии «Мосфильм».

Вскоре режиссер взялся за новый проект – экранизацию рассказов О. Генри «Деловые люди». Основой сюжета стали три не связанных между собой новеллы писателя: «Вождь краснокожих», «Родственные души» и «Дорогие, которые мы выбираем». Фильм стал одним из самых популярных в 1962 году: его посмотрело больше 20 миллионов человек.

После успеха «Деловых людей» Гайдай решил снять современный фильм – комедию о советских людях. Режиссер нашел готовый сценарий авторов Якова Костюковского и Мориса Слободского под названием «Несерьезные истории» и вместе с ними передал его. Гайдай дописал третью новеллу, в которой столкнул интеллигентного студента Владика Арькова с героями своих короткометражек Трусом, Балбесом и Бывалым. Ленту сняли за девять месяцев. Во время съемок сценарий несколько раз изменяли: сменили имя главного героя картины с Владика на Шурика, переделали несколько сцен. Гайдай разрешал актерам импровизировать, придумывать шутки, не требовал строгого заучивания ролей. Картина вышла в прокат в августе 1965 года под названием «Операция «Ы» и другие приключения Шурика». За год ее посмотрело около 70 миллионов человек, а на международном кинофестивале в Кракове фильм получил главный приз – «Серебряного дракона Вавеля».

Следующий фильм Гайдая стал продолжением приключений Шурика. В картине под названием «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика» в последний раз появились Трус, Балбес и Бывалый. Как и в «Операции «Ы», многие сцены Гайдай редактировал в процессе съемок. Несколько раз он специально заставлял актеров по-разному отыгрывать одни и те же моменты. В «Кавказской пленнице» режиссер сделал упор на зрелищность, трюки и динамику. Позднее Гайдай писал: «В кинокомедии должно быть как можно меньше слов, а те, которые есть, обязаны быть лаконичными, отточенными, бьющими точно в цель». Тщательно подбирал режиссер и музыкальное сопровождение. Специально для картины поэт Леонид Дербенев и композитор Арно Бабаджанян создали несколько песен, в том числе «Песенку о медведях».

К ноябрю 1966 года «Кавказская пленница» была готов, однако в прокат фильм вышел не сразу. Художественный совет студии «Мосфильм» назвал картину «небрежной и невыразительной», указал на плохую работу оператора и монтажера и на «нежелательные акценты». Пришлось переделывать. В январе 1967 года состоялась премьера «Кавказской пленницы». В том году фильм стал самым кассовым и популярным среди советских зрителей. Позднее Юрий Никулин вспоминал: «Я был горд, узнав от Героя Советского Союза лётчика-космонавта В. Волкова такой факт: когда космонавтов спросили перед полётом, какой кинофильм хотели бы посмотреть, они дружно ответили: «Кавказскую пленницу».

Сценарий новой картины – «Бриллиантовая рука» – Леонид Гайдай вновь писал вместе с Костюковским и Слободским. В его основу легла заметка из газеты «За рубежом», в которой рассказывалось о контрабандистах, перевозивших украденные драгоценности в гипсе. На главную роль Гайдай пригласил Юрия Никулина, а кроме него в фильме сыграли Андрей Миронов, жена режиссера Нина Гребешкова, Нонна Мордюкова. Премьера картины состоялась в апреле 1969 года. В прокате «Бриллиантовая рука» заняла первое место. Через год после выхода картины Гайдай и исполнитель главной роли Юрий Никулин «за участие в создании кинокомедий последних лет» получили Государственную премию РСФСР.

После успеха комедий Леонид Гайдай решил снять фильм по пьесе Михаила Булгакова «Бег», но не получил разрешения от Государственного Комитета по кинематографии. Тогда режиссер экранизировал другое литературное произведение – роман Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев».

Я долго добивался экранизации «Двенадцати стульев», несколько раз проходил по всем инстанциям. А потом вдруг узнал, что этот роман собирается ставить Гия Данелия. Там уже все на мази. Я, конечно, расстроился. Но ничего не поделаешь - пришлось распрощаться со своей мечтой. И вот однажды подходит ко мне Данелия и спрашивает: «Леня, хочешь ставить «Двенадцать стульев»?». Я отвечаю: «Это мечта моей жизни». - «Бери и начинай», - говорит Гия. «А ты?» - спрашиваю. «Пока готовился, у меня все перегорело», - говорит Гия. - «Я уже не знаю, как этот роман ставить». Ну, я сразу за дело…
Леонид Гайдай (по книге Ивана Фролова, «В лучах эксцентрики»)

Трудности у Гайдая возникли и с подбором актеров: на роль Остапа Бендера претендовало 22 человека, в том числе Владимир Высоцкий, Никита Михалков и Евгений Евстигнеев. Режиссер остановился на малоизвестном грузинском актере Арчиле Гомиашвили. Съемки закончили к концу 1970 года, а премьера фильма состоялась весной 1971 года. Лента была не так популярна, как предыдущие работы Гайдая, но все равно попала в лидеры проката. На Фестивале советских фильмов в Сорренто и Всесоюзном кинофестивале в Тбилиси картина удостоилась специальных наград.

После «Двенадцати стульев» Гайдай вновь попытался экранизировать произведение Михаила Булгакова и выбрал пьесу «Иван Васильевич» о советском инженере, который создал машину-времени. Гайдай долго подбирал актеров – многие отказывались от участия в фильме, так как полагали, что цензура запретит его из-за шуток над Иваном Грозным. Во время согласования картины худсовет «Мосфильма» действительно потребовал убрать несколько сцен, в том числе ту, в которой царь жарил котлеты. Часть вырезанных эпизодов попали в короткометражную версию ленты под названием «Черные перчатки». Вскоре после выхода этого фильма режиссеру присвоили звание народного артиста РСФСР. Гайдай узнал об этом на съемках новой картины – экранизации произведений Михаила Зощенко. Фильм под названием «Не может быть!» вышел на экраны в 1975 году.

Экранизации Гайдая были не так популярны, как комедии «золотого десятилетия» – периода между 1965 и 1975 годами. Последний из фильмов режиссера 1970-х – «Инкогнито из Петербурга» по пьесе Гоголя «Ревизор» провалился в прокате. Гайдай объяснял это цензурой: «Все сцены, которые я не механически переносил из пьесы, а творчески обогащал, осовременивал, полетели в корзину». Киноведы критиковали сценарии новых фильмов режиссера – после «Бриллиантовой руки» он перестал работать в соавторстве с Костюковским и Слободским и все сценарии писал сам.

Между «кино» и «комедией» он [Гайдай – Прим. ред], если приходилось, выбирал первое, предпочитая ритмическую чистоту высказывания лишней шутке (известна его жалоба на монтаже Бриллиантовой руки: «Плачу, но режу»). Понятно также, какая коллизия изменила курс Л. Г. в конце шестидесятых. Послушавшись худсоветовских доброхотов, он оставил оригинальную комедию и обратился к экранизации – роду деятельности, ему очевидно чуждому, но приличествующему статусу «главного сатирика страны». В фильмах «12 стульев» и «Иван Васильевич меняет профессию» – фильмах переходных – фантазия режиссера боролась с литературностью.
Михаил Брашинский (по книге «Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст»)

В 1980-х годах Леонид Гайдай продолжил снимать фильмы. В 1980 году экранизировал повесть Майю Лассила «За спичками», а в 1982 году снял полнометражную рекламу лотереи «Спортлото» – комедию «Спортлото-82». Эти фильмы стали последними успешными проектами режиссера. Картины следующих лет – «Опасно для жизни!» и «Частный детектив, или операция «Кооперация» остались без внимания критики. Нина Гребешкова писала о реакции Гайдая на провалы фильмов: «Он всегда болезненно следил, идут его картины или не идут, часто подходил к стендам, смотрел репертуар кинотеатров».

В 1989 году «за большие заслуги в развитии советского киноискусства и плодотворную общественную деятельность» Гайдаю присвоили звание народного артиста СССР.

В 1990-х здоровье режиссера ухудшилось, а финансирование «Мосфильма» сократили. Гайдай почти не снимал фильмов, а создавать собственное производственное объединение или киностудию не хотел. Его последней режиссерской работой стала картина «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди». Ее съемки начались еще в 1991 году, до распада СССР, и проходили в РСФСР и США. Премьера фильма состоялась в начале 1993 года, а через несколько месяцев Гайдай попал в больницу из-за проблем с сердцем. Он умер 19 ноября 1993 года в Москве. Похоронили режиссера на Кунцевском кладбище.

1. В детстве любимым актером и режиссером Леонида Гайдая был Чарли Чаплин. Его фильмы показывали в иркутском кинотеатре. Чтобы посмотреть картины несколько раз, Гайдай прятался в зале: залезал под кресла и ждал начала следующего сеанса.

2. Гайдай хорошо катался на коньках. В детстве на них он часто добирался до школы: его дом (сейчас Иркутск, улица Касьянова, дом 25) стоял недалеко от слияния рек Ангары и Иркуты.

3. Гайдай мечтал стать актером с детства, но плохо выговаривал звуки «л» и «р» – из-за этого будущего режиссера поначалу не хотели брать в драмкружок. Чтобы исправить дефект, Гайдай долго тренировался, но и спустя много лет иногда оговаривался в сложных словах, особенно когда уставал.

4. «Кавказская пленница» была одним из любимых фильмов генсека Леонида Брежнева. Однажды он лично позвонил Гайдаю и поблагодарил за комедию. После этого в следующий фильм – «Бриллиантовая рука» – режиссер добавил документальные кадры, на которых была запечатлена хроника с места ядерного взрыва. Так Гайдай хотел привлечь внимание Брежнева и выразить свое недовольство Холодной войной. Однако на контрольном просмотре фильма в Госкино у режиссера потребовали вырезать этот момент.

Фильмы