Кузьма Петров-Водкин
Персона

Кузьма Петров-Водкин

Годы жизни:
05 ноября 1878 — 15 февраля 1939
Страна рождения:
Российская империя
Сфера деятельности:
Художник
Содержание

Художник Кузьма Петров-Водкин родился в семье сапожника, учился живописи у Валентина Серова, путешествовал по миру и нашел жену во Франции. Его картины одни называли «безобразием неуча», а другие хвалили за «целостность и благородство формы». Как выглядели первые рисунки живописца, где он учился иконописи и кто позировал ему для «Купания красного коня» — читайте на нашем портале.

Кузьма Петров-Водкин родился 5 ноября 1878 года в городе Хвалынске Саратовской губернии. Его предки по материнской линии были крепостными крестьянами, работали на московской ткацкой фабрике. Они переселились на Волгу из Тульской губернии, когда прежний помещик проиграл полдеревни своих людей в карты. Родственники по отцовской линии с давних времен жили в Хвалынске.

Отец Кузьмы Петрова-Водкина был сапожником. Сыну он запомнился «открытой улыбкой, добродушным юмором и рассеянностью». Мать будущего художника прислуживала в зажиточных купеческих семьях и «в свободную минуту любила поговорить, обсудить и поплакаться о своих и чужих бедах».

Отец отдал Кузьму Петрова-Водкина в приходское училище. Больше всего будущему художнику нравились там уроки арифметики, однако всерьез получать знания никто из учеников не стремился.

Учиться хорошо среди нас считалось стыдным, так же как и говорить об уроках, о заданном. Провести, высмеять учителя считалось доблестью.
Из книги Кузьмы Петрова-Водкина «Хлыновск»

Первый опытом Кузьмы Петрова-Водкина в рисовании был пейзаж с березами, который он написал масляными красками на кусочке жести. Во второй раз будущий мастер изобразил на картоне речное судно. Своим художеством он хотел впечатлить сестру друга, в которую был влюблен. Но окружающие отнеслись к картине равнодушно, и затея не удалась. На какое-то время после этого Кузьма Петров-Водкин забросил рисование, пока однажды в классе, прямо во время урока, не начал чертить карандашом в тетради.

Голос учителя провалился в небытие. Вковыриваясь в бумагу и находя выражения рельефа и глубины, я забыл обо всем. Мне казалось, я первый открываю эту магию изобразительного искусства…
Из книги Кузьмы Петрова-Водкина «Хлыновск»

У него так хорошо получилось изобразить иллюзию разорванной страницы, что поначалу учитель и одноклассники не отличили ее от настоящей дыры. Петрова-Водкина признали лучшим в школе по рисованию. С этого времени будущий живописец своего увлечения уже не бросал.

В родном городе Кузьма Петров-Водкин познакомился с иконописцами и научился у них работе над иконами. В первый раз он написал на деревянной доске изображение Богоматери с разгневанным младенцем. Соборный протоиерей освятить икону отказался со словами: «Плясовица… Глазами стрекает: святить не буду!…» В другой местной церкви, наоборот, священник «умилился над молодым задором изображения и рассказал присутствующим историю композиции с гневающимся Христом и склоняющей его к жалости матерью».

После приходской школы Кузьма Петров-Водкин решил поступать в железнодорожное училище в Самаре. Но там он не сдал вступительный экзамен ― не сумел написать сочинение на тему «История России». Однако провал не слишком огорчил Петрова-Водкина. Он показал свои рисунки художнику Федору Бурову, и тот принял его в свои «Классы живописи и рисования». Спустя два года Буров скончался, поэтому доучиться Петров-Водкин не успел и вернулся домой, в Хвалынск.

В 17 лет Кузьма Петров-Водкин переехал в Санкт-Петербург и успешно сдал экзамены в Центральное училище технического рисования Штиглица. Он смог там обучаться благодаря архитектору Роману Мельцеру и меценатке Юлии Казариной. Мельцер приехал в Хвалынск проектировать особняк. Когда он увидел рисунки Петрова-Водкина, то сразу разглядел в нем талант и уговорил свою заказчицу Казарину поддержать молодое дарование деньгами.

Уставший от трудностей самоучки, я вздохнул облегченно: путь мой был найден. Оставалось только приложить все силы и выдержку на его прохождение. И, надо сказать правду, горячо и преданно взялся я за работу. Дня не хватало при моем интересе к разнообразию преподавания.
Из книги Кузьмы Петрова-Водкина «Пространство Евклида»

В 1897 году Петров-Водкин перебрался в Москву и поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В то время там преподавали живописцы Валентин Серов, Николай Касаткин, Леонид Пастернак, Константин Горский. Кузьма Петров-Водкин учился в мастерской Серова. По его воспоминаниям в мемуарах «Пространство Евклида», тот «был немногоречив, но зато брошенная им фраза попадала и в бровь и в глаз работы и ученика».

Кузьма Петров-Водкин совмещал обучение с подработкой ― давал частные уроки, проектировал и лепил изразцы на гончарном заводе, расписывал церкви, создавал эскизы мозаик и майолик. Также он регулярно участвовал в выставках-аукционах Московского училища живописи, ваяния и зодчества.

Художник окончил учебу в 1904 году и уехал в заграничное путешествие ― хотел продолжить совершенствоваться в живописи. Это была не первая поездка Петрова-Водкина: еще во время обучения он побывал в Германии и Англии. В этот раз он почти год путешествовал по Италии, где знакомился с работами мастеров итальянского Возрождения. Потом Петров-Водкин отправился во Францию. Он вспоминал: «Дикарем уединившись в мастерской на Монпарнасе, переоценил я и многое отбросил из полученного мною в русской школе. С ученической старательностью проделал сотни этюдов по академиям Парижа и зарисовок, заново устанавливая мое отношение к натуре и изображению».

В пансионе французского города Фонтене-о-Роз Кузьма Петров-Водкин встретил свою будущую супругу. Марии-Маргарите Йованович, дочери владелицы пансиона, было 20 лет, по-русски она не говорила. Предложение художника о замужестве она приняла и стала учить его родной язык. Пара заключила гражданский брак во французской мэрии, а через несколько лет обвенчалась в Хвалынске.

Я нашел на Земле женщину… На нашем небосклоне взошло солнце, мы заключены один в другом. Наши сердца открыты друг для друга. Теперь мы перенесем все, что пошлет нам жизнь, так как нас двое и нам нечего страшиться на Земле ни за себя, ни за нашу любовь.
Из письма Марии Петровой-Водкиной, 1907 год

В 1922 году у Петровых-Водкиных родилась дочь Елена.

После возвращения в Россию Кузьма Петров-Водкин встретился со своим бывшим преподавателем Валентином Серовым. Тот отнесся к художнику довольно холодно: «Так… из Парижа… Ну, что же, офранцузились. Поругиваете нашего брата. Всех к черту — оставить на разводку Матисса». Но когда Серов увидел полотна своего ученика, то изменил свое отношение на более теплое.

В 1910 году Кузьма Петров-Водкин написал картину «Сон» и представил ее на выставке Союза русских художников. Работа сразу вызвала «всероссийский скандал». Художник Илья Репин в газете «Биржевые ведомости» обругал ее, назвав «безобразием неуча». Серов же успокоил Петрова-Водкина и уверил, что свое мнение Репин скоро изменит. «Сон» защищали художники Леон Бакст и Александр Бенуа за «целостность и благородство формы, методичность и строгость рисунка и композиции».

В том же году Кузьма Петров-Водкин стал членом художественного объединения «Мир искусства», которое создали в Петербурге Александр Бенуа и Сергей Дягилев. Он начал работать графиком и театральным художником, вернулся к росписи храмов.

К своему знаменитому «Купанию красного коня» Петров-Водкин приступил весной 1912 года. Он нарисовал алого коня с молодым обнаженным всадником, которые стоят в голубом озере, на заднем плане в воде видны две лошади и два мальчика. Современники решили, что красный цвет — это намек на судьбу России и будущую революцию. Существует несколько предположений, кого Петров-Водкин изобразил верхом на коне. Среди основных претендентов называют двоюродного брата живописца — Александра Трофимова, художника Сергея Калмыкова и даже писателя Владимира Набокова. Кто из них изображен на финальной версии картины, или это и вовсе собирательный образ, неизвестно. Однако сам Петров-Водкин в письмах не раз упоминал, что для нее позировал Шура — так в семье называли Трофимова. Работу показали публике на выставке «Мира искусства». Когда Илья Репин увидел ее, он сказал: «Да, этот художник талантлив!»

К Февральской революции 1917 года Кузьма Петров-Водкин отнесся с воодушевлением. Он вошел в состав Петроградского совета по делам искусств, который возглавил писатель Максим Горький. Со следующего года живописец стал профессором в Академии художеств, которую тогда же преобразовали в Петроградские государственные свободные художественно-учебные мастерские. Там Петров-Водкин преподавал около 15 лет. В письмах он жаловался, что эта работа отнимает много сил и времени и не дает полноценно заниматься творчеством.

Свои наблюдения за жизнью города после революции и традиционную тему материнства Кузьма Петров-Водкин соединил в картине «1918 год в Петрограде». Ее почти сразу стали называть «Петроградской мадонной». На этом классическом полотне он изобразил женщину с младенцем на руках, которая стоит на балконе, а позади нее видна городская площадь с людьми и дома с выбитыми окнами.

В 1910-х — начале 1920-х годов Петров-Водкин разработал собственную теорию живописи и особые творческие приемы: «сферическую перспективу» ― метод изображения объектов, который давал ощущение шарообразной поверхности, и «трехцветие» ― использование красного, синего и желтого цветов.

…На холме, когда падал я наземь, предо мной мелькнуло совершенно новое впечатление от пейзажа… Я увидел землю, как планету… Очертя глазами весь горизонт, воспринимая его целиком, я оказался на отрезке шара, причем шара полого, с обратной вогнутостью, — я очутился как бы в чаше, накрытой трехчетвертьшарием небесного свода. Неожиданная, совершенно новая сферичность обняла меня…
Из книги Кузьмы Петрова-Водкина «Пространство Евклида»

Эти приемы Кузьма-Петров Водкин использовал в своих поздних работах, включая портреты и натюрморты: «Полдень», «Утро. Купальщицы», «Девушка в красном платке (Работница)», «Утренний натюрморт».

К 10-летнему юбилею Красной армии Кузьма Петров-Водкин написал картину «Смерть комиссара». На переднем плане он изобразил раненого мужчину в комиссарской форме, которому не дает упасть на землю его ординарец, на заднем плане ― подстреленного солдата и его уходящих однополчан. Полотно признали шедевром выставки Ассоциации художников революционной России, а искусствовед Яков Тугендхольд даже назвал его «гвоздем» всей экспозиции.

В 1928 году здоровье Петрова-Водкина ухудшилось, по совету врачей он почти бросил писать картины. Через несколько лет живописцу дали звание заслуженного деятеля искусств РСФСР и назначили персональную пенсию. Художник переехал из Ленинграда в Детское село и в моменты хорошего самочувствия занимался портретами своих соседей-писателей: Алексея Толстого, Вячеслава Шишкина, Андрея Белого. В остальное время он писал рассказы, повести, очерки, мемуары.

Кузьма Петров-Водкин умер 15 февраля 1939 года. Его похоронили на Волковском кладбище в Ленинграде.

1. Кузьма Петров-Водкин написал несколько пьес, одну из которых ― «Жертвенные» — поставили в Передвижном театре Павла Гайдебурова. Она рассказывала о жизни художников и была философской по содержанию. В театральном репертуаре пьеса продержалась два сезона.

2. В 1901 году Кузьма Петров-Водкин с приятелем Владимиром Сорохтиным решил поехать в Европу на велосипедах. Велосипед Сорохтина сломался и часть пути они по очереди преодолели на поездах. Добравшись до Мюнхена, Петров-Водкин успел несколько месяцев поработать в мастерской художника Антона Ашбе. С деньгами на проживание и обратный путь ему помогли сокурсники по Московскому училищу живописи, ваяния и зодчества.

3. Тарелку «Жар-птица» считают единственной работой художника в декоративно-прикладном жанре. Петров-Водкин создал ее в 1923 году.

4. После живописца его жена Мария Петрова-Водкина написала воспоминания «Мой великий русский муж», в которых рассказала об их совместной жизни. Впервые их напечатали в журнале «Волга» в 1971 году.

5. Имя Кузьмы Петрова-Водкина носят Самарское художественное училище и Хвалынская картинная галерея, которая входит в состав мемориального музея художника.