Записки путешественника:

ОБРАЗ ГЕРМАНИИ
В РУССКОМ ИСКУССТВЕ

Просвещение, немецкий романтизм и любовь к точности
Записки путешественника:
ОБРАЗ ГЕРМАНИИ
В РУССКОМ ИСКУССТВЕ
Просвещение, немецкий романтизм и любовь к точности
Совместно с «Русскими сезонами» мы подготовили специальный проект о том, как в разные века Германия влияла на российскую культуру. Для путешественников она в разные века была и страной просвещения, и военным неприятелем, и оплотом эмигрантов. Читаем про немецких композиторов, поэтов, философов и романтиков-живописцев и разбираемся, как они изменили искусство нашей страны.
Совместно с «Русскими сезонами» мы подготовили специальный проект о том, как в разные века Германия влияла на российскую культуру. Для путешественников она в разные века была и страной просвещения, и военным неприятелем, и оплотом эмигрантов. Читаем про немецких композиторов, поэтов, философов и романтиков-живописцев и разбираемся, как они изменили искусство нашей страны.
История российско-германских взаимоотношений началась в X веке: часть Священной Римской империи и Древнерусское государство были тогда торговыми партнерами. При Иване III в Ростокский университет отправили для обучения толмацкому (переводческому) делу первого русского студента в Европе — Сильвестра Малого из Новгорода. В Россию же из германских земель стали прибывать специалисты военного и оружейного дела. Всех наемных иноземцев в то время называли «немцами», что означало «немые», «не способные говорить на понятном языке». Их селили в Немецких слободах.
Организованные группы посылать за рубеж на учебу стали при Борисе Годунове — в Лондон, Стокгольм и немецкий город Любек. Ценили качественное образование и в эпоху Петра I. Если в Италию и Францию отправляли художественно одаренных учеников, то в немецкие города студенты ехали на медицинский, юридический и философский факультеты — и чаще всего в университеты Гёттингена, Кёнигсберга, Лейпцига, Страсбурга, Лейдена. По подобию немецкой строилась российская университетская система. Михаил Ломоносов учился в Марбургском университете и во Фрайберге.
Михаил Ломоносов
Михаил Ломоносов
Ученый
«В настоящее время я живу инкогнито в Марбурге у своих друзей и упражняюсь в алгебре, намереваясь применить ее к химии и теоретической физике. Утешаю себя пока тем, что мне удалось побывать в упомянутых знаменитых городах и поговорить при этом с некоторыми опытными химиками, осмотреть их лаборатории и ознакомиться с рудниками в Гессене и Зигене…»

Письмо Михаила Ломоносова Ивану Шумахеру, 1740 год
Михаил Ломоносов
Михаил Ломоносов
Ученый
«В настоящее время я живу инкогнито в Марбурге у своих друзей и упражняюсь в алгебре, намереваясь применить ее к химии и теоретической физике. Утешаю себя пока тем, что мне удалось побывать в упомянутых знаменитых городах и поговорить при этом с некоторыми опытными химиками, осмотреть их лаборатории и ознакомиться с рудниками в Гессене и Зигене…»

Письмо Михаила Ломоносова Ивану Шумахеру, 1740 год

С петровского периода утвердились русско-немецкие династические связи. Супругами царственных особ Романовых становились представители влиятельных семей. Гогенцоллерны, Ольденбургский и Мекленбургский дома, герцоги Гессенские — все они знакомили русский двор с немецкой культурой. Екатерина II пригласила на постоянное место жительство в Российскую империю германских крестьян. Они получали на льготных условиях неосвоенные земли и развивали там сельское хозяйство. Появилось знакомое и сегодня понятие «русские немцы».
В XIX столетии представители российской элиты и интеллигенции ездили в германские города на научные съезды и книжные ярмарки, знакомились с известными учеными и философами. Многие отдыхали на курортах Бад-Эмса и Баден-Бадена, посещали ботанические сады и обсерватории.
После образования единого германского государства, в 1880-е годы, российско-немецкие отношения стали ухудшаться. А в 1914 году началась Первая мировая война — Россия и Германия оказались по разные стороны фронта.
Вновь сблизились две страны во время революционных потрясений послевоенных лет. В 1922 году из Петрограда в немецкий Штеттин отправилось два «философских парохода»: Советский Союз покинули высланные деятели культуры. Среди них оказались Николай Бердяев, Питирим Сорокин, Лев Карсавин, Сергей Трубецкой, Иван Ильин и другие. В 1920-е в Германии находилось больше всего русских эмигрантов. Столицу страны даже называли «русским Берлином».
Великая Отечественная война на десятки лет определила негативное и настороженное отношение к Германии и ее народу. Смягчение произошло во второй половине XX века: как близкую по духу страну воспринимали ее восточную часть — Германскую Демократическую Республику (ГДР).
Ольга Цуцкова. Русская идея. Философский пароход. 2007. Частное собрание

Германия в русской литературе
Ольга Цуцкова. Русская идея. Философский пароход. 2007. Частное собрание
Германия в русской литературе
В XVIII веке германские земли описывали в своих письмах русские студенты — так возникал образ «страны учености». С 1750-х годов туда стали приезжать из России, чтобы посмотреть страну; многие путешественники вели дневники. Денис Фонвизин в своих заметках отмечал раздробленность земель: «Из Франкфурта ехал я по немецким княжествам: что ни шаг, то государство». Промышленник Никита Демидов отмечал художественные изыски:
Никита Демидов
Никита Демидов
Промышленник
«Пообедавши, ездили смотреть дворцы… В первом видели картинную галерею, в ней лучшие Рубенсовы, Вандиковы, Жордансовы и прочих славных пинселей (то есть художников. — Прим. ред.) картины. В сей галерее столбы мраморные лучшей нынешнего вкуса архитектуры. Она построена на горе, а внизу находится хорошо расположенный сад с теряющимися из виду аллеями, в коих во многих местах представляются биющие фонтаны и пруды».
Никита Демидов
Никита Демидов
Промышленник
«Пообедавши, ездили смотреть дворцы… В первом видели картинную галерею, в ней лучшие Рубенсовы, Вандиковы, Жордансовы и прочих славных пинселей (то есть художников. — Прим. ред.) картины. В сей галерее столбы мраморные лучшей нынешнего вкуса архитектуры. Она построена на горе, а внизу находится хорошо расположенный сад с теряющимися из виду аллеями, в коих во многих местах представляются биющие фонтаны и пруды».
Николай Карамзин вел путевые записи для читателей своего «Московского журнала». Когда он издал «Письма русского путешественника», появился новый литературный жанр — путешествие. Автор описал большие города и картинные галереи, знакомство с известными поэтами и Иммануилом Кантом, который в те годы олицетворял собой немецкое Просвещение.
Рассказывали о Германии и участники Заграничного похода Русской армии 1813−1814 годов. Основоположник русского исторического романа Иван Лажечников, поэты Федор Глинка и Андрей Раевский оставили настоящие литературные травелоги — с описанием пейзажей, местных жителей и их образа жизни. Однако как офицеры в первую очередь они обращали внимание на воинские доблести прусской армии. Например, Раевский начинал свои заметки о Германии такими словами: «Приветствую тебя, страна, освященная великими событиями прошлого, колыбель и обелиск незыблемой, несокрушимой славы Фридриха Единственного! Приветствую тебя, обитель свободы, счастия и промышленности!» Пиетет перед «немецким» появлялся в противовес галломании, которая царила в высших кругах до войны 1812 года.
Русский романтизм начала XIX столетия уходил корнями в немецкую литературу. Отечественные литераторы зачитывались произведениями Фридриха Шиллера и Иоганна Гете, Эрнста Гофмана и братьев Гримм. На русский язык их переводили Николай Новиков, Василий Жуковский, Вильгельм Кюхельбекер, Александр Грибоедов и другие писатели.
На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна,
И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим
Одета, как ризой, она.


Михаил Лермонтов, вольный перевод стихотворения Генриха Гейне
На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна,
И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим
Одета, как ризой, она.


Михаил Лермонтов, вольный перевод стихотворения Генриха Гейне

В 1820-е годы романтизированный образ «страны мыслителей и поэтов» стал настолько популярным, что литераторы стали массово ездить в Германский союз, а больше всего в Веймар — на родину многих авторов. Там они знакомились с философами и публицистами, а продолжали общение уже по переписке. Отечественные поэты-романтики не только переводили немецких авторов, но и подражали им в своих сочинениях.
Сюжеты зарубежных сказок становились основой отечественных. Пушкинские «О рыбаке и рыбке» и «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» были созвучны произведениям братьев Гримм. Фантастическими книгами Эрнста Гофмана зачитывались русские писатели долгие десятилетия. «Русским Гофманом» называли Антония Погорельского, а «Гофманом II» — Владимира Одоевского.
С помощью персонажей с немецкими корнями литераторы знакомили отечественных читателей с особым менталитетом. Пушкинский Германн из «Пиковой дамы», Андрей Штольц у Ивана Гончарова, учитель Христофор Лемм из тургеневского «Дворянского гнезда», герои Федора Достоевского формировали образ «типичного немца» — аккуратного, педантичного и сдержанного.
Дополняла его и народная молва: «русские немцы» жили бок о бок с русскими крестьянами. В частушках, поговорках создавался образ усердного, рачительного, трудолюбивого хозяина: «Русский час — десять, а немецкому и конца нет», «Немец своим разумом доходит, а русский глазами».
После Франко-прусской войны и объединения немецких земель в 1871 году Германская империя стала наращивать вооружение и бороться с другими странами за сферы влияния. Милитаристские настроения рубежа XIX–XX веков отразились в творчестве русских публицистов и литераторов.
Ты ли, пасмурный Берлин,
Хочешь, злобствуя неутомимо,
Притязать на блеск Афин
И на славу царственного Рима?
<…>
То, что было блеск ума,
Облеклося тусклою рутиной,
И Германия сама
Стала колоссальною машиною.


Федор Сологуб, «Дух Берлина», 1914 год
Ты ли, пасмурный Берлин,
Хочешь, злобствуя неутомимо,
Притязать на блеск Афин
И на славу царственного Рима?
<…>
То, что было блеск ума,
Облеклося тусклою рутиной,
И Германия сама
Стала колоссальною машиною.


Федор Сологуб, «Дух Берлина», 1914 год
В середине 1910-х многие писатели — Николай Гумилев и Николай Тихонов, Михаил Зощенко и Валентин Катаев — оказались на фронтах Первой мировой войны. Демьян Бедный, Константин Паустовский, Сергей Есенин, Михаил Булгаков, Михаил Пришвин работали санитарами и фельдшерами. А Валерий Брюсов, Илья Эренбург и Алексей Толстой ездили на поля сражений как военные корреспонденты. После войны Германии навязали Версальский мир, а когда в обеих странах свершилась революция, советские поэты выражали солидарность германским рабочим:
Это тебе дарю, Германия!
Это
не долларов тыщи,
этой песней счёта с голодом не свесть.
Что ж,
и ты
и я —
мы оба нищи, —
у меня
это лучшее из всего, что есть.


Владимир Маяковский, «Германия», 1923 год
Это тебе дарю, Германия!
Это
не долларов тыщи,
этой песней счёта с голодом не свесть.
Что ж,
и ты
и я —
мы оба нищи, —
у меня
это лучшее из всего, что есть.


Владимир Маяковский, «Германия», 1923 год
В годы революции русские деятели культуры массово уезжали из страны. В 1921–1923 годах в Германии осело много русских писателей: Владимир Набоков, Владислав Ходасевич, Марина Цветаева, Илья Эренбург и другие. Берлин даже называли «литературной столицей эмиграции». Покидать страну стали только в конце 1920-х, когда начался экономический кризис, в обществе блуждали реваншистские настроения, а партия Адольфа Гитлера набирала силу.
В 1940–1950-е годы основной темой, связанной с Германией, была Великая Отечественная война. Литературный образ страны стал крайне негативным: она олицетворяла собой жестокость, вероломство, разрушение. О войне писали Юрий Бондарев и Борис Васильев, Константин Симонов и Александр Твардовский, Ольга Берггольц и Юлия Друнина.
И это страна великого Маркса?
Это бурного Шиллера дом?
Это сюда меня под конвоем
Пригнал фашист и назвал рабом!
И стенам не вздрогнуть от «рот фронта»?
И стягу спартаковцев не зардеть?
Ты ударил меня, германский парень,
И еще раз ударил… За что? Ответь!..


Муса Джалиль, «В стране Алман», 1943 год
И это страна великого Маркса?
Это бурного Шиллера дом?
Это сюда меня под конвоем
Пригнал фашист и назвал рабом!
И стенам не вздрогнуть от «рот фронта»?
И стягу спартаковцев не зардеть?
Ты ударил меня, германский парень,
И еще раз ударил… За что? Ответь!..


Муса Джалиль, «В стране Алман», 1943 год
Потребовалось много времени, чтобы штампы военных лет забылись и можно было снова заговорить об общих интересах двух стран. Связующим звеном между ними стала советская Германия — ГДР.
Павел Филонов. Германская война. 1915. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Германия
в художественных образах
Павел Филонов. Германская война. 1915. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Германия
в художественных образах
Российские ценители живописи познакомились с немецким изобразительным искусством при Петре I. В Петербург приглашали известных мастеров, которые учили молодых художников. Основатель русской портретной школы Иван Никитин учился у Иоганна Готфрида Таннауэра — «первого придворного живописца» Петра I.
Иоганн Готфрид Таннауэр. Портрет Петра I. 1716
Музеи Московского Кремля, Москва
Иван Никитин. Портрет Петра I. 1721
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
При Елизавете Петровне смотрителем императорской галереи был художник-немец. Георг Кристоф Гроот покупал для нее в Европе картины голландских, фламандских и немецких мастеров. Его брат Иоганн Фридрих Гроот стал первым педагогом Академии художеств по классу «зверей и птиц». Последователями живописца стали русские анималисты — Михаил Иванов и Карл Фридрих Кнаппе, Петр Каменев и Дмитрий Борисов.
В 1764 году Екатерина II купила у берлинского купца Иоганна Эрнста Гоцковского большое художественное собрание. С него началась история Эрмитажа, которым тоже занимались немцы: Лукас Конрад Пфандцельт реставрировал картины, а Карл Кёллер систематизировал коллекции.
Франц Герхардт фон Кюгельген. Император Павел I с семьей. 1800
Государственный музей-заповедник «Павловск», Павловск, Санкт-Петербург
Иоганн Фридрих Гроот. Павлин. 1784
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Георг Кристоф Гроот. Конный портрет императрицы Елизаветы Петровны с арапчонком. 1743
Государственная Третьяковская галерея, Москва
Немецкий романтизм начала XIX века отразился и в живописи — в виде направления «бидермейер». Название оно получило от псевдонима немецкого поэта Людвига Айхродта и переводилось как «обывательский», или «простодушный». Художники этого направления изображали своих героев в домашней камерной обстановке — в библиотеках и кабинетах, — окруженных привычными предметами быта. Черты стиля «бидермейер» можно найти в работах Алексея Венецианова, Василия Тропинина, Федора Толстого.
Проникала в художественную среду и немецкая философия. Орест Кипренский общался с Гете. Александра Иванова увлекала концепция искусства Шиллинга, история религии Давида Штрауса и творчество «назарейцев» — немецких художников-романтиков, которые стилизовали свои полотна под живопись Средневековья и Ренессанса. Так появился замысел его библейских сюжетов.
Русские художники посещали Германию, путешествуя по Европе. Иван Соколов, Евграф Сорокин, Карл Рабус оказались в немецких землях в середине XIX века и оставили немало путевых пейзажных зарисовок. До второй половины столетия учиться живописи в основном, ездили в Италию с ее античным и ренессансным наследием и во Францию со смелым новаторским подходом к искусству. А после популярным направлением для пенсионеров стала и Германия. Ездили чаще всего в Берлин, Дрезден, Дюссельдорф, Дармштадт и Мюнхен. Александр Коцебу работал в Мюнхене над картинами в батальном жанре для Зимнего дворца. Николай Астудин брал уроки у пейзажиста Карла Ротмана и оставил целое собрание картин с видами природы. Отечественные художники участвовали и в зарубежных выставках в немецких городах.
На рубеже XIX–XX веков мирискусники Валентин Серов, Филипп Малявин, Константин Сомов, Мстислав Добужинский обращались к творчеству Гофмана, немецких реалистов и символистов. Их картины экспонировались на выставке русского искусства Сергея Дягилева в Берлине в 1906 году.
Александр Бенуа. В Немецкой слободе. Отъезд царя Петра I из дома Лефорта. 1909
Частное собрание
Александр Коцебу. Сражение при Кунерсдорфе. 1848
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Николай Астудин. Вид города Бахарах. Из альбома гравюр на меди «Рейнские замки и ландшафты». 1911
Частное собрание
Немецкий экспрессионизм был близок авангардистам Аристарху Лентулову, Павлу Филонову, Наталии Гончаровой, Василию Кандинскому.
Мирный диалог русско-немецких художников прервала Первая мировая война. Кузьма Петров-Водкин и Василий Шухаев, Митрофан Греков и Петр Кончаловский, Казимир Малевич и Михаил Ларионов отправились на фронт, а свои впечатления воплотили в картинах и рисунках.
Марк Шагал. Раненый солдат. 1914
Художественный музей Филадельфии, Филадельфия, Пенсильвания, США
Казимир Малевич. «Эх ты немец». Лубок на стихи Владимира Маяковского. 1914
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Кузьма Петров-Водкин. На линии огня. 1916
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
После войны многие художники уезжали в Германию — кто вынужденно, кто добровольно. Сын Григория Мясоедова Иван эмигрировал из России в 1921 году. В Германии он писал портреты известных людей. На лечение уехал в Германию и не вернулся в СССР художник Леонид Пастернак. С супругой, поволжской немкой, покинул Россию Николай Загреков. В Берлине он сблизился с художниками «новой вещественности» — они противопоставляли себя экспрессионистам и провозглашали «возврат к позитивной и конкретной реальности».
Рапалльский договор 1922 года восстановил дипломатические отношения между Веймарской Германией и СССР. Началась недолгая, но плодотворная пора сотрудничества. В Берлине прошла Первая художественная выставка искусства Советской России. Картины немецких художников — Отто Нагеля, Эрика Йохансона, Генриха Даврингхауза, Вильгельма Лахнита — выставлялись в Москве, Ленинграде, Саратове, Казани, Перми.
Николай Загреков. Портрет госпожи фон Штрюк. 1929
Музей Георга Кольбе, Берлин, Германия
Иван Мясоедов. Берлин. 1920-е
Частное собрание
Леонид Пастернак. Остров Рюген. На берегу. 1906
Частное собрание
В годы Великой Отечественной войны художники делали репортажные зарисовки, по которым позже создавали батальные полотна. Процветала агитация: рисовали карикатуры, сатирические плакаты и открытки, в которых высмеивали врага. Известными карикатуристами в годы войны были Михаил Куприянов, Порфирий Крылов и Николай Соколов, которые подписывались общим псевдонимом Кукрыниксы.
Аркадий Пластов. Фашист пролетел. 1942
Государственная Третьяковская галерея, Москва
Дементий Шмаринов. Фашистская орда. Из цикла «Не забудем, Не простим!». 1942
Государственная Третьяковская галерея, Москва
Александр Дейнека. Берлин. Наводят мосты. 1945
Курская государственная картинная галерея имени А.А. Дейнеки, Курск
Постепенно образ Германии обретал мирные черты в творчестве Юрия Пименова, Дмитрия Налбандяна и других художников послевоенного времени.
Дмитрий Налбандян. Германия. Дрезден. 1972
Частное собрание
Николай Загреков. Портрет Вилли Брандта (на трибуне). 1976
Частное собрание
Дмитрий Налбандян. Германия. Потсдам. 1972
Частное собрание
Дмитрий Налбандян. Германия. Потcдам. Музейный дворик. 1972. Частное собрание
Немецкие мотивы в музыке
Дмитрий Налбандян. Германия. Потcдам. Музейный дворик. 1972. Частное собрание
Немецкие мотивы в музыке
Начиная с XVI века главным центром иностранной жизни была Немецкая слобода. Именно там селились и оставались подолгу жить зарубежные гости, а русские посетители знакомились с заграничной культурой. Здесь можно было услышать орган, протестантский хорал и немецкую светскую музыку. Петр I часто посещал слободу — ему нравились выступления капеллы герцога Карла Фридриха Гольштейн-Готторпского и саксонских волынщиков. Там же работал театр Иоганна Кунста, в котором ставили «зингшпили» — комические оперы с диалогами между музыкальными номерами.
Со второй половины XVIII века на службу в Российскую империю начали приезжать немецкие композиторы. Европа уже говорила о талантах Иоганна Себастьяна Баха и Георга Фридриха Генделя. Иоганн Пальшау, Иоганн Гесслер, Герман Раупах, Матиас Стабингер писали вариации на русские народные мелодии, которые напоминали протестантский хорал.
Сочинения немецких музыкантов времен романтизма — Карла фон Вебера, Роберта Шумана, Рихарда Вагнера — оказали влияние на русских авторов. В духе эпохи «бури и натиска» писали романсы Николай Титов, Александр Варламов, Александр Алябьев и Модест Мусоргский, а в XX веке — когда это музыкальное течение снова стало популярным — Николай Метнер и Сергей Танеев.
«Горные вершины» (музыка Александра Варламова, слова Михаила Лермонтова)
Николай Астудин. Альпийский пейзаж. 1871. Частное собрание
В 1830-е годы поехал в Германию Михаил Глинка, чтобы укрепить здоровье на минеральных водах и посмотреть Берлин. Заодно композитор давал уроки пения и учился сам — у видного теоретика музыки Зигфрида Дена. Он писал: «Мне здесь в Берлине приходится так по душе, что и высказать не могу», добавляя иногда «Здесь я дома».
В середине XIX века немецкая музыка переживала подъем: писали свои знаменитые произведения Роберт Шуман, Феликс Мендельсон, Рихард Вагнер. Русские композиторы ездили в Германию на презентации новых музыкальных сочинений, общались с философами и музыкантами. Композитор Антон Рубинштейн во время обучения в Германии познакомился с Феликсом Мендельсоном, автором знаменитого «Марша». Композитор увлекся немецкой музыкой и стал одним из первых в России писать популярные тогда в Европе «оратории» — крупные драматические музыкальные сочинения, которые исполняли солисты с хором и симфоническим оркестром.
Антон Рубинштейн. Оратория «Потерянный рай»
Александр Иванов. Явление Христа народу. 1837–1857. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Петр Чайковский ездил в Германию на музыкальные фестивали и громкие премьеры. Свою вторую оперу, «Ундину», он поставил по поэме немецкого романтика Фридриха де ла Мотта-Фуке, а балет «Щелкунчик» — по мотивам сказки Гофмана. Сюжет о прекрасной принцессе, которую колдун превратил в лебедя, — основу балета «Лебединое озеро» — Чайковский нашел в старинной немецкой легенде.
С началом Первой мировой войны контакты между немецкими и русскими музыкантами прекратились. В творениях отечественных композиторов, как и в других видах искусства, появились универсальные идеи, посвященные окончанию войны и наступлению мира.
Михаил Владимиров. Меланхолический вальс «Стоны войны»
Петр Кривоногов. Победа. 1948. Государственная Третьяковская галерея, Москва
В германские «золотые двадцатые» — так называют 1924−1929 годы — творческое сотрудничество возобновилось. С концертами в СССР приезжали Георг Куленкампф, Герман Абендрот, Ганс Кнаппертсбуш и Отто Клемперер. В 1940-е годы сотрудничество вновь сошло на нет. Во время Великой Отечественной войны в советской музыке звучали характерные темы — борьбы, победы, памяти павших героев, жертвенности и милосердия.
В 1960–70-е годы память о войне вдохновляла советских композиторов на новые произведения.
Николай Астудин. Средневековый вид на город или деревню (на Среднем Рейне?). 1887. Частное собрание
Германия в русской архитектуре
Николай Астудин. Средневековый вид на город или деревню (на Среднем Рейне?). 1887. Частное собрание
Германия в русской архитектуре
Первыми образцами германской архитектуры в России стали лютеранские церкви — Святого Михаила и Святых Петра и Павла. Их возвели в Москве в середине XVII века на правом берегу реки Яузы, когда строили Новую Немецкую слободу — взамен прежней, сгоревшей во время Смуты.
Еще во время Великого посольства в Европу, в 1697–1698 годах, Петр I и его сподвижники познакомились с архитектурой Германии — средневековыми крепостями и готическими соборами. Они привезли из путешествия не только впечатления, но и книги по архитектуре, с помощью которых российские архитекторы позже изучали европейское городское строительство.
По приглашению Петра в Петербург стали приезжать архитекторы из Германии — мастера зрелого немецкого барокко. Андреас Шлютер спроектировал грот в Летнем саду — в 1777 году его уничтожило наводнение. Теодор Швертфегер работал над Александро-Невской лаврой и создал проект центральной части здания Двенадцати коллегий. Иоганн Готфрид Шедель построил Дворец Меншикова на Васильевском острове и здания в Ораниенбауме, Кронштадте, Стрельне.
Со временем в «страну учености и просвещения» стали ездить и пенсионеры Академии художеств. Одними из первых архитекторов-стажеров были Иван Ветошников и Юрий Фельтен.
В XIX веке петербургские «русские немцы» спонсировали строительство лютеранских храмов. В 1830-е Александр Брюллов перестроил кирху Святого Петра. Строились и новые — Петрикирхе, Анненкирхе, Катериненкирхе.
Во время и после Первой мировой войны появились архитектурные и скульптурные сооружения в память о боевых действиях и жертвах.
Новые потрясения 1941–1945 годов вызвали всплеск в монументальном искусстве. Скульпторы и ваятели выезжали на фронт и делали зарисовки с натуры. Портретные галереи в камне создали Вера Мухина, Николай Томский, Иван Першудчев, Лев Кербель, Евгений Вучетич.
По итогам войны в 1945 году Советскому Союзу отошел немецкий город Кёнигсберг, переименованный позднее в Калининград. Здесь сохранились тевтонские замки, прусские кирхи и бастионы, мощеные улицы — правда, пострадавшие в результате бомбардировок. Русские и немецкие архитекторы восстанавливали облик города вместе — с последней трети XX века.
Автор: Татьяна Григорьева

Главное изображение:
Богдан Виллевальде. Лейб-гвардии конный полк в немецком городке.
Не позднее 1903. Частное собрание