Публикации раздела Литература

Винни-Пух в советских книжках

Алан Милн написал книгу о Кристофере Робине и его плюшевых друзьях в 1926 году. Первым ее проиллюстрировал Эрнест Шепард — известный карикатурист и иллюстратор, а прототипом Винни-Пуха стала игрушка его сына. Книга с иллюстрациями Шепарда обрела известность, а образ медвежонка узнаваем и сегодня. Однако в истории книжной иллюстрации были и другие Пухи — «Культура.РФ» собрала самые известные рисунки советских художников.

Первые советские иллюстраторы: Лаптев, Храпковский, Порет

Художники СССР начали узнавать о толстячке Винни еще в 1939 году, но тогда в журнале «Мурзилка» выходили только некоторые главы с редкими картинками. Первую публикацию «Винни-Пуха» проиллюстрировал Алексей Лаптев, главу в №9 за 1939 год — Михаил Храпковский.

Рисунки к первой книге о плюшевом медвежонке на русском языке — ее перевел Борис Заходер — сделала в 1960-х годах Алиса Порет, ученица Кузьмы Петрова-Водкина и Павла Филонова. Художница вспоминала, что рассказы запустили ее воображение с первой главы.

«Наиболее удавшиеся книги были те, которые при первом прочтении я мысленно рисовала, ― как было, например, с «Винни-Пухом»
Алиса Порет

Образы ее героев разительно отличались от оригинальных английских. Рисунки были цветными, а персонажи — менее реалистичными. Так произведение обрело новый облик.

Борис Заходер впервые перевел произведение Алана Милна целиком, и этот перевод по сей день считается одним из лучших. В 1960–80-е годы книга о Винни-Пухе выходила во множестве советских издательств.

Лидия Шульгина

Лидия Шульгина с детства мечтала соединить две свои страсти — литературу и рисование. Художница писала: «Мне не нравится, когда иллюстрации отводится скучная роль растолковывать текст. Поэтому всегда стараюсь нарисовать полную картину мира, предлагаемого автором, в котором герои смогут жить самостоятельной жизнью, создавая новые ситуации. Про себя я называю это параллельной сказкой».

Ее герои наивны и серьезны одновременно — из-за особенной техники рисунка: мелкие точки придают объем и глубину, а персонажей делают мягкими и доверчивыми.

Эдуард Назаров

Эдуард Назаров вместе с Федором Хитруком работал над мультфильмом о медвежонке Пухе. После премьеры он решил иллюстрировать рассказы самостоятельно.

«Это был не медвежонок, а взбесившийся одуванчик, существо неопределенной формы: шерстяное, колючее, будто сделанное из старой швабры, потерявшей форму. Уши — как будто их кто-то жевал, но не успел отъесть одно из них. Нос — где-то на щеке; разные глаза; да и все у него было врастопырку. Но что-то в этом было!»
Эдуард Назаров

Художник вспоминал, что упитанному Пуху сложно было придать естественные движения в статичных рисунках. Назаров изрисовал тонны бумаги, прежде чем появился гармоничный образ медвежонка.

Виктор Чижиков

Художник Виктор Чижиков начал рисовать еще в детстве: из-за дальтонизма ему подписывали цветные карандаши. Позже Чижиков стал знаменит не только на всю страну, но и за рубежом: он создал талисман Олимпийских игр 1980 года — веселого Мишку с разноцветным ремнем на животе.

Книга с иллюстрациями о Винни-Пухе появилась спустя шесть лет. Виктор Чижиков придумал медведя, который не был похож ни на предыдущие «версии себя», ни на олимпийский образ. Приключения щекастого увальня Пуха и его друзей разворачивались на фоне волшебного акварельного леса — с таинственными зарослями и уютными домиками в деревьях.

Борис Диодоров

Борис Диодоров с 1958 года проиллюстрировал более 300 книг и вошел в Почетный список Андерсена Международной ассоциации детской и юношеской литературы — как один из лучших иллюстраторов детской книги в мире. К каждому произведению художник подбирал свои приемы и техники. В рассказах о Винни-Пухе он использовал перо и акварель, создав мягкую уютную сказку — плюшевую, как сам медвежонок.

Автор: Александра Кунтина

Смотрите также

Кто научил говорить по-русски Карлсона и Винни-Пуха
Переводчики любимых детских сказок.
Картинки из детства
Сказочные художники-иллюстраторы.
Винни-Пух и другие… обрусевшие британцы Бориса Заходера
«Титул детского поэта закрывал мне путь во взрослую поэзию».