Публикации раздела Музеи

7 фактов из жизни художника Константина Сомова

Константин Сомов был одноклассником русского живописца Александра Бенуа и одним из основателей художественного объединения «Мир искусства». Он учился у Ильи Репина, восхищал своим мастерством Кузьму Петрова-Водкина, писал портреты Александра Блока и Сергея Рахманинова. А еще Сомов создавал статуэтки для Императорского фарфорового завода и эскизы костюмов для балерины Тамары Карсавиной. Рассказываем о 7 интересных фактах из жизни художника.

Отец Константина Сомова работал в Эрмитаже и хотел, чтобы сын стал художником

Константин Сомов родился в дворянской семье в Петербурге. Его отец служил хранителем Эрмитажа, посещал вольные классы Императорской Академии художеств, коллекционировал живописные полотна. Мать получила разностороннее образование, пела и играла на пианино. Константин Сомов рисовал с малых лет, но называл свои работы неудачными, а себя самого — бездарным. Однако отец считал его очень способным и, вероятно, повлиял на то, чтобы сын стал художником.

Друг Сомова и частый гость семьи русский живописец Александр Бенуа вспоминал: «Заверения Андрея Ивановича в том, что «ево сынишко» гениален, перестали вызывать во мне иронический отклик, я начинаю верить им, и только сам Костя продолжает жаловаться на свою бездарность, чем как бы напрашивается на усиление тех же приободрений и понуканий».

В итоге Константин Сомов поступил в петербургскую Академию художеств.

Сомов был одним из основателей «Мира искусства»

Художественное объединение «Мир искусства» появилось в конце 1890-х годов. Оно проповедовало живописные традиции символизма и модерна, а также выступало против творчества передвижников и академического искусства как «школы безвкусицы»​​. Среди организаторов и участников общества были Александр Бенуа, публицист Дмитрий Философов, музыкант Вальтер Нувель, с которыми Константин Сомов учился в гимназии Карла Мая.

В 1898 году «Мир искусства» стал выпускать журнал под таким же названием. Сомов создавал для издания обложки и виньетки — обычно рисунки в стиле модерн и орнаменты с цветочными мотивами. А картины художника участвовали во всех выставках мирискусников.

Илья Репин был наставником Константина Сомова, но критиковал его работы

В петербургской Академии художеств Константин Сомов попал в класс Ильи Репина. Тот считал его одним из своих самых талантливых учеников. Когда возникло объединение «Мир искусства», Репин поначалу его поддерживал и даже состоял в редколлегии журнала. Но мастер не одобрял нападки на русскую школу, академическую живопись и передвижников. В итоге Репин порвал связи с мирискусниками. А весной 1899 года в еженедельном журнале «Нива» напечатали его послание с критикой их произведений. Своего ученика Сомова художник назвал «бедным калекой-уродцем».

Я же знаю этого способного юношу и понять не могу его притворства в напускании на себя такой детской глупости в красках, как его зеленая травка, такого идиотизма, как сцены его композиций с маленькими выломанными уродцами, лилипутами.

Сомов надолго запомнил отзыв бывшего учителя. Много позже он писал сестре, как критично смотрит на свои старые работы и вспоминает слова Репина.

Современники разругали картину Константина Сомова — портрет Александра Блока

Художник часто писал портреты и даже создал новое направление — ретроспективное. Он изображал своих моделей в нарядах прошлых эпох, а фоном служили старые парки. Сомову позировали художница Елизавета Мартынова, писатель Федор Сологуб, композитор Сергей Рахманинов, поэт Вячеслав Иванов и многие другие.

В 1907 году Сомов по заказу журнала «Золотое руно» выполнил портрет поэта Александра Блока. Большинство современников отнеслись к работе негативно. Журналист Сергей Маковский отметил странную «застылость лица», поэт Павел Мухотин — «трупную плоть», а поэт Андрей Белый — чрезмерно подчеркнутые «вампирские губы». Писатель Иван Бунин говорил, что Сомов изобразил «классическое мертвое лицо». Тетка Блока, Мария Бекетова, писала: «…эти тусклые шерстяные волосы произвели тяжелое впечатление на родственников и друзей».

Сам Блок работу сначала одобрил, но несколько лет спустя он изменил свое мнение: «Портрет Сомова мне не нравится. Сомов в этом портрете отметил такие мои черты, которые мне самому в себе не нравятся». Сейчас картина находится в Третьяковской галерее.

Сомов был художественным консультантом Императорского фарфорового завода

Константин Сомов хорошо разбирался в фарфоре, коллекционировал его, посещал европейские аукционы. В письме художнику Степану Яремичу он писал: «Моя фарфоровая болезнь дошла до крайних пределов. Во сне я вижу фарфоровые группы». В 1913 году в петербургской типографии «Сириус» художник издал каталог своей коллекции, который содержал 65 наименований.

Коллекция фарфора Сомова была столь ценна, что после революции в 1917 г. Луначарский выдал ей охранную грамоту.
Татьяна Астраханцева, статья «Русский фарфор и «Мир искусства»

В начале XX века Сомов сотрудничал с Императорским фарфоровым заводом и создал для него три статуэтки — «Даму с маской​», «Влюбленных» и «На камне​». Ограниченные тиражи он раскрасил вручную.

Каждый из сделанных немногих экземпляров пройден мною самим еще в фарфоре до обжига и потом мною же самим раскрашен различно. <…> Я эти вещи проработал кропотливо более года, они раскрашены мною очень детально и тонко.
Из письма Александру Бенуа, 1907 год

Фарфоровые статуэтки Сомова быстро стали популярными и отлично продавались. Они участвовали в отечественных и европейских выставках. Копии его скульптур выпускали и до революции, и после нее, а «Даму с маской​» и «Влюбленных​» Императорский фарфоровый завод создает и сегодня. Старинные фигурки работы Константина Сомова сейчас хранятся в музеях и частных коллекциях.

Кузьма Петров-Водкин считал работы Сомова совершенством, а тот называл его дураком

Кузьма Петров-Водкин работал вместе с ним в Петроградских государственных свободных художественных учебных мастерских и считал Сомова человеком тактичным, но внимательным только к друзьям и близким. Он восхищался его мастерством. В своих воспоминаниях о «Мире искусства» Петров-Водкин написал: «Работал Сомов много и упорно. Что касается техники темперы, он ее поднял на высоту французских мастеров XVIII века. Работа «по-сырому», требующая иконописной точности красочного расплыва, Сомовым доведена до совершенства».

Мнение Константина Сомова о коллеге и его работах было противоположным, в своих дневниках он называл Петрова-Водкина скучным, тупым и претенциозным дураком.

Художник дружил с балериной Тамарой Карсавиной и рисовал для нее эскизы костюмов

Сомов высоко ценил талант балерины Тамары Карсавиной, часто ходил на ее выступления и считал, что она «проста, чиста и элегантна». Они были знакомы с 1910-х, поддерживали общение. Вместе с супругом, британским дипломатом Генри Брюсом, Карсавина ходила к художнику в гости и принимала его у себя. Когда она узнала, как Сомов любит произведение древнегреческого писателя Лонга «Дафнис и Хлоя», то подарила ему редкий экземпляр 1745 года.

По просьбе Карсавиной художник создал эскизы балетных костюмов для ее американского турне. Балерине они очень понравились — по словам Сомова, это был «успех, успех, успех».

…Я только что кончил рисунки костюмов для Тамары (Карсавиной). <…> Костюм субретки и партнер (костюм лакея), маркизы и ее кавалера и костюм неглиже. Все это для музыки Моцарта.
Из письма сестре Анне Михайловой, 1924 год

В 1909 году художник создал эскиз костюма для другой известной балерины — Анны Павловой. Это был наряд классической героини итальянской комедии масок Коломбины.


Автор: Инна Докучаева

Смотрите также