Владимир Боровиковский
Персона

Владимир Боровиковский

Годы жизни:
04 августа 1757 — 18 апреля 1825
Страна рождения:
Украина
Сфера деятельности:
Художник
Содержание

Владимир Боровиковский переехал из Миргорода в Петербург и стал известным художником, когда ему был 31 год. Портреты у него заказывали Екатерина II и Павел I, члены императорской семьи, петербургские дворяне. Прославился Боровиковский и как иконописец: он создал образа для Казанского собора и для церкви Смоленского кладбища в Петербурге.

Владимир Боровиковский родился 4 августа 1757 года в украинском городе Миргороде. Его отец Лука Боровиковский происходил из казаков. Оставив военную службу, он занялся иконописью, создавал фрески в храмах и монастырях.

Владимир Боровиковский учился рисованию под руководством отца, а потом помогал ему выполнять заказы. На своих первых портретах будущий художник изображал миргородских дворян. Искусствовед Александр Майкапар писал: «Творчество Боровиковского в то время не выходило за рамки полуремесленного искусства».

В 1770-х Боровиковский познакомился с поэтом Василием Капнистом, который тогда был предводителем дворянства Миргородского уезда. В 1787 году Капнист пригласил художника расписать дом в Кременчуге, где должна была остановиться императрица Екатерина II. Она проезжала через этот город по дороге в Крым.

Роспись стен и живописные панно, которые создал Боровиковский, понравились Екатерине II, и она пригласила художника переехать в Петербург. В 1788 году Боровиковский прибыл в столицу. Первое время он жил у архитектора и поэта Николая Львова. Тот познакомил художника со своими друзьями — писателями Гавриилом Державиным и Иваном Хемницером. Кроме того, Львов помог Боровиковскому найти учителей живописи — портретистов Дмитрия Левицкого и Иоганна Лампи.

В 1790-х Владимир Боровиковский стал получать первые заказы. Одной из его ранних работ стал портрет горничных Лизоньки и Дашеньки, которые служили в семье Львовых. Искусствовед Александр Майкапар писал об этой работе: «Брюнетка кажется серьезной и мечтательной, а блондинка — живой и смешливой. Но все это выражено в полутонах, в тонких оттенках».

В эти годы Боровиковский продолжал писать иконы. В начале 1790-х он создал 37 образов для главного собора Борисоглебского монастыря в Торжке.

В 1794 году Владимир Боровиковский написал «Портрет Екатерины II на прогулке в Царскосельском парке». Другие художники обычно изображали императрицу в парадных нарядах и с атрибутами власти — скипетром и державой — или в образе древнегреческой богини правосудия Фемиды. Боровиковский же запечатлел Екатерину II во время прогулки с собакой — на картине императрица была изображена в кружевном чепце и домашней одежде. За этот портрет живописец получил звание «назначенного в академики» — чтобы стать академиком, ему нужно было выполнить задание от Совета Академии.

В середине 1790-х Боровиковский увлекся миниатюрой. Живописец создал небольшие картины, на которых изобразил поэта Василия Капниста и архитектора Адама Менеласа. В эти же годы он написал портрет кормилицы семьи Львовых — крестьянки Христиньи. Боровиковский. Он сделал акцент на наряде героини и детально прописал ее сарафан, рубашку и кокошник.

Боровиковский стал популярным художником. Картины у него заказывали петербургские дворяне, члены императорской семьи. В 1795 году Владимир Боровиковский получил звание академика живописи за портрет великого князя Константина Павловича. В следующем году по просьбе Екатерины II художник изобразил персидского принца Муртазу-Кули-хана, который лишился своих владений после переворота в Иране и бежал в Россию. Екатерина планировала вернуть Муртазу-Кули-Хана на персидский трон и с его помощью подчинить Закавказье.

После смерти Екатерины II картины Боровиковскому заказывал Павел I. В конце 1790-х художник изобразил дочерей императора — Александру и Елену. В 1796 году живописец получил от императора заказ на парадный портрет. Для него Павел I позировал Боровиковскому лично. Второе изображение российского правителя художник создал через четыре года, когда Павел I вступил в Мальтийский орден. В этот раз император уже не позировал живописцу: его лицо Боровиковский писал с портрета Степана Щукина. Искусствовед Михаил Алленов писал об этой картине: «Заказ на портрет от Академии художеств был инспирирован тем обстоятельством, что… Павел в 1799 году произвел в Зимнем дворце церемонию возложения на себя короны великого магистра ордена, что влекло за собой повторение коронационного портрета в новом ранге».

В 1797 году придворный чиновник Степан Лопухин попросил Боровиковского нарисовать его жену — Марию Лопухину. Этот портрет художник написал в стиле сентиментализма. Часто персонажей на таких картинах изображали в спокойных позах на фоне природы.

Это полотно — признанный шедевр Боровиковского, ярчайшее воплощение эстетических идей сентиментализма. Мастеру оказался очень близок лозунг, выдвинутый поэтами и теоретиками нового направления: изображать природу естественной и не приукрашенной, а чувства — истинные (в противоположность ложному — условному, как они полагали, — пафосу классицизма). Образ Марии Лопухиной пленяет нежной меланхоличностью, необыкновенной мягкостью черт лица и внутренней гармонией, которая ощущается во всех художественных и живописных элементах картины: в позе героини, повороте очаровательной головки, выражении лица.
Александр Майкапар. «Боровиковский» (книга из серии «Великие художники)

Позже, в 1885 году, портрет Марии Лопухиной увидел поэт Яков Полонский. Под впечатлением от картины он написал стихотворение «К портрету»:

Она давно прошла, и нет уже тех глаз,
И той улыбки нет, что молча выражали
Страданье — тень любви, и мысли — тень печали.
Но красоту ее Боровиковский спас.

В 1797 году Владимир Боровиковский написал портрет Елизаветы Тёмкиной — предполагаемой дочери Екатерины II и ее фаворита Григория Потёмкина. Картину живописцу заказал ее опекун — племянник Потёмкина Александр Самойлов. Художнику он писал: «Пускай Елизавета Григорьевна будет написана таким образом, чтоб шея была открыта, а волосы растрепанными буклями лежали на оной без порядку». Через год Боровиковский написал второй портрет Тёмкиной. На овальной миниатюре она была изображена в образе римской богини охоты Дианы. Внук Тёмкиной, Константин Калагеорги, писал о работе художника: «Портрет моей бабушки имеет втройне историческое значение — по личности художника, по личности моей бабушки и как тип красавицы восемнадцатого столетия, что составляет его ценность совершенно независимо от модных течений современного нам искусства».

В конце 1790-х Боровиковский написал портреты дочери директора Императорских театров Елены Нарышкиной и фрейлины Екатерины Арсеньевой. Художник часто заканчивал портреты по памяти, а не с натуры, поэтому изображал героинь в похожих позах.

В 1800–1801 годах Боровиковский работал над портретом князя Александра Куракина, друга Павла I. Художник написал его на фоне Михайловского замка — петербургской резиденции императора. Рядом с Куракиным живописец изобразил бюст Павла I.

В 1800-х Владимир Боровиковский начал создавать семейные групповые портреты. Среди них картины «Портрет Анны Евдокимовны Лабзиной с воспитанницей», «Портрет графини Анны Ивановны Безбородко с дочерьми Любовью и Клеопатрой». На каждом полотне художник изображал героинь в похожих позах и подбирал гармоничные цвета для их нарядов. О картине «Портрет сестер княжон Анны Гаврииловны и Варвары Гаврииловны Гагариных» искусствовед Ирина Чижова писала: «Сестры изображены в нерасторжимом единстве, они музицируют на лоне природы в неясных мечтах о любви, красоте, духовных радостях. <...> Поэзия сердец и музыка слились воедино, и имя этому единству — гармония».

Кроме дворян и императорского двора Боровиковский получал заказы от церкви. Несколько раз он изображал духовных лиц: российских митрополитов Михаила и Амвросия, главу Грузинской православной церкви Антония.

Боровиковский создавал картины на религиозные сюжеты, писал иконы. Племянник живописца Иван Боровиковский вспоминал: «Приготовив холст или доску для иконы, он заставлял читать вслух Евангелие или житие святого, которого изобразить предположил, и, остановясь на каком-либо тексте или листе читаемого, прерывал чтение и начинал работать».

По рекомендации графа Александра Строганова Боровиковского пригласили работать над убранством Казанского собора в Петербурге. Там он создавал иконы вместе с художниками Григорием Угрюмовым, Алексеем Егоровым, Василием Шебуевым и Андреем Ивановым. Художник писал своему племяннику Антону Горковскому: «Я занят трудами моими непрерывно. Теперь главная моя обязанность для Казанского великолепно строящегося собора».

Боровиковский преподавал в Академии художеств, где в декабре 1802 года получил звание советника. В числе его студентов были художники Алексей Венецианов и Иван Бугаевский-Благодарный.

С 1802 года Боровиковский состоял в масонской ложе «Умирающий сфинкс», которую создал секретарь Академии художеств Александр Лабзин. В нее, кроме живописца, входили художник Дмитрий Левицкий, писатель Сергей Аксаков, архитектор Александр Витберг. В 1819 году живописец присоединился к мистическому кружку Екатерины Татариновой. В своих записных книжках Боровиковский отмечал, что вступал в тайные общества, чтобы «чувствовать теплоту сердечную». Однако вскоре он разочаровался в кружке Татариновой: «Все мне кажутся чужды… одно высокомерие, гордость и презрение. Ни одного нет ко мне искреннего, и я ни одного и не усматриваю, которому бы я хотел подражать».

В 1820-х Боровиковский написал картины «Бог Отец, созерцающий мертвого Христа», «Богоматерь с младенцем в сонме ангелов». В то же время он продолжал создавать портреты на заказ.

В последние годы жизни Боровиковский работал над иконостасом церкви Смоленского кладбища в Петербурге, однако закончить его не успел. Он умер 18 апреля 1825 года. Художник Алексей Венецианов писал: «Почтеннейший и великий муж Боровиковский кончил свои дни, перестал украшать Россию своими произведениями…» Похоронили живописца на Смоленском кладбище в Петербурге. В 1931 году его могилу перенесли в Александро-Невскую лавру.

Боровиковский не был женат и не имел детей. В завещании он просил раздать беднякам свое имущество, «состоящее в нескольких картинах, небольшом количестве книг, денег и в прочих домашних вещах».

В XIX веке картины Владимира Боровиковского хранились в частных коллекциях и украшали дворянские усадьбы. После революции они были национализированы и переданы в Третьяковскую галерею.

Уточните ваше местоположение
Так мы будем полезнее для вас и отобразим в каталогах музеев, театров, библиотек и концертных площадок те учреждения, которые находятся рядом с вами.