Иван Билибин
Персона

Иван Билибин

Годы жизни:
16 августа 1876 — 07 февраля 1942
Страна рождения:
Россия
Сфера деятельности:
Художник
Содержание

Первую иллюстрацию Билибин нарисовал в 1899 году к «Сказке об Иване-царевиче, Жар-птице и о Сером волке», вдохновившись работами Васнецова. Следующие 40 лет художник обращался к русским народным сказкам и былинам. Его графические серии скупали Русский музей и Третьяковская галерея, а эскизы декораций заказывали театры от Буэнос-Айреса до Парижа.

Иван Билибин родился в поселке Тарховка недалеко от Петербурга. Его отец, Яков Билибин, был главным врачом в военно-морском госпитале в Либаве (сегодня — Лиепая, Латвия). Мать, Варвара Билибина, получила хорошее образование, но после свадьбы занималась детьми: Иваном и младшим Александром.

Родители увлекались живописью. Билибин вспоминал: «Я рос в интеллигентной семье с либеральным оттенком. С великим интересом ожидалась всегда передвижная выставка; что-то она даст в этом году? <...> Конечно, я заражался этим ожиданием от взрослых. <...> Все имена художников были нам хорошо известны, как деревья своего собственного сада». Мать хорошо играла на фортепиано: в молодости училась у известного композитора Антона Рубинштейна. Иногда по вечерам Билибины устраивали небольшие семейные концерты. Из-за больной ноги будущий художник мало времени проводил на улице, не занимался спортом, но много читал и рисовал.

В 1888 году Иван Билибин стал учеником Первой Петербургской гимназии. Учился он хорошо: увлекался литературой и историей, но лучше всего оценки были по математике. За успехи в точных науках Билибина наградили серебряной медалью. Гимназистом особенно гордился дядя, Николай Билибин. Он был известным педагогом и автором учебников по алгебре и геометрии.

Все свободное время будущий художник посвящал рисованию: «Насколько я себя помню, я рисовал всегда». Иван Билибин в основном изображал природу: ранние работы назывались «Домик в лесу», «Сосновый бор», «Пейзаж». В старших классах гимназии он захотел научиться разным техникам живописи и с 1895 года стал посещать Рисовальную школу Общества поощрения художеств. В то время там преподавал известный живописец Ян Ционглинский.

Иван Билибин вспоминал: «Это был прекрасный учитель… проповедовавший рыцарское преклонение перед Прекрасной Дамой — святым искусством. Все мы, те, кто у него учились, помним его пламенные афоризмы: «Кричите, свистите и рычите от восторга к искусству!» Или: «Помните, что художник не должен быть ни лакеем, ни обезьяной!»

В 1896 году Иван Билибин окончил гимназию. Его идею профессионально заниматься живописью и поступить в Академию художеств не одобрил отец. Яков Билибин считал, что так сын не сможет в будущем зарабатывать деньги и обеспечивать себя. Чтобы не портить отношения с семьей, Иван Билибин поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета.

Но искусство не отошло на второй план. После лекций Иван Билибин писал сказки и сам же их иллюстрировал. Свои эскизы он показывал друзьям. В мемуарах «Жили-были» Ольга Яфа писала: «…Все гурьбой входили в гостиную, где наши гости принимались демонстрировать свои новые достижения: Иван Яковлевич показывал нам последние эскизы или читал новую сказку. В его сказках всегда говорилось о солнце, о весне, о светлых мечтах и о вдохновленных героях и все действующие лица носили необычайно красивые и фантастичные имена».

В мае 1898 года студент сдал экзамены за второй курс и уехал на лето в Мюнхен. Это была его первая самостоятельная поездка. Иван Билибин ходил в музеи смотреть на полотна Рафаэля, Леонардо да Винчи, Рембрандта, увлекся творчеством Арнольда Бёклина и Франца фон Штука — мастеров фантазийных сюжетов. Все три месяца, проведенных в Германии, Билибин занимался в частной художественной студии Антона Ашбе. Он вспоминал: «Там я впервые хлебнул вольного духа заграничных мастерских, заразился штуко- и беклиноманией и, совершенно опьянев от новой жизни, уныло вернулся осенью в Питер».

Сразу по приезде, в сентябре 1898 года, Иван Билибин поступил в Тенишевскую мастерскую Ильи Репина. Занятия там проходили каждый день кроме воскресенья: знаменитый живописец преподавал по принципам Высшего художественного училища. Билибин писал: «Как же я доволен этой зимою! Так как и работаю же я! С утра до вечера занят своим любимым делом, даже среди ночи просыпаюсь и набрасываю темы для эскизов». Работа в мастерской занимала у него все время: Билибин редко ходил на лекции в университет и почти забросил учебу. Появлялся только на сессиях, чтобы сдать экзамены.

…Я увидел молодого, жизнерадостного, черноватого, с большой бородой для его лет студентика с курьезной подпрыгивающей походкой… Когда Репина не было в мастерской, то одним из первых застрельщиков по части острот, веселых разговоров и общих песенок за рисованием был Иван Яковлевич… работающий так, что как будто рисование у него между прочим; случалось, что болтал больше с Марией Чемберс-Билибиной (будущая жена), чем рисовал, а результаты же были неплохи в рисунке.
Владимир Левитский, художник-график

Зимой 1898 года Иван Билибин посетил выставку Виктора Васнецова в Академии художеств. Главным экспонатом была только что законченная картина «Богатыри». Он вспоминал: «Сам не свой, ошеломленный ходил я после этой выставки. Я увидел у Васнецова то, к чему смутно рвалась и о чем тосковала моя душа». Под впечатлением от картины Билибин создал акварельную иллюстрацию к «Сказке об Иване-царевиче, Жар-птице и о Сером волке» и «Царевне-лягушке». Работой молодого художника заинтересовались в Экспедиции заготовления государственных бумаг: ведомство планировало выпускать книгу русских народных сказок. Билибину заказали иллюстрации. Срок выполнения — четыре года.

В 1900 году Иван Билибин окончил университет и получил диплом юриста. Он продолжил заниматься у Репина: уже осенью Билибин стал вольнослушателем Высшего художественного училища при Академии. Он говорил о своем учителе: «Бывают художественные группы, грозди цветов, где каждый отдельный художник является отдельным цветком, но, чтобы иметь представление обо всей грозди, надо взять всю совокупность. Бывают и отдельные крупные цветки, говорящие сами о себе, и таким цветком был Репин». В это же время Билибин начал сотрудничать с журналом «Мир искусства»: оформлять полосы и участвовать в выставках издания.

В 1901 году Иван Билибин работал над книгой Экспедиции: написал иллюстрации к сказкам «Марья Маревна», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», «Белая уточка». В следующем году художник закончил «Княгиню на теремной башне». В картине Билибин впервые применил прием разных точек зрения: зритель видел башни города и корабли сверху, а саму княгиню — как если бы находился снизу. Художник обрамлял иллюстрации в декоративную рамку: по краям листа были широкие полосы с геометрическим узором. Книга сказок, выпущенная Экспедицией заготовления государственных бумаг, сделала Билибина знаменитым: у художника появились подражатели — Эрнест Лисснер и Борис Зворыкин.

В 1902 году Иван Билибин женился на Марии Чемберс. Девушка тоже была художницей и оформляла книги: они вместе ходили в мастерскую на занятия к Репину. В браке родилось двое детей.

Во время работы над иллюстрациями Билибин задумал поездку на Север. Летом 1902 года он поехал в Вологодскую и Архангельскую губернии. В своем эссе «Народное творчество Севера» художник писал: «Это — край бесконечных лесов и больших и спокойных рек, катящих свои воды на север». Иван Билибин повторил свою экспедицию в 1903 и 1904 году, но уже с заданием от Русского музея: собрать для этнографической коллекции старинные вещи и национальную одежду. После поездок художник стал документально точно относиться к деталям — терема, костюмы теперь выписывались им с опорой на исторические книги. Под впечатлением от Севера он взялся за иллюстрации к былине «Вольга» и одновременно выполнял небольшие заказы от частных издательств: рисовал открытки с видами Архангельской губернии.

И вот таким-то углом, где еще теплится, загасая, последняя искра древних русских укладов, и является наш Север. Для всякого русского исторического художника непосредственное ознакомление с Севером имеет громадное значение. Это — его Рим, это — главное место его специального художественного образования.
Иван Билибин, эссе «Остатки искусства в русской деревне»

В 1904 году Иван Билибин проиллюстрировал «Сказку о царе Салтане» Александра Пушкина. Художник работал медленно. Сначала он наносил на бумагу эскиз, потом, уже на кальке, дорабатывал все детали и переводил на ватман. Сложнее всего было провести скошенной кистью тонкие контуры фигур — за четкость линий друзья называли его «Иван — железная рука». Живописец Николай Радлов дал иллюстратору еще одну характеристику: «первый профессионал книги».

Иван Билибин выбирал цвета, исходя из особенности типографских станков, и продумывал толщину бумаги, поэтому после печати иллюстрации не теряли своего качества. Книга вышла в 1905 году и сразу же получила высокую оценку критиков: через несколько месяцев Русский музей Александра III приобрел оригиналы графического цикла.

Параллельно Иван Билибин брался за мелкую работу: оформлял обложки книг и журналов, рисовал открытки и афиши, рекламные плакаты для акционерных обществ, разрабатывал новые шрифты.

Художник поддержал революцию 1905 года. Либерал и антимонархист, Билибин рисовал карикатуры для сатирического журнала «Адская почта» и «Жупел». Самой известной стала «Осел» — художник изобразил осла с императорскими регалиями. В обрамлении картины Билибин использовал грифонов — символ дома Романовых. Карикатура вызвала общественный резонанс, и вскоре журнал «Жупел» был закрыт. Гравер Анна Остроумова-Лебедева вспоминала: «К Билибину на квартиру явились жандармы и после тщательного обыска арестовали его... Редакция была разгромлена и весь материал увезен. Так кончил свои дни «Жупел». Через несколько дней Билибина отпустили.

В 1907 году драматург Николай Евреинов предложил Ивану Билибину выполнить эскиз декораций для Старинного театра. Художник оформил религиозную драму «Действо о Теофиле», события которой развивались в Средневековье. Билибин разбил сцену на три яруса: рай, земля и ад — так он объединил сразу несколько мест действия.

Вскоре после премьеры художника позвали в дягилевскую антрепризу. Билибин разработал дизайн костюмов к опере Мусоргского «Борис Годунов». Постановка с Шаляпиным в главной роли на сцене парижской Гранд-Опера принесла славу не только певцу и Сергею Дягилеву, но и Билибину: теперь его знали еще и как театрального художника.

В 1908 году Иван Билибин нарисовал эскизы декораций к опере Римского-Корсакова «Золотой петушок». Затем были заказы на постановки «Садко», «Руслан и Людмила», а в 1910 году Билибин нарисовал костюмы для танцовщицы Анны Павловой к балету «Дочь фараона».

Имя Билибина достаточно говорит за себя. Фантастический характер оперы нашел в талантливом художнике действительно тонкого и смелого интерпретатора… <...> Сочетание красок, ослепительная в самой мягкости своей их гамма, порождают впечатление редкой гармонии и переносят восхищенного зрителя в настоящее волшебное царство.
Журнал «Обозрение театров» об опере «Руслан и Людмила» (1903)

Несмотря на большую занятость в театре, Билибин продолжал иллюстрировать литературные произведения. В 1910 году Экспедиция заготовления государственных бумаг выпустила самое известное издание художника — «Сказку о золотом петушке». Всю серию зарисовок сразу же приобрела Третьяковская галерея. При оформлении книги Иван Билибин использовал эскизы, сделанные им ранее для одноименной оперы. Яркие цвета, гротескные образы, тщательно проработанные детали — художник выдержал единый стиль на протяжении всего издания. Главный акцент был на иллюстрациях: текст сказки был лишь в верхней части страниц.

Несколько раз в неделю Иван Билибин вел занятия по графике в школе Общества поощрения художеств, в которой в юношестве учился сам. Среди его учеников были начинающий иллюстратор Георгий Нарбут и будущий художник театра Константин Елисеев. Ксения Воронец-Попова вспоминала: «Иван Яковлевич очень редко сам поправлял работы учеников. Но разбирал он их очень тщательно. От его внимания не ускользала ни одна необоснованно проведенная черточка. Он требовал лаконичной гармоничности рисунка…» Одна из студенток, Рене О’Коннель, стала супругой Ивана Билибина: в 1912 году он развелся с Марией Чемберс и женился второй раз.

В феврале 1917 года монархию свергли, и к власти пришло Временное правительство. Иван Билибин нарисовал эмблему Российской республики — официального символа власти, который использовался на денежных знаках и официальных бумагах. Он использовал изображение двуглавого орла времен Ивана III, только без атрибутов царской власти. За это эмблема получила прозвище «ощипанная курица». С 1992 года билибинский орел — символ Банка России.

После Февральской революции Иван Билибин стал членом Особого совещания по делам искусств при Временном правительстве. Председателем был писатель Максим Горький.

Социалистическую революцию художник не принял. Осенью 1917 года Иван Билибин вместе с женой спешно уехал из Петрограда (сейчас — Санкт-Петербург) на свою дачу в Крым. Рене О’Коннель описывала место: «Смолистый запах сосен и можжевельника, скрипение цикад, горячие скалы, шум прибоя на этом самом глубоком по берегу Крыма месте моря и полное отсутствие людей». Они прожили там до сентября 1919 года.

Зимой 1919 года вместе с отступающей белой армией Иван Билибин доехал до Новороссийска. Художник решил эмигрировать, его жена Рене О’Коннель отказалась. 21 февраля 1920 года на пароходе «Саратов» Иван Билибин отплыл из России на Кипр. Однако по пути распространился тиф, многие пассажиры заболели, и высадку запретили. Вместо этого их отправили на карантин в египетский город Александрия, а затем — в палаточный лагерь для русских беженцев под Каиром.

Зиму 1920 года Иван Билибин провел в лагере. Беллетрист Александр Яблоновский в «Письмах эмигранта» описывал быт: «Я повторяю: это зрелище общей бедности уже никого из нас не удивляет, потому что такова жизнь в нашем лагере. Черной работой занимаются все… <...> А вот известный художник И.Я. Билибин, засучивши рукава, в паре с полковником генерального штаба тащит на носилках дрова на кухню». Весной этого же года Билибин переехал в Каир, открыл свою мастерскую и быстро разбогател: обеспеченные греки заказывали ему картины и росписи.

Я никогда не забуду того потрясающего впечатления, когда я впервые попал в старинные мусульманские кварталы Каира, с изумительными мечетями первых времен, с его рынками и его толпою. Мне казалось, что передо мной ожила одна из страниц «Тысяча и одной ночи», и не верилось, что все это существует в натуре.
Иван Билибин. «Автобиографические записки»

В феврале 1923 года в Каир приехала Александра Щекатихина-Потоцкая, бывшая ученица Билибина. Несмотря на то что Щекатихина-Потоцкая жила за границей, она не потеряла связь с Россией и отправляла свои эскизы на Петроградский фарфоровый завод. Билибин и Щекатихина-Потоцкая проводили много времени вместе и вскоре поженились. В 1924 году пара переехала в Александрию, а через год поселилась в Париже. Иван Билибин оформлял обложки эмигрантских изданий, рисовал афиши.

В 1929 году певица Мария Кузнецова-Бенуа заказала у Билибина эскизы декораций для оперы — она недавно основала «Частную парижскую оперу» и планировала провести сезон. За год художник оформил три постановки: «Сказку о царе Салтане», «Снегурочку» и «Сказание о невидимом граде Китеже». После премьер Иван Билибин начал получать заказы от разных театров мира. В 1931 году он разработал декорации для балета Стравинского «Жар-птица», который ставили в Буэнос-Айресе, а чуть позже сотрудничал с чешскими театрами в Брно и Праге.

В 1933 году Иван Билибин выпустил иллюстрированное издание «Сказки о рыбаке и рыбке». Александр Бенуа писал: «[Издание] является желанным подарком для наших детей, особенно для тех (число их растет), которые уже совершенно офранцузились так, что и с русской поэзией их приходится знакомить во французском переводе». В 1936 году Билибин впервые взялся за иностранную литературу — оформил «Русалочку» Ханса Кристиана Андерсена. Это сразу заинтересовало зарубежных издателей: вскоре иллюстратор подписал контракты на выпуск французских и немецких народных сказок.

В Париже Билибин познакомился с Владимиром Потемкиным — советским дипломатом во Франции. Они близко общались, и в 1935 году Иван Билибин получил заказ на роспись в здании посольства СССР. Потемкин предложил художнику вернуться на родину, и в сентябре 1936 года Билибин вместе с семьей приехал в Ленинград.

Иллюстратор стал профессором графической мастерской Института живописи, скульптуры и архитектуры. Параллельно Иван Билибин сотрудничал с театрами: он рисовал декорации для Театра оперы и балета им. Кирова и Театра драмы им. Пушкина. В 1937 году художник выпустил серию иллюстраций к роману Алексея Толстого «Петр I», а спустя год — к «Песне про купца Калашникова» Михаила Лермонтова.

В сентябре 1941 года должна была открыться персональная выставка Ивана Билибина. Но она так и не состоялась: началась Великая Отечественная война. Осенью того же года художник отказался от эвакуации из блокадного Ленинграда: «Из осажденной крепости не бегут, ее защищают». Билибин умер от истощения 7 февраля 1942 года. Его похоронили в братской могиле профессоров Академии художеств на Смоленском кладбище.