Публикации раздела Литература

От «Мира искусства» к «Аполлону»: главные журналы прошлых веков

До 4 декабря в ГМИРЛИ им. В.И. Даля проходит выставка «От «Мира искусства» к «Аполлону». Журналы «личной свободы», посвященная крупнейшим модернистским журналам Серебряного века. «Культура.РФ» рассказывает историю трех главных художественных изданий рубежа веков — «Мира искусства», «Золотого руна» и «Аполлона». Узнайте, где впервые в мире напечатали репродукцию Матисса, сотрудников какого издания можно назвать аргонавтами и где вопреки желанию мужа опубликовала стихи Анна Ахматова.

«Мир искусства»

Идея создать в России собственный художественный журнал, «подобный английскому Studio» — британскому изданию об искусстве, появилась у знаменитого импресарио Сергея Дягилева еще в 1896 году. «Я весь в проектах — один грандиознее другого. Теперь проектирую этот журнал, в котором думаю объединить всю нашу художественную жизнь, т. е. в иллюстрациях помещать истинную живопись, в статьях говорить откровенно, что думаю…» — писал он своему другу, художнику Александру Бенуа.

В это время Дягилев и Бенуа основали знаменитое художественное объединение «Мир искусства». Оно стало издателем одноименного журнала, первый номер которого вышел в конце 1898 года. В редакцию, помимо Дягилева и Бенуа, входили Лев Бакст, Игорь Грабарь, Константин Сомов, Евгений Лансере, Валентин Серов, Константин Коровин и многие другие известные художники.

Хроника «Мира искусства» рассказывала о современном художественном процессе, в том числе о громких выставках. Одну из них — «Выставку русских и финляндских художников» — организовал в январе 1899 года сам Сергей Дягилев в Музее центрального училища технического рисования барона Штиглица. Эта экспозиция одной из первых представила российскому зрителю разнообразное западное искусство. Однако не все оценили подобную инновацию. Например, основатель Товарищества передвижных выставок Григорий Мясоедов писал: «Что за иностранная саранча налетела на тощую ниву русского искус­ства? Что это за патриоты, ко­торые тащат к нам первобытных чухонцев, шведов и норвежцев, французов, англичан, поляков и испанцев?»

Мирискусников критика не останавливала. В журнале часто выходили переводы зарубежных авторов, особенно немецких и австрийских. Также статьи о современном искусстве писали Бенуа, Грабарь и Дягилев, которые в это время жили в Европе.

«Мир искусства» первым в России начал публиковать репродукции работ импрессионистов и постимпрессионистов: Клода Моне, Винсента Ван Гога, Поля Сезанна, Поля Гогена, Анри Матисса и многих других. Именно благодаря журналу французская живописная школа на долгие годы стала ориентиром для молодых русских художников.

Освещала редакция и русское национальное искусство. Статьи и репродукции знакомили читателей с работами мастеров XVIII — начала XIX века: Федора Рокотова, Ореста Кипренского, Алексея Венецианова.

«Мир искусства» боролся за возрождение интереса к русскому декоративно-прикладному искусству, и во многом именно благодаря ему в начале XX века в моду вошел знаменитый русский стиль. На страницах журнала публиковали фотографии мебели, посуды, декоративных панно, вышивок, выполненных в старинных техниках по эскизам современных художников — Александра Головина, Михаила Врубеля, Елены Поленовой, Сергея Малютина.

Под эгидой журнала прошло пять больших выставок — четыре в Петербурге и одна в Москве. А в 1900 году в «Мире искусства» появился литературный отдел, который возглавил публицист и критик Дмитрий Философов. Свои статьи и произведения в издании начали публиковать основоположники русского символизма: Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Федор Сологуб, Константин Бальмонт, Валерий Брюсов, Андрей Белый.

Со временем между литературной и художественной редакциями журнала назрел конфликт из-за влияния на редакционную политику. Например, когда Мережковский опубликовал статью «Лев Толстой и Достоевский», художники сочли ее чересчур «проповеднической», что расходилось с их представлениями о свободе творчества. Тогда они решили насолить литературному отделу через оформление выпуска. Поэт Петр Перцов вспоминал: «Едва ли случайно в тексте исследования, всегда прерывающемся иллюстрациями и книжной графикой, вдруг, в самых торжественных местах, стали появляться более чем неуместные здесь воспроизведения остро-эротических набросков Бёрдсли».

В это же время начались финансовые проблемы: меценат Савва Мамонтов, поддерживавший журнал, разорился, а Мария Тенишева отказалась выделять деньги на издание после ссоры с Дягилевым. Так в 1904 году «Мир искусства» прекратил свое существование. Художница Анна Остроумова-Лебедева писала: «Но, умирая, журнал «Мир искусства» указал путь и направление будущим журналам…»

«Золотое руно»

В грозное время мы выступаем в путь. Кругом кипит бешеным водоворотом обновляющаяся жизнь. Мы сочувствуем всем, кто работает для обновления жизни, мы не отрицаем ни одной из задач современности, но мы твердо верим, что жить без Красоты нельзя… И во имя… новой грядущей жизни мы, искатели золотого руна, развертываем наше знамя: Искусство — вечно, ибо основано на непреходящем, на том, что отринуть — нельзя. Искусство — едино, ибо единый его источник — душа. Искусство — символично, ибо носит в себе символ, — отражение Вечного во временном. Искусство — свободно, ибо создается свободным творческим порывом.

Таким манифестом в январе революционного 1906 года открылся первый номер нового журнала «Золотое руно». Его основателем и редактором был Николай Рябушинский, один из богатейших купцов того времени.

Название журнала отсылало к стихотворению Андрея Белого «Аргонавты», главный герой которого произносил фразу: «Буду издавать журнал «Золотое руно». Сотрудниками моими будут аргонавты, а знаменем — Солнце. Популярным изложением основ солнечности зажгу я сердца. На весь мир наведу позолоту. Захлебнемся в жидком солнце».

Первые полгода журнал был международным — издавался на русском и французском языках, а подписаться на него можно было не только в России, но и в Европе.

Рябушинский не жалел средств на оформление издания: им занимались Лев Бакст, Евгений Лансере, Константин Сомов и другие известные художники. Журнал дополняли многочисленные иллюстрации и цветные приложения, номера большого формата печатали на лучшей бумаге.

Помимо искусствоведческих статей и репродукций, журнал также публиковал литературу и статьи о ней. С середины 1907 года в «Золотом руне» стали печататься петербургские символисты: Вячеслав Иванов, Александр Блок, Максимилиан Волошин. В журнале были опубликованы важнейшие статьи теории символизма, например «Россия и интеллигенция» Блока, «Ты еси», «Две стихии в современном символизме» и «Древний ужас» Иванова.

Рябушинский во многом подражал Сергею Дягилеву, поэтому также занялся организацией художественных экспозиций. Так, в 1907 году под эгидой «Золотого руна» прошла знаменитая выставка художников-символистов «Голубая роза», которая дала название новому объединению. В него входили Павел Кузнецов, Мартирос Сарьян, Сергей Судейкин, Николай Милиоти и другие. Живописцы вдохновлялись живописью Михаила Врубеля и Виктора Борисова-Мусатова. Работы этих художников регулярно появлялись на страницах «Золотого руна».

Год спустя в Москве открылся «Салон «Золотого руна». Экспозиция состояла из русского и французского отделов. Благодаря тому, что в последний вошло почти 200 работ, эта выставка стала одной из крупнейших экспозиций французского искусства. В залах были представлены и импрессионисты, и авангардисты. А главными героями следующего «Салона» 1909 года стали молодые художники Наталия Гончарова и Михаил Ларионов.

В 1910 году прошла последняя выставка «Золотого руна»: у Рябушинского закончились деньги. В этот раз экспозицию составили только отечественные полотна, а внимание критиков и публики привлекли яркие работы Петра Кончаловского и Ильи Машкова.

В том же году завершил свою работу и журнал. Редакция опубликовала в последнем номере обращение к читателям: «Заканчивая нашу четырехлетнюю работу, мы уходим со спокойной уверенностью, что ничто уже не сможет заглушить и уничтожить тех художественных принципов, за которые боролось «Золотое руно».

«Аполлон»

«Аполлон» стал последним журналом Серебряного века и оказался долгожителем по сравнению с предшественниками. Его первый номер вышел осенью 1909 года, а последний — уже после революции, летом 1918 года. Главным редактором «Аполлона» был поэт и художественный критик Сергей Маковский, сын живописца Константина Маковского.

В 1909 году Сергей Маковский познакомился с поэтом Николаем Гумилевым, с которым и задумали запустить новый художественный журнал. Они хотели, чтобы «Аполлон» был открыт всем новым тенденциям в искусстве, но в то же время не забывал о классике. Изначально в издании публиковали произведения литераторов и художников всех направлений, помимо официально признанного. Так, «Аполлон» не признавал передвижников, но выпускал много материалов по истории классического и современного искусства, обзоры выставок, театральной и музыкальной жизни.

В журнале работали Иннокентий Анненский, Вячеслав Иванов, Андрей Белый, Александр Блок, Мстислав Добужинский, Всеволод Мейерхольд, Лев Бакст и многие другие. Сергей Маковский подчеркивал: «Аполлон» главное внимание сосредоточил на поэзии — его родоначальниками являлись не столько живописцы, сколько поэты-новаторы; лишь благодаря им и мог журнал обрести свой лик». Именно здесь впервые напечатали стихотворения Анны Ахматовой. Ее муж Николай Гумилев был против литературной деятельности жены, но Маковский не оставил ему выбора. «Разрешаю вам говорить, что эти строфы я попросту выкрал из вашего альбома и напечатал самовластно», — сказал он Ахматовой. А в 1912 году Гумилев возглавил литературный отдел журнала. Сам он был поэтом-акмеистом, но публиковал в «Аполлоне» не только манифесты акмеистов, но и программные статьи символистов.

Журнал перестал выходить осенью 1918 года в связи с финансовыми трудностями. Однако существовала версия, что его закрыли из-за несоответствия новой революционной повестке.


Автор: Полина Пендина

Смотрите также