Публикации раздела Музеи

Гурзуф, Валаам и Ока: места, которые притягивали художников

Виды с берегов Оки, Волги, Ладожского озера, Финского залива и Черного моря запечатлены на многих картинах. В XIX–XX веках в эти живописные места художники часто отправлялись на пленэр или вовсе переезжали жить. Читайте, где искал вдохновение Исаак Левитан и устраивал званые обеды Илья Репин. А также как Константин Коровин увлекся пейзажем, Архип Куинджи чуть не утонул, а Василий Поленов построил «Аббатство».

Валаам Архипа Куинджи

В середине XIX века игуменом Валаамского монастыря на острове в Ладожском озере стал отец Дамаскин. Он построил новые скиты, церкви, дома, удобные дороги и гостиницу, привлек в обитель множество паломников и живописцев. Студенты Академии художеств начали приезжать сюда курсами. От них Архип Куинджи и узнал о красотах этого края и в 1871 году тоже отправился на Валаам. Илья Репин говорил о Куинджи: «Только после посещения Валаама, где он проработал с натуры все лето и откуда привез превосходные этюды, началась его оригинальная творческая деятельность».

Через два года художник снова посетил остров. В этой поездке он начал знаменитую картину «На острове Валаам», которую закончил уже в Петербурге. Федор Достоевский писал в своем дневнике: «…на первом плане болото… на заднем — лес; оттуда… сыростью вас как будто проницает всего, вы почти ее чувствуете, и на средине, между лесом и вами, две белые березки, яркие, твердые… Что тут характерного, а между тем как это хорошо!» Полотно стало первой работой Куинджи, которую купил коллекционер Павел Третьяков. Так художник получил признание и деньги и наконец женился на Вере Кетчерджи: до этого ее отец был против свадьбы. А осенью 1875 года супруги отправились на Валаам уже вдвоем. Куинджи хотел показать жене место, которое его вдохновляет. Однако корабль попал в сильный шторм и разбился о скалу. Пассажиры чудом спаслись на шлюпке, а краски, кисти и холсты утонули. Поэтому в этот раз художник пробыл на Ладоге недолго и вернулся без работ.

Также на Валааме Куинджи начал скандально известное полотно «Ладожское озеро». На нем он визуально соединил озеро и небо, а также тщательно прописал игру света и тени. Через 10 лет маринист Руфин Судковский использовал похожие приемы в полотне «Мертвый штиль», за это Куинджи обвинил его в плагиате. В творческом сообществе возник спор: некоторые художники защищали Судковского, но правым все равно признали Куинджи.

«Пенаты» Ильи Репина

В 1899 году 55-летний Илья Репин приобрел два гектара земли в 45 километрах от Петербурга — в деревне Куоккала на берегу Финского залива. В конце XIX — начале ХХ века в эти места на лето уезжали многие жители столицы. Вскоре заросший участок превратился в усадьбу с аллеями, прудами и беседками. Дом обустраивали постепенно: по мере необходимости пристраивали новые комнаты и террасы. Жена художника Наталья Нордман назвала усадьбу «Пенаты» — в честь древнеримских хранителей домашнего очага.

В усадьбу Репин часто приглашал писателей и художников: писал портреты и просил их позировать для своих жанровых картин. Например, на полотне «Черноморская вольница» он изобразил писателя Корнея Чуковского, художника Николая Струнникова и поэта Владимира Маяковского казаками, которые возвращались с добычей от турецких берегов и попали в бурю.

Каждую среду Репин устраивал званые обеды — в этот день к нему мог приехать любой желающий. Сначала художник вел гостей в свою мастерскую и показывал новые картины. А потом устраивал литературно-музыкальные вечера. На них часто пел Федор Шаляпин, читали свои произведения Сергей Есенин, Максим Горький и Корней Чуковский. Заканчивались «среды» шумными застольями. Репин и Нордман были вегетарианцами, поэтому подавали только растительные блюда. Также в доме действовали правила самопомощи: гости сами снимали пальто, открывали дверь, подвигали к себе блюда и убирали грязную посуду в ящики. А нарушители поднимались на трибуну и произносили остроумную речь.

Бехово Василия Поленова

Во время летнего путешествия в Крым в 1887 году Василий Поленов проезжал Серпухов, увидел из окна поезда Оку и захотел поселиться в этих местах вместе с женой. Весной 1890 года Поленовы наконец приобрели старую усадьбу и 80 десятин земли в селе Бехово — сейчас Поленово. Художник увлекался архитектурой, поэтому все здания спроектировал сам, соединив стили разных эпох. Большой дом построили на вершине холма над Окой. Рядом возвели столярную мастерскую, «Адмиралтейство» для лодок и рыболовных снастей и другие хозяйственные постройки.

Живописная мастерская расположилась в белом кирпичном здании с красной крышей, которое напоминало маленький средневековый замок. За это его прозвали «Аббатством». Там Поленов завершил цикл картин «Из жизни Христа», написал пейзажи «Стынет» и «Разлив на Оке». А еще занялся мозаикой: на террасе стоял специальный стол с ящиками, где хранились окские камешки разных цветов. Еще в усадьбе художник сочинял оперы и романсы, сажал деревья и помогал строить лодки.

На берегу Оки он открыл художественный музей и выставил свои картины и работы учеников — Константина Коровина, Исаака Левитана, Ильи Остроухова. Поленов писал: «Я несказанно радуюсь, когда вижу, как приходят посетители и разглядывают наши собрания. Приходят целые экскурсии из ближайших городов, школ, из деревень, крестьяне и крестьянки с детьми». Также для крестьянских детей недалеко от села он построил две школы и создал световой театр. А после Октябрьской революции Поленов водил по усадьбе экскурсии и преподавал детям основы живописи.

Плёс Исаака Левитана

Весной 1888 года Исаак Левитан вместе с художниками Алексеем Степановым и Софьей Кувшинниковой отправился искать новые места для этюдов. Они уехали в Рязань, спустились вниз по Оке до Нижнего Новгорода. А потом пересели на другой теплоход и вверх по Волге добрались до небольшого города в Костромской губернии — Плёса. Кувшинникова вспоминала: «Он сразу нас обворожил, и мы решили остановиться. …Городок оказался премилым уголком, удивительно красивым, поэтичным и тихим». Художники сняли две комнаты в доме купца Андрея Солодовникова и прожили здесь два лета: приезжали из Москвы весной и возвращались последним октябрьским пароходом.

Целыми днями мы бродили по берегу и окрестностям, и каждый день то там то сям торчали наши огромные зонты из белого холста, которые мы промывали с синькой, чтобы устранить горячее освещение, проникающее сквозь зонт на этюд. <…> Жилось нам удивительно хорошо. Даже Левитан и тот перестал хандрить, и настроение это стало отражаться на его картинах. Увидев первые его картины, написанные в Плёсе, А.П. Чехов очень их расхвалил. «Знаешь, — заметил он Левитану, — на твоих картинах даже появилась улыбка».
Сергей Глаголь по воспоминаниям Софьи Кувшинниковой. Из книги «Левитан»

Левитан писал с маленьких набросков, а иногда и полностью с натуры. Художник изображал Волгу и лес, лодки у берега, баржи, плоты и пароходы, деревянные дома и старую Петропавловскую церковь. Здесь же под впечатлением от местной природы он закончил «Березовую рощу» и сделал зарисовки Кривоозерского монастыря, которые легли в основу полотна «Тихая обитель». По рассказам Сергея Глаголя, в 1889 году Левитан привез из Плёса, помимо «множества этюдов», 23 законченные картины. Многие из них — «Вечер. Золотой Плёс», «После дождя. Плёс» и «Вечер на берегу большой реки» — купил коллекционер Павел Третьяков.

«Саламбо» Константина Коровина

Константин Коровин в 1904 году навещал писателя Антона Чехова в доме на окраине Ялты. Художник тоже решил купить в Крыму маленький кусочек земли для мастерской, а в 1910 году приобрел участок в Гурзуфе. Дачу Коровин назвал «Саламбо» — в честь балета Андрея Арендса, для которого он только закончил декорации. За два года по проекту Коровина построили двухэтажную виллу с мастерской. Художник вспоминал: «Из окна моего был виден домик у скалы, где когда-то жил Антон Павлович. Этот домик я часто воспроизводил в своих картинах». А вокруг виллы росли кипарисы и кустистые розы.

Сначала Коровин приезжал в «Саламбо» на время, а с 1914 по 1917 год жил почти круглый год. Обычно его дни проходили так: с восходом солнца художник писал утренний этюд, после завтрака — дневной, а в сумерках — вечерний. Импрессионист Константин Коровин любил переносить на холст сиюминутные впечатления. Например, в своей гурзуфской мастерской он создал полотна «Балкон в Крыму» и «Вечер. Интерьер», а на пленэре — «Гурзуф вечером» и «Пристань в Гурзуфе». В Крыму он начал писать и натюрморты: привез из Петербурга коллекцию кувшинов и сам составлял букеты для каждой работы. А еще создал портрет своего друга — оперного певца Федора Шаляпина. Кроме него, у Коровина гостили художники Илья Репин и Василий Суриков, писатели Максим Горький, Александр Куприн и Дмитрий Мамин-Сибиряк.


Автор: Дарья Мартыненко

Смотрите также