Майя Плисецкая
Персона

Майя Плисецкая

Годы жизни:
20 ноября 1925 — 02 мая 2015
Страна рождения:
СССР
Сфера деятельности:
Хореограф
,
Танцор

Больше 40 лет русская балерина Майя Плисецкая была солисткой Большого театра. С гастролями и концертами она объездила почти весь мир: выступала с номерами из балетов, участвовала в постановках зарубежных хореографов и сама ставила спектакли. «Умирающий лебедь» из «Лебединого озера», Китри из «Дон Кихота», Кармен из «Кармен-сюиты» — эти и многие другие роли Майи Плисецкой вошли в историю мирового искусства.

«Я с шиком сыграла свою крошечную роль»

Майя Плисецкая родилась 20 ноября 1925 года в Москве. Ее отец Михаил Плисецкий работал дипломатом в Комиссариате иностранных дел и внешней торговли, а мать Рахиль Мессерер играла в немых фильмах. Сестра и брат матери — Суламифь и Асаф Мессереры — были артистами балета. Уже в пять лет маленькую Плисецкую впервые привели в театр.

В 1932 году Михаила Плисецкого отправили на норвежский остров Шпицберген. Его назначили генеральным консулом СССР и начальником угольных шахт предприятия «Арктикуголь». Семья поселилась в Баренцбурге, и здесь Майя Плисецкая впервые участвовала в балетной постановке — она сыграла небольшую роль в опере Александра Даргомыжского «Русалка».

На роль Русалочки, произносившей знаменитый пушкинский текст «а что такое деньги, я не знаю», определили меня. То ли из нашего махрового советского подхалимажа — отец как-никак консул, — то ли я и впрямь была артистична. Нескромно скажу, была. Если и подхалимничали, то не промахнулись. Я с шиком сыграла свою крошечную роль. <...> Это было мое первое выступление с театральных подмостков перед публикой.
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»

В 1934 году отцу дали краткосрочный отпуск, и семья приехала в Москву. Майю Плисецкую, как она и мечтала, отдали в Московское хореографическое училище (сегодня — Московская государственная академия хореографии). Юную артистку определили в класс солистки Большого театра Евгении Долинской. Для своих воспитанников она регулярно ставила танцевальные миниатюры, в которых участвовала и Плисецкая.

Учебу у Долинской пришлось прервать, когда отцу нужно было вернуться на Шпицберген. Весной 1935 года семья вновь приехала в Москву, и Плисецкая пошла во второй класс хореографического училища. В ее группе теперь преподавала бывшая солистка Мариинского театра Елизавета Гердт, которая на следующие шесть лет стала наставницей начинающей балерины.

Привычную жизнь Плисецких изменил 1937 год. В мае арестовали отца, через семь месяцев его расстреляли. В марте 1938 года мать забрали прямо со спектакля «Спящая красавица» в Большом театре, где играла ее младшая сестра. После ареста родственников Суламифь Мессерер удочерила племянницу.

Я не понимала, что мать в тюрьме. Что ее тоже арестовали. Тоже в самый неожиданный, неподходящий час. А разве люди уже придумали подходящий час для арестов?
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»

«Умирающий лебедь» «в ссыльном чимкентском варианте»

В конце 1939 года Плисецкой разрешили посетить мать, которую выслали в казахстанский город Чимкент (сегодня Шымкент). Чтобы заработать на жизнь, Рахиль Мессерер давала уроки танцев местным жителям. На одном из музыкальных вечеров, которые часто устраивали в городе, 14-летняя Майя Плисецкая впервые исполнила партию умирающего лебедя.

Мама настояла, чтобы я явилась на публику. «Ты выходишь из формы, будешь бояться зала. Не забывай, ты должна стать хорошей танцовщицей. У тебя есть талант». Какой-то понурый ссыльный играл мне на аккордеоне попурри из балетов Чайковского. Я импровизировала, вставала на пальцы, ломала торс, чередовала арабески. Туманное предвосхищение будущего «Умирающего лебедя», но в ссыльном чимкентском варианте, под аккордеон. Успех сорвала.
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»

В 1941 году Майя Плисецкая танцевала на выпускном вечере училища: участвовать можно было и младшим классам. Юная балерина исполнила «Экспромт» Петра Чайковского в постановке Леонида Якобсона. На концерте была и Рахиль Мессерер, которую к тому времени освободили.

На следующий день, 22 июня, началась Великая Отечественная война. Плисецких эвакуировали в Свердловск (сегодня Екатеринбург), а коллектив Большого театра и преподавателей хореографического училища — в другие города. Плисецкая не могла заниматься и играть на сцене: в Свердловске не было ее педагогов, здесь не ставили балеты. Но вскоре в эвакуацию приехала Суламифь Мессерер с идеей спектакля «Лебединое озеро». В ее балете Майя Плисецкая вновь исполнила партию Умирающего лебедя.

Солистка Большого театра

В конце 1942 года Майя Плисецкая вернулась в Москву. В следующем году на выпускном экзамене в училище она на «отлично» исполнила роль Повелительницы дриад из балета «Дон Кихот». И вскоре ее приняли в труппу Большого театра. Первое время девушке не давали главных ролей: она была артисткой кордебалета и получала минимальную зарплату. Успех пришел к Плисецкой, когда она сыграла в балете «Шопениана».

Я за две репетиции с лёта выучила прыжковую мазурку в «Шопениане» и станцевала ее с громовым успехом. <...> Я намеренно старалась в пике каждого прыжка на мгновение задержаться в воздухе, что вызывало у аудитории энтузиазм. Каждый прыжок сопровождался крещендо аплодисментов. Я и сама не предполагала, что этот маленький трюк придется так по душе зрительному залу. Успех был взаправду большой. На следующие «Шопенианы» кое-кто из балетоманов уже шел «на Плисецкую».
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»

Вскоре балерине стали давать сольные роли. Сначала небольшие, например партии фей в «Спящей красавице», а затем и главные — Машу в «Щелкунчике», Джульетту, Царь-девицу в «Коньке-горбунке» и многие другие. 22 декабря 1949 года Плисецкая выступала на кремлевском концерте в честь дня рождения Иосифа Сталина. В следующем году она впервые исполнила партию Китри в «Дон Кихоте», которая стала одной из самых известных в репертуаре балерины. На этой премьере присутствовал 13-летний Рудольф Нуриев. Спустя годы он вспоминал: «Я не плакал, я рыдал. Рыдал от счастья. Вы устроили пожар на сцене».

Зарубежные гастроли и новаторские приемы в Большом театре

Много лет Майе Плисецкой не повышали зарплату. Она часто гастролировала по СССР и за рубежом. В 1953 году вместе с другими артистами Большого театра артистку отправили в Индию. Плисецкая общалась с иностранцами, в том числе с премьер-министром Джавахарлалом Неру, а за ней, как тогда было принято, следили сотрудники КГБ. Когда балерина вернулась в Москву, то поняла, что стала «невыездной»: ее не взяли на гастроли в Швейцарию, Францию, Голландию, Китай и другие страны. Майя Плисецкая писала чиновникам, звонила в Министерство иностранных дел, но так и не получила разрешение на выезд: «Две мои «умоленные» телеграммы Хрущеву, письма ему же, Булганину, Шепилову — остались без ответа... Никто из вождей говорить со мной не захотел. Слова не услышала». Позже Плисецкой рассказывали, что в 1958 году в КГБ рассматривали ее дело по обвинению в контрреволюционной деятельности и работе на разведку Великобритании.

В 1958 году, когда большая часть труппы Большого театра уехала в Лондон, Майя Плисецкая осталась в Москве и решила поставить «Лебединое озеро». В этом спектакле она впервые была балетмейстером и хореографом одновременно. Все билеты на премьеру раскупили: «Что было в конце актов и после последнего закрытия занавеса — описать невозможно. Шквал. Шторм. Извержение Везувия», — писала Плисецкая в своей автобиографии. Ее постановку посетили чиновники — на премьеру приехал председатель КГБ Иван Серов, а на следующие спектакли — Николай Булганин, Михаил Первухин, Никита Хрущев. Балерина вспоминала: «Спектакль… даже Хрущева расшевелил. Раскраснелся Никита Сергеевич, улыбается, из ложи не уходит, приветы на сцену шлет».

Плисецкую не выпускали из СССР до апреля 1959 года. Тогда Хрущев разрешил ей присоединиться к труппе Большого театра и поехать на гастроли в США. Американцы встретили знаменитую балерину с восторгом. Рецензия журналиста Джона Мартина в газете The New York Times заканчивалась так: «Спасибо, Никита Сергеевич!»

В апреле 1967 года кубинский хореограф Альберто Алонсо поставил в Большом театре балет «Кармен-сюита» на музыку Родиона Щедрина. Партии Майи Плисецкой были построены на новаторских приемах, и публика, которая привыкла к традиционной пышной хореографии этого спектакля, встретила его прохладно.

На премьере мы ах как старались! Из кожи лезли. Но зал Большого был холоднее обычного. Не только министр Фурцева и ее клевреты, а и добрейшая ко мне московская публика ждали второго «Дон Кихота», милых вариаций на привычную им тему. Бездумного развлечения. А тут все серьезно, внове, странно. Аплодировали больше из вежливости, из уважения, из любви к предыдущему. А где пируэты? Где шене? Где фуэте? Где туры по кругу? Где красавица-пачка проказливой Китри? Я чувствовала, как зал, словно тонущий флагман, погружался в недоумение…»
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»

В 1970-е Плисецкая снова поставила в Большом театре спектакль, теперь это была «Анна Каренина» на музыку Родиона Щедрина. А в 1980 году здесь прошла премьера «Чайки» по пьесе Антона Чехова.

В 1980-х годах балерина много путешествовала и ездила с гастролями по всему миру — побывала во Франции, Испании и других странах. В 1983 году директор Римского театра оперы и балета пригласил Плисецкую занять пост художественного руководителя. Там балерина с собственной театральной труппой поставила балеты «Раймонда» и «Щелкунчик». За спектакли в Римской опере Майя Плисецкая получила итальянскую премию в области искусств «Виа Кондотти». В конце 1980-х годов артистка сотрудничала с Королевским театром Мадрида, руководила труппой Национального балета Испании. Несмотря на это, Плисецкая говорила, что никогда не считала работу балетмейстера своим призванием.

Никогда не рвалась я в хореографы. Не жгла меня эта страсть муками. По всей натуре своей я более исполнительница. Хотя фантазий, идей всегда было в избытке. Мои малые хореографические пробы являлись на свет силою обстоятельств.
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»

Личная жизнь и совместное творчество с Родионом Щедриным

Майя Плисецкая дважды выходила замуж. Первый раз — за латышского артиста балета Мариса Лиепу, который был младше ее на 11 лет. А во второй — за композитора Родиона Щедрина. Они познакомились еще в 1955 году на вечере у Лили Брик, но близко общаться начали только через три года, когда Щедрин побывал на премьере балета «Спартак» в Большом театре. После спектакля композитор несколько раз приезжал на репетиции Плисецкой и вскоре пригласил ее прогуляться по Москве. Позже балерина вспоминала: «Я без раздумий согласилась. Кончилось все тем, что, когда я пишу эти строки, — мы не расстаемся уже тридцать четыре года».

Это было то время, когда Плисецкая считалась «невыездной». Позже она писала, что знакомство с Родионом Щедриным и его поддержка помогали ей пережить этот трудный жизненный период. В октябре 1958 года они поженились.

Явившийся мне с неба головокружительный роман отвлек от несостоявшейся поездки во Францию и Бельгию. Поездка-то состоялась, труппа «хорошо» поехала. Я — осталась дома. Мне не привыкать. Но этот удар был не таким болевым. Когда рядом есть человек, делящий твое горе и радость пополам, жизнь становится улыбчивее, светлее, брезжит надежда. Найдем выход из катакомб, вдвоем — обязательно найдем!..
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»

Многие свои произведения Щедрин посвящал жене: «Музыка к балету «Конек-горбунок» — моя ранняя, очень ранняя работа. Но работа этапная, важная для моего творческого самоутверждения, многое в жизни моей определившая. Работа, на которой «поймал» я в свои музыкантские руки неземную жар-птицу — Майю Плисецкую. Ей эта партитура и посвящена». Вместе супруги работали над балетами «Анна Каренина», «Чайка», «Дама с собачкой», «Кармен-сюита».

«Годы странствий» после Большого театра

В конце 1980-х отношения Майи Плисецкой с руководством Большого ухудшились. Она ушла из театра, однако не прервала карьеру. С концертами Плисецкая объездила почти весь мир, побывала в Аргентине, США, Японии, Польше, Франции. В книге воспоминаний Плисецкая назвала этот период своей жизни годами странствий. После распада СССР она уехала из страны и в 1994 году получила гражданство Литвы, хотя почти все время жила в Мюнхене.

Меня в Германии знают меньше, чем во Франции, Америке, Испании. Меньше, чем в Японии и Аргентине. И уж совсем меньше, чем в России. Впрочем, пока мало кто в курсе, что я в Германии, в Мюнхене. Может, еще спонадоблюсь. Автографы просят лишь балетоманы. Жить легче. Но — непривычно.
Майя Плисецкая, «Я, Майя Плисецкая»

Плисецкая часто бывала в России. В 1994 году она опубликовала книгу «Я, Майя Плисецкая», в которой рассказывала о своей жизни. В том же году артистка возглавила жюри международного балетного конкурса «Майя», который проводился в Санкт-Петербурге до 1998 года.

Балерина не оставляла сцену даже в поздние годы. Она выступала со старыми номерами и играла в новых постановках. В 1995 году, в день своего 70-летия, Плисецкая исполнила номер «Аве Майя», который специально для нее создал французский балетмейстер Морис Бежар. Много раз артистка посещала Японию: «Это тоже моя страна. Я нравлюсь японскому зрителю». В 2000 году в Токио прошла премьера спектакля «Крылья кимоно», в котором балерина исполнила роль Небесной феи, а в 2003 году она ставила здесь танец для мюзикла «Аида» по опере итальянского композитора Джузеппе Верди.

В последние годы жизни Плисецкая не танцевала, она вела мастер-классы, писала мемуары. В ноябре 2015 года в Большом театре планировали провести торжественный концерт в честь 90-летия балерины. До своего юбилея Майя Плисецкая не дожила — она умерла 2 мая 2015 года. В завещании она написала, чтобы после смерти мужа их прах соединили и развеяли над Россией.

Интересные факты

1. Во время гастролей Большого театра в Индии «Умирающий лебедь» Майи Плисецкой был самым популярным среди местной публики. На одном из приемов в Дели балерина сидела рядом с премьер-министром страны Джавахарлалом Неру. Плисецкая поинтересовалась, почему местным зрителям так нравится ее танец. Оказалось, это связано с легендой о преданной птице:

Неру подозвал переводчика-индуса и задал мне несколько занятных вопросов. Знаю ли я, что лебедь самое верное из живых существ на земле, что когда самец погибает, то самка, взмыв высоко в небо, камнем бросается на землю, не раскрыв крыльев, и разбивается насмерть. Что лебедь в смертельной агонии громко горестно стонет, можно сказать поет, — звуки осмысленные и мелодичные. Что лебединое чувство семьи должно стать образцом для человечества.

2. На красивую импортную одежду балерина тратила почти всю свою зарплату — наряды приходилось покупать втридорога у фарцовщиков. В своей книге «Я, Майя Плисецкая» она писала: «Как многое значит для человека одежда! Внешняя оболочка лепит образ. Только она. По ней мы строим свое восприятие личности. На ней основывается наше суждение о человеческой особи. Да одежда диктует и поведение».

3. Майя Плисецкая была среди 25 деятелей культуры и искусства, которые 14 февраля 1966 года написали письмо Леониду Брежневу, в котором просили не реабилитировать Иосифа Сталина.

Мы считаем, что любая попытка обелить Сталина, таит в себе опасность серьезных расхождений внутри советского общества. <...> Своими преступлениями и неправыми делами он так извратил идею коммунизма, что народ это никогда не простит. Наш народ не поймет и не примет отхода — хотя бы и частичного — от решений о культе личности.

4. Несколько раз Плисецкая снималась в документальных и художественных фильмах. Самую известную свою роль — Бетси Тверскую — она исполнила в картине режиссера Александра Зархи «Анна Каренина» 1967 года.

5. Всю жизнь у Плисецкой было необычное хобби: она вырезала из газет и журналов заметки, в которых упоминались люди со смешными фамилиями: «Гордилась перлами вроде: Денис Непейпиво, Марк Петрович Блядик, Дамочкин-Визжачих».

6. Любимым модельером Майи Плисецкой был французский кутюрье Пьер Карден, который шил костюмы для многих ее балетов.

И еще позже, когда через Надю Леже я познакомилась с Пьером Карденом, великим, неповторимым, неистощимым выдумщиком Пьером Карденом, и побывала на его ослепительных коллекциях, я смогла нутром ощутить, что мода — это искусство. Полное тайн, недосказанности, волшебства — искусство.

7. Одним из партнеров Майи Плисецкой по «Лебединому озеру» стал Вячеслав Голубин. «Слава Голубин был моей первой любовью, и наши «Лебединые» таили для нас обоих нечто большее, чем очередные декадные спектакли», — вспоминала Плисецкая. Однажды на репетиции накануне выступления в Праге балерина неудачно выполнила пируэт и попала Голубину локтем в нос. Удар был такой сильный, что артиста увезли в больницу и диагностировали открытый перелом. Больше «Лебединое озеро» Плисецкая с ним не танцевала.

Смотрите также

Уточните ваше местоположение
Так мы будем полезнее для вас и отобразим в каталогах музеев, театров, библиотек и концертных площадок те учреждения, которые находятся рядом с вами.