Николай Богданов-Бельский
Персона

Николай Богданов-Бельский

Годы жизни:
06 декабря 1868 — 19 февраля 1945
Страна рождения:
Российская империя
Сфера деятельности:
Художник
Содержание

Богданов-Бельский принадлежал к младшему поколению художников-передвижников. Его учили основатели Товарищества — Илларион Прянишников, Владимир Маковский и Василий Поленов. В художественной манере Богданова-Бельского сочетались социальный реализм и веяния рубежа веков, например импрессионизм. Он одинаково писал официальные парадные портреты аристократов и сцены из народной жизни.

Николай Богданов-Бельский родился 20 декабря 1868 года в деревне Шитики Бельского уезда. В середине XIX века это место относилось к Смоленской губернии, позже вошло в состав современной Тверской области.
Отца Богданов-Бельский не знал. Его мать, крестьянка, родила ребенка вне брака. Фамилию Богданов — от словосочетания «данный Богом» — придумал священник во время крещения. Вторая часть, Бельский, появилась в 1905 году, когда руководство Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге присвоило художнику звание академика. Живописец вспоминал, что его неаристократическую фамилию «как бы облагородил сам государь» Николай II, дав приставку, которая отсылала к названию родной губернии.

В детстве Богданов-Бельский жил небогато. Мать занималась сезонной сельскохозяйственной работой на чужих участках. Сын помогал ей, пас скотину. Однако, несмотря на бедность, он получил начальное образование. Местный церковный звонарь обучил его грамоте. Тогда же Богданов начал рисовать, а позже поступил в церковно-приходскую школу в Шопотове. Там он продолжил любительские занятия искусством, а еще начал вырезать ножом по дереву.

Интерес Богданова к творчеству заметил педагог Сергей Рачинский. Во второй половине 1860-х он, дворянин, выпускник Московского университета, биолог, ботаник, ушел со всех университетских должностей. В 1872 году Рачинский приехал в свое родное село Татево и построил там первую в стране сельскую школу, где крестьянские дети могли жить в пансионе. Он сам занимался с воспитанниками, в том числе преподавал им рисование и живопись. Рачинский узнал о юном художнике и принял его в школу. В ней Богданов занимался два года.

Следующим этапом стало обучение азам иконописи и начало профессиональной учебы. На этом настоял Рачинский. В начале 1880-х он помог Богданову попасть в иконописную мастерскую при Троице-Сергиевой лавре и содержал его: каждый месяц отправлял 25 рублей на расходы — примерно столько тогда получали учителя. Художник был благодарен Рачинскому за помощь:

Удивительный человек, учитель жизни. Я всем, всем ему обязан… В его присутствии в деревне ни один из нас не решится на какой-нибудь дурной поступок. Мы, ученики, при нем очищаемся от наших пороков.

В 1884 году Богданов сдал вступительные экзамены в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Там он познакомился с художниками-передвижниками. Его учили основатели и руководители Товарищества передвижных художественных выставок: Владимир Маковский, Илларион Прянишников и Василий Поленов.

Уже в училище молодой художник начал сам зарабатывать. Он писал иконы и продавал свои картины, которые пользовались спросом. В 1889 году Богданов написал к выпускным экзаменам полотно «Будущий инок». Руководство училища оценило работу, присудило автору Большую серебряную медаль и звание классного художника. «Будущий инок» участвовал в XVIII выставке Товарищества передвижных художественных выставок. Там картину ждал успех. Ее заметила императрица Мария Федоровна и хотела приобрести работу, но на нее уже претендовал другой коллекционер. В дело вмешался Сергей Рачинский. Он связался с покупателем, Козьмой Солдатенковым, и убедил отдать полотно императрице. Также произведение заинтересовало собирателя искусства Павла Третьякова. Для него художник написал еще один экземпляр.

После учебы Богданов много работал и быстро стал востребованным художником. Однако в 1894 году он продолжил образование и поступил в Высшее художественное училище при петербургской Академии художеств. Там живописец попал в мастерскую одного из главных передвижников — Ильи Репина. Позже, в 1896 году, Богданов отправился за рубеж — во Францию, Италию и Германию. Там он бывал в мастерских французского художника-реалиста Фернана Кормона и итальянского живописца и скульптора Филиппо Коларосси. Училище он окончил лишь в 1903 году.

В 1890-е годы Николай Богданов чаще всего писал жанровые картины — сюжеты из крестьянской жизни. Он посвятил целый цикл картин народной школе и ее основателю Сергею Рачинскому. В эту серию вошли работы «У больного учителя», «У дверей школы», «Устный счет». В 1895 году Богданов вступил в Товарищество передвижных художественных выставок.

Новый этап в карьере художника начался в 1899 году. Императрица Мария Федоровна не забыла автора «Будущего инока» и заказала Богданову свой портрет. Это положило начало новому направлению в его творчестве — парадным портретам. Вслед за Марией Федоровной портрет кисти Богданова пожелал иметь младший брат Александра III — великий князь Сергей Александрович. Художник писал его племянника, маленького Дмитрия Павловича. За этим последовал заказ от самого Николая II.

Работа с императорской семьей превратила Богданова в популярного среди российской знати живописца. Его заказчиками становились князья Михаил Волконский и Александр Горчаков, министр финансов Российской империи Сергей Витте.

В то же время Богданов не прекратил создавать картины о народной жизни. Звание академика петербургской Академии художеств в 1905 году художник получил за цикл полотен, на которых изображал крестьянский быт.

Богданов-Бельский был членом нескольких художественных союзов. Первым из них стало Товарищество передвижных выставок. Затем, в 1909 году, в Петербурге появилось новое объединение — Общество имени Архипа Куинджи, который собрал вокруг себя живописцев с близкими взглядами. Они стремились сохранить реалистические установки в искусстве. Многие из них, как и Куинджи, отдавали предпочтение пейзажам. Николай Богданов-Бельский стал одним из основателей общества, участвовал в его выставках, а в 1913–1918 годах возглавлял эту организацию.

Вместе с Ильей Репиным Богданов-Бельский поддерживал русских художников и помогал им показывать работы вне страны. До революции 1917 года он проводил выставки русской живописи в Германии, Швеции, Дании, Норвегии, Финляндии, Чехии.

После революции дела Богданова-Бельского ухудшились. Он не принимал новую власть, хотя продолжал работать в России. Однако реалистическая живопись больше не интересовала публику, главенство на какое-то время захватил авангард. Картины не продавались и перестали экспонироваться. Художник писал в начале 1920-х: «Из того, что я написал за эти четыре года (1917–1921), ничего не было выставлено в России». В итоге Богданов-Бельский решил уехать в Латвию. Там его работы по-прежнему пользовались успехом. В Риге, где поселился художник, за 20 лет прошло семь его персональных выставок.

Богданов-Бельский выставлял свои полотна и на совместных экспозициях. Он по-прежнему писал сюжеты из крестьянской жизни, которые охотно принимала среда русского зарубежья, и начал отражать быт эмигрантов. На картине «Бывший защитник Родины» художник изобразил отставного русского офицера и его новое занятие — торговлю газетами на рижской улице.

Также Богданов-Бельский работал над парадными портретами. В 1935 году по приглашению сербского патриарха Варнавы он побывал в Белграде и Дубровнике, где написал портрет священнослужителя и картины «Дорога святого Иакова в Рагузе», «Русская церковь в Рагузе», «Старые ворота Рагузы».

Богданова-Бельского оценили не только в Латвии. На выставке русского искусства в Копенгагене в 1929 году он получил персональный зал. Репродукции его картин печатала датская пресса.

После переезда художник продолжил не только создавать картины, но и организовывать творческую среду вокруг себя. В Латвии он вступил в несколько объединений, поддерживал эмигрантское сообщество.

Детей Николай Богданов-Бельский охотно изображал во все периоды творчества. В России он часто выбирал сюжеты, связанные с учениками в сельских училищах. «Школьные» полотна образовали небольшой цикл. В него вошли произведения «Проба голосов», «Сочинение», «Деревенские друзья». Художник работал над ними в 1900–1910-х годах. Он отмечал: «Я так много лет провел в деревне, так был близок сельской школе, так часто наблюдал крестьянских детей, так полюбил их за непосредственность, даровитость, что они как-то сами собой сделались героями моих картин».

Одна из картин этого периода — «У дверей школы». Она вошла в серию полотен о народной школе Сергея Рачинского. Богданов-Бельский изобразил мальчика в поношенной одежде на пороге класса. Работа стала популярной, ее часто воспроизводили в учебниках.

Еще один крупный «детский» цикл художник создал уже в Латвии. «Детей Латгалии» он писал во время летних поездок. Ежегодно на каникулы он отправлялся на восток страны, в имение Лоборж. Им владела дочь писателя Александра Жемчужникова — Мария Вощинина. Ребят из окрестностей усадьбы Богданов-Бельский и запечатлел на полотнах.

Привычка работать летом за городом осталась у художника со времен, когда он жил в России. До эмиграции он предпочитал останавливаться в Тверской губернии. Там Богданов-Бельский создал картину «Лето». Импрессионистский пейзаж попал на 40-ю экспозицию Товарищества передвижных художественных выставок. Картину так высоко оценили, что ее репродукция оказалась в каталоге, который передвижники издавали после выставки.

Богданов-Бельский женился дважды. С Натальей Топоровой он сошелся в конце 1910-х годов и прожил больше 10 лет. Художник изобразил ее на картинах «У больной учительницы», «Именины учительницы», «Чтение в саду», «За чтением письма». Пара эмигрировала вместе, но в 1921 году Топорова уехала из Латвии. Тогда же начался роман художника с Антониной Эрхардт. Сначала они переписывались. После 10 лет эпистолярных отношений Эрхардт развелась с мужем и обвенчалась с художником. Вторую жену Богданов-Бельский также часто писал.

В 1940 году в Латвию пришла советская власть. За короткое время Богданов-Бельский успел принять участие в Первой выставке изобразительного искусства Латвийской ССР и написать портрет Максима Горького. Однако вскоре Ригу захватили немецкие войска. Во время оккупации художник остался в городе.

В 1944 году Николай Богданов-Бельский поехал в Берлин на лечение. 19 февраля 1945 года он умер. Художника похоронили на берлинском русском кладбище Тегель.

Своих детей у художника не было, однако его пасынок, Герт Эрхардт, унаследовал коллекцию Богданова-Бельского, выставлял картины в Германии и писал об отчиме и его творчестве.


Главное изображение: Николай Богданов-Бельский. Портрет из Юбилейного справочника Императорской Академии художеств. 1914 год. Фотография: Wikimedia Commons / Public domain