Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Галина Уланова

Галина Уланова

Она носила матроску, ловила рыбу и мечтала стать моряком.

Но судьба уготовила Галине Улановой другой путь — прорубить «балетное окно» в Европу сквозь железный занавес и удостоиться при жизни памятников в Санкт-Петербурге и Стокгольме. «Обыкновенная богиня», — говорил о балерине Алексей Толстой.

Дорога в балетную школу для Галины Улановой была предопределена музыкальностью, грациозностью и рождением в балетной семье. Отец Сергей Николаевич был режиссером труппы Мариинского театра, мама Мария Федоровна — балериной и педагогом классического танца. Именно поэтому оборотная сторона балета не была для Гали тайной и предстоящие занятия вызывали не затаенный восторг, а слезы.

«У меня сложилось отчетливое представление, что мама никогда не отдыхает и никогда не спит. Наверное, это было довольно близко к истине. И я, слыша разговоры о том, что и мне предстоит учиться и стать балериной, с ужасом и отчаянием думала: неужели и мне придется так много работать и никогда не спать?»

Галина Уланова


Первым педагогом стала мама. На первых порах помогала бороться с болью пути на пуантах, а затем и преодолевать природную застенчивость, выходя на сцену. Среди воспитанниц дочь не выделяла. Не разглядела на первых порах в девочке будущую приму и второй педагог Галины Улановой — Агриппина Ваганова. Лишь в конце обучения в ленинградском художественном училище стало ясно: восходит настоящая звезда, «гений русского балета» — как говорил об Улановой Сергей Прокофьев.

Флорина в «Спящей красавице» стала премьерной ролью молодой балерины в Ленинградском театре имени Кирова — нынешней Мариинке. Первый шаг из балетного класса на сцену: «Я вышла на сцену ни жива ни мертва. Бархат ярусов, огни прожекторов, кулисы — весь мир бешено крутился и опрокидывался... Никаких мыслей, никакого иного ощущения, кроме страха и стремления сделать все только так, как тебя учили, даже никакого удовольствия от выступления я не испытала».

В 19 лет Галина Уланова получила первую ведущую партию — Одилии–Одетты в «Лебедином озере», но лишь Жизель помогла впервые полюбить свою героиню и овладеть искусством перевоплощения. Чтобы почувствовать роль, Уланова уехала в Царское Село. Именно в этот момент — в одиночестве, на природе — пришло озарение, которое и помогало в будущем балерине проживать каждую роль.

Особым для Галины Улановой стал образ Джульетты: искренность и нежность шекспировской героини были так близки балерине. Неповторимый лирический дуэт с Ромео — Константином Сергеевым стал одним из последних на сцене кировского театра. В годы Великой Отечественной войны Уланова танцевала в театрах и госпиталях Перми, Алма-Аты, Свердловска, а в 1944 году стала москвичкой, поступив в Большой.

«Дорогая Галина Сергеевна! Я со всё время мокрым лицом смотрел Вас вчера в «Золушке». Так действует на меня присутствие всего истинно большого рядом в пространстве... Как удалось Вам извлечь пластическую и душевную непрерывность из отрывистого, условного и распадающегося на кусочки искусства балета? Я не собирался сказать Вам ничего, что было бы неизвестно Вам. Вам, естественно и заслуженно привыкшей к более сильным эпитетам и похвалам и более пространным признаниям. Старое сердце мое с Вами».

Борис Пастернак


Через Галину Уланову русский балет вновь открылся для европейского зрителя. Впервые в 1956 году Большой театр выехал на гастроли в Лондон. Уланова танцевала Жизель и Джульетту. Триумф необычайный, по оценкам зарубежной критики — впервые со времен Анны Павловой. В 1960 году прима прощается со зрителем, выступая в «Шопениане», и становится балетмейстером-репетитором.

«Ты, Моцарт, — Бог, и сам того не знаешь». Моя дорогая, прекрасная Галина Сергеевна, мне всегда хочется это Вам говорить. Мне хочется, чтобы Вы знали, что видеть Вас, Ваше искусство — это счастье высшее!»

Фаина Раневская


Среди учеников Галины Сергеевны — Владимир Васильев, Нина Тимофеева, Людмила Семеняка, Нина Семизорова, Малика Сабирова, Ирина Прокофьева, Ида Васильева, Алла Михальченко, Николай Цискаридзе. А Екатерине Максимовой она «передала» свою Джульетту: «Долго ни с кем из своих учениц я не могла начать готовить партию Джульетты. Прощание с ней — все равно что с живым человеком. Однажды я была в Италии, нас повезли в Верону. В Вероне я постояла перед балконом Джульетты, у памятника над склепом. И вот здесь, у склепа Джульетты, я почувствовала, что никогда уже не буду танцевать, это было очень грустно…»

Проработав почти 30 лет балетмейстером в Большом театре, Галина Сергеевна собиралась рассказать историю своей жизни, написав книгу к 90-летию. Увы, планам не суждено было осуществиться. Но прикоснуться к памяти великой балерины можно, побывав в музее в доме на Котельнической набережной. В квартире Галины Улановой все так же, как при жизни: картины, книги, письма-восхищения… целая эпоха.

«Я благоговею перед Улановой-художником и восхищаюсь Улановой-женщиной, обаятельной, изысканной, элегантной. Не всегда и далеко не всем удается это сочетать. Вы же остаетесь такой и в пылу работы, и после репетиций, изнуривших всех. Хорошо, что у нас есть Уланова, хорошо, что она у нас в театре. Одно ее присутствие облагораживает. Думаешь о Вас — и согревается душа».

Елена Образцова

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть