Александр Иванов
Персона

Александр Иванов

Годы жизни:
28 июля 1806 — 15 июля 1858
Страна рождения:
Россия
Сфера деятельности:
Художник

Александр Иванов увлекался рисованием с раннего детства. Он успешно окончил Академию художеств и уехал за границу — изучать современное искусство. Художник интересовался классическими сюжетами, и главным полотном его жизни стала картина «Явление Христа народу». Масштабную работу Иванов писал почти 20 лет.

Наследник семейных традиций

Александр Иванов родился 28 июля 1806 года в Санкт-Петербурге. Его отец, живописец Андрей Иванов, был адъюнкт-профессором исторического класса Императорской Академии художеств. Он воспитывал сына как своего преемника и рассчитывал, что тот пойдет по его стопам. Начальное образование мальчик получал дома, уроки ему давали профессора Академии. Больше всего времени он уделял рисованию.

В 1817 году Александр Иванов поступил в Императорскую Академию художеств. В Российской империи на тот момент только здесь готовили будущих художников, архитекторов, скульпторов. Обычно учились 15 лет: девять лет — в воспитательном училище и шесть — в самой Академии. Иногда срок сокращался, но исключительно редко. За это время ученики получали основательную базовую подготовку, а потом лучших воспитанников отправляли за границу за счет Общества поощрения художников. Тогда это была единственная возможность совершенствовать свое профессиональное мастерство.

Почти все ученики жили при Академии под строгим контролем воспитателей и были оторваны от окружающего мира. В отличие от них Александр Иванов остался дома: он работал в мастерской отца. Юный художник достаточно быстро освоил принципы академического искусства и изучил основные техники. Вскоре преподаватели стали отмечать его успехи в рисовании и живописи. Некоторые даже подозревали, что картины Иванова на самом деле может писать его отец.

На одном из экзаменов 18-летний Иванов представил полотно на сюжет из гомеровской «Илиады» — «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора». Этот сюжет у художников был популярен, однако Иванов передал его в ином свете: изобразил героев очень эмоциональными, что не было свойственно для академической живописи. За эту работу он получил малую золотую медаль.

Через два года Александр Иванов представил учителям дипломную картину на библейский сюжет «Иосиф, толкующий сны заключенным с ним в темнице хлебодару и виночерпию». Она принесла Иванову звание художника XIV класса и большую золотую медаль. На выставке 1827 года работу высоко оценили критики. Общество поощрения художников решило отправить Александра Иванова за границу, однако до отъезда он должен был создать еще одну картину. Сюжет выбрали из греческой мифологии — «Беллерофонт отправляется в поход против Химеры». Друг и душеприказчик Иванова Михаил Боткин предполагал, что таким образом художника еще раз проверяли, не помогал ли ему в работе отец.

Однако Иванов медлил с написанием картины: в этот период он познакомился с дочерью учителя музыки и влюбился. Он даже подумывал отказаться от пенсиона и заграничной поездки и связать свою судьбу с возлюбленной. Отец был против женитьбы, но убедили Иванова только уговоры товарища, Карла Рабуса. Художник начал работать над картиной и в 1829 году закончил ее. В этот же период он создал несколько картонов — рисунков карандашом и мелом — в натуральную величину с античных статуй — Лаокоона, Бойца и Венеры Медицейской.

Мифологические картины Иванова

В 1830 году Александр Иванов выехал из России в Европу. Общество дало ему указания, что сделать за границей. В первый год художнику предстояло изучать памятники итальянского искусства, во второй — сделать копию с фрески Микеланджело «Сотворение Адама», и только на третий год следовало создать собственное творение. Конечным местом назначения была Италия. По пути художник побывал в Галерее старых мастеров в Дрездене, где сделал наброски «Сикстинской Мадонны» Рафаэля Санти. Осенью 1830 года Иванов прибыл в итальянскую столицу.

В Риме Иванов отыскал мастерскую и принялся за эскизы. Первые наброски с тушевкой он сделал карандашом на темы «Самсон в объятиях Далилы», «Давид играет перед Саулом», «Братья Иосифа в тот момент, когда находят кубок в мешке у Вениамина». Рисунки были выполнены в стиле академизма. Также в этот период он начал писать небольшую картину «Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением». Параллельно с этим он рисовал картон с плафона Сикстинской капеллы.

Потрясенный творением Буонарроти, Иванов начал искать такой же впечатляющий мотив. Он долго выбирал и наконец остановился на евангельской теме — моменте явления Христа народу. Однако изначально художник решил попробовать свои силы в другом сюжете — «Явление воскресшего Христа Марии Магдалине». Он сделал несколько эскизов, остановился на одном из них и немедленно принялся за картину.

В конце 1835 года Иванов закончил «Магдалину» и выставил сначала в своей мастерской, а затем — в Капитолии. Потом художник отправил полотно в Петербург на суд Общества поощрения художников и публики. Картина имела большой успех. Литератор Алексей Тимофеев писал: «Явление Спасителя по Воскресении Магдалине», сюжет, над которым трудились многие живописцы: но что в этой картине особенно хорошего — положение Спасителя. Это — Бог! Величие, кротость, уверенность, благодать, святость, могущество. Картина эта прекрасна». Картину подарили императору, а Иванову продлили содержание на два года и присвоили звание академика.

Как жаль, что меня сделали академиком, мое намерение было никогда никакого не иметь чина. Но что делать, отказаться от удостоения — значит обидеть удостоивших.
Александр Иванов

Больше всего Иванова порадовала прибавка пенсиона — теперь он мог приступить к картине «Мессия». Изначально он думал написать относительно небольшое полотно, но с повышением содержания приобрел огромный холст 7,5 метра в длину и 5,4 метра в высоту. Когда он сообщил в письме Академии о своем будущем плане, учителя не поддержали его. Тем не менее Иванов стал воплощать свой замысел.

«Явление Христа народу»

Начался титанический подготовительный труд. Для вдохновения Иванов отправился в путешествие по Италии. Он работал в Венеции, где копировал работы колористов XVI века, в частности картины Тициана «Мученичество Святого Петра Доминиканца» и «Взятие на небо Божией Матери», подолгу бывал в Ливорно, где зарисовывал местных жителей, писал пейзажи в маленьких городах и искал местность, напоминающую Восток. Он даже просил Академию художеств проспонсировать поездку в Иерусалим, на реку Иордан, но на свое письмо получил ответ: «Рафаэль не был на Востоке, а создал великие творения».

В 1838 году мастерскую Иванова посетил наследник престола цесаревич Александр Николаевич. К тому моменту художник обозначил на картине цветовые пятна и грубо проработал объем и форму основными тонами. Гость остался очень доволен полотном и дал Иванову содержание на три года. В подарок цесаревичу Иванов преподнес несколько акварельных жанровых композиций: «Октябрьский праздник», «Итальянка на ярмарке покупает себе золотые вещи», «Ave Maria».

После визита наследника императора Общество поощрения художников продлило содержание еще на один, последний год. С этого момента Иванов урезал все свои расходы, чтобы только закончить работу. Поддержки и денег со стороны у него не было, потому что он твердо решил не зарабатывать искусством. Не писал на продажу ни одной картины, не создавал портреты на заказ, а в свою мастерскую пускал бесплатно.

Что же касается до меня, то студия моя, всегда закрытая для публики, открыта для моих братий, русских художников, — это подтвердит самый младший из нас. Жалованье за это брать я стыжусь и думать, хотя нахожусь в совершенном безденежьи по случаю отказа Академии на мою просьбу о способах на продолжение труда.
Александр Иванов

В конце 1838 года Иванов познакомился с Николаем Гоголем. Писатель в то время находился в Италии, и он захотел лично увидеть художника, который пишет грандиозное полотно. Позже Гоголь написал своим друзьям, просил помочь живописцу: «Не скупитесь! Деньги все вознаградятся. Достоинство картины уже начинает обнаруживаться всем. Весь Рим начинает говорить гласно, судя даже по нынешнему ее виду, в котором далеко еще не выступила вся мысль художника, что подобного явления еще не показывалось от времен Рафаэля и Леонардо да-Винчи».

Однако чем дольше Иванов работал над картиной, тем больше в ней находил недостатков. Чтобы персонажи получались максимально яркими и выразительными, он создавал несколько этюдов для каждого героя — карандашом и масляными красками. По пятницам и субботам ходил в римскую синагогу и внимательно всматривался в движения, мимику и черты лиц местных прихожан, делал множество заметок из Священного писания.

Иванов вел аскетичный образ жизни. Его день начинался рано: в пять утра художник уже был на ногах и принимался за работу, в полдень на два часа прерывался, а затем трудился допоздна. Он любил работать в одиночестве, редко бывал в людных местах. Каждое лето художник проводил в окрестностях Рима, где делал самые разные зарисовки. Здоровье все чаще стало его подводить, и он по несколько месяцев не мог работать. Немногие понимали это стремление к совершенству. Василий Жуковский недоумевал, почему художник работал так долго: «Куда он пишет такую картину, ее ведь и повесить некуда будет».

Помимо «Явления», Иванов пробовал себя и в других жанрах живописи. Он создавал бытовые сцены, например «Октябрьский праздник в Риме у Понте-Молле» и «Октябрьский праздник в Риме. Сцена у лоджии»; писал пейзажи с «купающимися мальчиками»: «Мальчики на Неаполитанском заливе», «Семь мальчиков в цветных одеждах и драпировках», этюд «Обнаженный мальчик».

Последние годы жизни и смерть Александра Иванова

До 1848 года мастерская художника была открыта для посетителей. В 1845 году к Иванову заглядывал император Николай I. Царь просил Иванова непременно закончить полотно и пожаловал 300 червонцев. Однако после 1848 года Иванов неохотно стал показывать картину публике, а вскоре и вовсе закрыл студию для гостей. Художник был расстроен: в Италии он познакомился с молодой аристократкой и надеялся жениться, но девушка вышла замуж за другого. Живописец отстранился от людей, стал подозрителен и даже думал, что его хотят отравить.

Здоровье Иванова подрывала постоянная нужда. В конце 1850-х он вновь открыл мастерскую в надежде, что среди его гостей будут и благотворители. Многие устремились в студию художника, который 20 лет писал и совершенствовал одно полотно. Некоторые посетители жертвовали деньги. Среди тех, кто его поддерживал, была и вдовствующая императрица Александра Федоровна: она выделила художнику деньги на лечение. Иванов отправился в Германию и Францию. Он планировал поправить здоровье и познакомиться с новыми веяниями в искусстве: живописец не выезжал из Италии более 25 лет. В Рим художник вернулся через несколько месяцев. Он был вдохновлен путешествием, мечтал начать новые полотна и решил оставить «Явление» таким, каким оно было на тот момент.

В 1858 году Александр Иванов вместе с картиной «Явление Мессии» отправился на родину. Сначала он планировал везти полотно поездом до немецкого города Киля, затем — из местного порта пароходом в Петербург. Огромный вал с холстом не влезал ни в багажный вагон, ни в трюм корабля, поэтому Иванов с помощью меценатов оплатил открытую платформу и специальные укрепления на палубе. Так, по железной дороге, а потом по морю картина благополучно прибыла в столицу Российской империи.

В Санкт-Петербурге полотно выставили в Зимнем дворце. Император Александр II выкупил картину и назначил автору пожизненную пенсию. На полученные средства художник надеялся отправиться в путешествие на Восток и по возвращении создать серию картин на библейские темы. Но воспользоваться содержанием Иванов не успел. 15 июля 1858 года он скоропостижно скончался от холеры. Похоронили художника в Санкт-Петербурге на Новодевичьем кладбище. В 1936 году тело перезахоронили на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Интересные факты

1. Строгий и сосредоточенный на работе, Иванов возмущался тем, как ведут себя российские художники за границей. В письме своему брату он рассказывал о бесконечных загулах и карточных играх, безумных скачках и шумных беседах.

Молодое поколение, видя в наставниках своих безбожников, пьяниц, гуляк, картежников и эгоистов, приняло все эти качества в основание, и вот свобода пенсионерская, способная усовершенствовать, оперить и окончить прекрасно начатого художника, теперь была обращена на усовершенствование необузданностей. Некогда думать, некогда углубляться в самого себя и оттуда вызывать предмет для исполнения. <...> Прощай все прекрасное, все нежно-образованное, прощай соревнование русских с Европой на поле искусств! Мы — пошлые работники, мы пропили и промотали свою свободу.
Александр Иванов

2. Многолетний труд над картиной «Явление Мессии» стал для Николая Гоголя примером преданности искусству. И писатель использовал черты характера Иванова, когда продумывал персонажей для своей повести «Портрет». Образ живописца угадывается сразу в двух героях.

Этот художник был один из прежних его товарищей, который от ранних лет носил в себе страсть к искусству, с пламенной душой труженика погрузился в него всей душою своей, оторвался от друзей, от родных, от милых привычек и помчался туда, где в виду прекрасных небес спеет величавый рассадник искусств, — в тот чудный Рим, при имени которого так полно и сильно бьется пламенное сердце художника. Там, как отшельник, погрузился он в труд и в не развлекаемые ничем занятия. <...> Всем пренебрегал он, все отдал искусству.
Николай Гоголь, «Портрет»

Александр Иванов так же уважительно относился к писателю и даже написал два его портрета. Один из них Николай Гоголь подарил поэту Василию Жуковскому, другой — историку Михаилу Погодину.

3. Иванов мечтал, что «Явление Христа народу» однажды станет частью внутреннего убранства храма Христа Спасителя, который в тот момент строился в Москве. Главному архитектору церкви Константину Тону идея понравилась, и он даже предложил художнику написать несколько эскизов для росписи будущего храма. В 1845 году Иванов написал заалтарный образ Воскресения Христова.

В этом же году в Италию приехал сам Тон. Он сообщил Иванову, что его заказ передали Карлу Брюллову. Разочарованный художник с грустью писал Гоголю, что Тон изменился, стал государственным мужем, распределяющим заказы. Проект живописца так и не осуществился. Потеряв надежду расписать московский храм, Иванов начал разрабатывать проект собственного храма и его будущей росписи. Так появились акварели на библейские и евангельские сюжеты: «Благовещение», «Хождение по водам», «Тайная вечеря», «Славословие пастухов», «Сон Иосифа».

Лекции

Русский гений на пути к вечности

Смотрите также

Уточните ваше местоположение
Так мы будем полезнее для вас и отобразим в каталогах музеев, театров, библиотек и концертных площадок те учреждения, которые находятся рядом с вами.