Денис Давыдов
Персона

Денис Давыдов

Годы жизни:
27 июля 1784 — 04 мая 1839
Страна рождения:
Россия
Сфера деятельности:
Поэт
,
Военный деятель

С ранних лет свое истинное призвание он видел в военном деле, поэзия же была неразрывно связана со стихией войны. «...Мирная и покойная жизнь никогда мне ничего не внушает, мне надо потрясения моральные, и сильные потрясения, и я тогда только поэт», — писал Денис Давыдов своему двоюродному племяннику.

Самый знаменитый русский гусар родился в семье бригадира Василия Денисовича Давыдова, служившего под командованием Александра Суворова. Когда Денису было всего девять лет, полководец удостоил своим вниманием его и его младшего брата. Удалому Денису фельдмаршал предсказал блестящую военную карьеру, а его младшему брату Евдокиму — гражданскую службу. Во втором случае он ошибся, не разглядев в застенчивом мальчике будущего героя Аустерлица.

«Давыдов, как все дети, с младенчества своего оказал страсть к маршированию, метанию ружьем и проч. Страсть эта получила высшее направление в 1793 году от нечаянного внимания к нему графа Александра Васильевича Суворова, который при осмотре Полтавского легкоконного полка, находившегося тогда под начальством родителя Давыдова, заметил резвого ребенка и, благословив его, сказал: «Ты выиграешь три сражения!» Маленький повеса бросил псалтырь, замахал саблею, выколол глаз дядьке, проткнул шлык няне и отрубил хвост борзой собаке, думая тем исполнить пророчество великого человека».
Из автобиографии «Некоторые черты из жизни Дениса Васильевича Давыдова»

В 1801 году отец определил Дениса Давыдова в Кавалергардский полк. Из-за маленького роста, от которого и сам Денис Васильевич страдал немало, дежурный офицер отказался его принять. Однако наш герой добился, чтобы его приняли, и вскоре подружился со многими офицерами полка, а 28 сентября 1801 года уже стал эстандарт-юнкером.

«В начале 1801 года запрягли кибитку, дали Давыдову в руки 400 рублей ассигнациями и отправили его в Петербург на службу. Малый рост препятствовал ему вступить в Кавалергардский полк без затруднений. Наконец, привязали недоросля нашего к огромному палашу, опустили его в глубокие ботфорты и покрыли святилище поэтического его гения мукою и треугольною шляпою».
Из автобиографии «Некоторые черты из жизни Дениса Васильевича Давыдова»

В Кавалергардах Давыдов оставался недолго. В 1803 году в рукописях и устных пересказах начали распространяться его политические басни: «Голова и Ноги» и «Река и Зеркало» (последняя — перевод из французского поэта Луи Филиппа Сегюра). Давыдову приписывают и одну из самых острых басен того периода — «Орлица, Турухтан и Тетерев», где в образе мудрой Орлицы выступает Екатерина II, ее жестокий и глупый наследник Турухтан — Павел I, а в «выбранном» птицами Тетереве легко угадать Александра I. На смелые выпады против правительства у Давыдова были свои причины. После смерти Екатерины попал в опалу блестящий Суворов, а вместе с ним и все его соратники. В полку, которым командовал Василий Денисович Давыдов, обнаружили недостачу в 100 тысяч рублей. Бригадир был уволен по решению суда, который также обязал его выплатить потерянную сумму.

Дворцовый переворот 11 марта, в результате которого на престол взошел Александр I, не принес служащему дворянству желаемых результатов. Глухота (отсюда образ Тетерева) и безразличие к поданным, возлагавшим на молодого царя особенные надежды, не способствовали популярности самодержца. Басни Давыдова в это время были выражением общего настроения служащей знати. Позже с таким же осуждением поэт отнесется и к «аракчеевщине», однако идею государственного переворота не одобрит и, будучи приятелем многих декабристов, так и не станет членом тайного общества.

В 1804 году за творчество, которое правительство сочло «возмутительным», Давыдов был выпровожен из гвардии в Белорусский гусарский полк, стоявший в Подольской губернии в Малороссии. Но наш герой переживал недолго, в гусарах ему понравилось.

«Между тем он не оставлял и беседы с музами: он призывал их во время дежурств своих в казармы, в госпиталь и даже в эскадронную конюшню. Он часто на парах солдатских, на столике больного, на полу порожнего стойла, где избирал свое логовище, писывал сатиры и эпиграммы, коими начал ограниченное словесное поприще свое.
В 1804 году судьба, управляющая людьми, или люди, направляющие ее ударами, принудили повесу нашего выйти в Белорусский гусарский полк, расположенный тогда в Киевской губернии, в окрестностях Звенигородки. Молодой гусарский ротмистр закрутил усы, покачнул кивер на ухо, затянулся, натянулся и пустился плясать мазурку до упаду».
Из автобиографии «Некоторые черты из жизни Дениса Васильевича Давыдова»

Оставив свои острые политизированные басни, он разрабатывает совсем другое направление в творчестве. Давыдовская «гусарщина» стала одним из самых ярких бытовых и психологических явлений 1800–1810 годов. Живописный и полнокровный образ старого вояки, наездника, «еры и забияки», созданный автором в его стихотворениях, оказался любим не только среди военных, но прижился и в светских салонах. Опыты написания «гусарских» стихотворений были и ранее, однако именно Давыдов, смело использовавший разговорную лексику, экспериментирующий со стихотворными размерами и впервые заговоривший в «гусарских стишках» о патриотизме и доблести, оказался лучшим в этом направлении.

Лирический герой поэта очень скоро стал ассоциироваться с ним самим, тем более что и Давыдов не возражал против такого сравнения и всячески подчеркивал свою гусарскую натуру. Такое отождествление чуть было не сыграло с поэтом злую шутку: после двух неудачных романов он, наконец, решил жениться на девице Софье Чирковой, дочери покойного генерала Николая Чиркова. Давыдов получил согласие, но свадьба оказалась под угрозой после того, как мать девушки увидела его стихотворения. Решив, что будущий зять — пьяница и кутила, она намеревалась отказать поэту. Его друзьям стоило немалых усилий чтобы убедить женщину в том, что поэт и военный историк Денис Давыдов имеет лишь внешнее сходство со своим литературным двойником, пьет в меру и за картами не замечен. Дело происходило в 1819 году, к тому моменту наш герой был не только уже известным литератором, но и участником войны с Наполеоном, а также героем Отечественной войны 1812 года.

О том, как Давыдов сумел попасть в самую гущу боевых действий, ходят легенды. По одной из них, молодой гусар, скучающий в Подольской губернии, ночью проник к фельдмаршалу Михаилу Каменскому, назначенному в это время главнокомандующим русской армии, с требованием отпустить его на фронт. Старания Давыдова были бы напрасными, так как Каменский вскоре был смещен с должности, однако о его «подвиге» узнали при дворе, и гусар попал в адъютанты к князю Петру Ивановичу Багратиону. Сам Давыдов описывает эту историю несколько иначе.

«1806 году, быв переведен в Лейб-гусарский полк поручиком, Давыдов явился в Петербург. Вскоре загорелась война с французами, и знаменитый князь Багратион избрал его в свои адъютанты. Давыдов поскакал в армию, прискакал в авангард, бросился в сечу, едва не попался в плен, но был спасен казаками».
Из автобиографии «Некоторые черты из жизни Дениса Васильевича Давыдова»
По одной из версий, Давыдов стал прототипом персонажа романа Льва Толстого «Война и мир» — Василия Денисова.

Багратион стал любимым начальником, старшим другом и наставником Дениса Давыдова. Есть знаменитый анекдот о князе и его адъютанте, историкам он известен в двух вариантах благодаря дневникам Александра Пушкина. Согласно первой редакции, Давыдов, явившись к генералу Бенингсену, сказал: «Князь Багратион прислал меня доложить, что неприятель у нас на носу». На что тот ответил: «Денис Васильевич, ежели на вашем, так он уже близко, ежели на носу князя Багратиона, так успеем еще отобедать». Согласно второму варианту, съязвил по поводу носа уже сам Багратион, некогда обиженный на Давыдова за эпиграмму, высмеивающую его профиль. Очевидно, что обе эти истории идут от самого Давыдова, прослывшего остряком и удивительным рассказчиком, и подчеркивают не только внешние особенности героев анекдота, но и дружественность их отношений.

Вместе с Багратионом Давыдов участвовал в ряде важных сражений, после одного из которых получил орден Святого Владимира IV степени. В 1812 году именно к нему поэт обратится с идеей о создании партизанского отряда. Приказ о формировании этого подразделения, сыгравшего столь серьезную роль в победе над Наполеоном, Багратион подписал накануне Бородинского сражения, в котором был смертельно ранен. Что же касается летучего отряда Давыдова, то во время войны от прославился небывалыми подвигами, вот лишь некоторые из них: с 50 гусарами и 80 казаками в одной из вылазок Давыдов умудрился взять в плен 370 французов, отбив при этом 200 русских пленных, телегу с патронами и девять телег с провиантом; под Ляхово он вместе с другими партизанами взял в плен двухтысячный отряд генерала Ожеро; при подходе к Парижу он вместе с казаками прорвался сквозь гусар бригады генерала Жакино к французской артиллерийской батарее и, уничтожив прислугу, решил исход сражения.

К 150-летию Отечественной войны снят художественный фильм «Гусарская баллада». Денис Давыдов стал прообразом командира партизанского отряда Давыда Васильева.

После 1812 года о Давыдове и его невероятной храбрости знал, без преувеличения, весь мир. Гравюра работы английского художника Дениса Дайтона с подписью «Денис Давыдов. Черный капитан» хранилась в рабочем кабинете Вальтера Скотта, с которым поэт вел переписку и которому показывал некоторые из своих стихотворений. Едва ли английский романист смог по достоинству оценить талант гусарского поэта, а вот в России почитателей его творчества было немало. Среди прочих — Пушкин, Языков, Жуковский. Давыдов был членом литературного общества «Арзамас», и, по мнению остальных резидентов кружка, его ухарским веселым текстам невозможно было подражать.

Менее известны прозаические тексты Дениса Давыдова, среди которых такие статьи, как «Встреча с великим Суворовым», «Встреча с фельдмаршалом графом Каменским», «Воспоминание о сражении при Прейсиш-Эйлау», «Тильзит в 1807 году», «Дневники партизанских действий» и «Записки о польской кампании 1831 года». По ценности сообщаемых данных эти военные воспоминания и до сих пор остаются важными источниками для истории войны той эпохи.

После окончания Отечественной войны карьера Давыдова складывалась не лучшим образом. Для правительства он навсегда остался вольнодумцем, а значит, человеком, которого нельзя задействовать в серьезных кампаниях. И хотя до 1831 года Денис Давыдов принимал участие в военных действиях, он считал себя человеком обделенным по службе.

Скончался знаменитый партизан и поэт 22 апреля (по григорианскому календарю - 4 мая) 1839 года на 55-м году жизни. Прах его был перевезен в Москву и погребен на кладбище Новодевичьего монастыря.

Шампанское в русской поэзии
Вспоминаем, как воспевали шампанское русские поэты круглый год, по любому поводу.
Бес в перо: немолодые поэты и их юные музы
7 скандальных историй любви.
Матери-героини Российской империи: портреты и стихи
Вспоминаем особо героических женщин и их младенцев.

Фильмы и спектакли

Смотрите также

Игорь Северянин
Поэт
Россия
1887–1941
Андрей Вознесенский
Поэт
СССР
1933–2010
Белла Ахмадулина
Поэт
СССР
1937–2010
Василий Жуковский
Поэт
Россия
1783–1853