Лев Лещенко
Персона

Лев Лещенко

Родился:
01 февраля 1942 (78 лет)
Страна рождения:
СССР
Сфера деятельности:
Художественный руководитель
,
Исполнитель
,
Актер театра
Содержание

Лев Лещенко начал петь еще в детстве, но никогда не думал, что это станет всем делом его жизни. Творческую карьеру артист начал в армии, затем окончил ГИТИС, поработал в Театре оперетты и устроился вокалистом на Гостелерадио. Он сотрудничал со многими известными композиторами, записывал песни, которые потом стали классикой отечественной эстрады. В 1972 году Лещенко победил на Международном фестивале в Сопоте и прославился на всю страну.

Лев Лещенко родился 1 февраля 1942 года в Москве, в районе Сокольники. Семья тогда жила в коммунальной квартире, которая находилась в деревянном двухэтажном доме старой купеческой постройки. Отец певца, Валерьян Лещенко в 1931 году переехал из Курской области в Москву, где стал бухгалтером Витаминного завода на Красной Пресне, а через 5 лет познакомился с будущей матерью Лещенко — Клавдией Федосеевой. Она была уроженкой Рязани и происходила из купеческого рода. Через 4 года после их свадьбы родилась старшая сестра Льва Лещенко — Юлия. На второй день после начала Великой Отечественной войны, 23 июня 1941 года, Валерьяна Лещенко как старшего лейтенанта запаса зачислили в спецвойска при НКСВД. Он служил в селе Богородском, которое сейчас стало районом Москвы.

«Родился я <...>, когда под Москвой шли самые ожесточенные бои с немцами. Принимала меня баба Женя, так как ни о каком роддоме в то время нечего было и думать. Как только отцу сообщили об этом радостном событии, он тут же примчался домой, прихватив с собой буханку хлеба, четвертинку спирта и еще кое-какие продукты из своего пайка»
Лев Лещенко, автобиографическая книга «Апология памяти»

Через год Валерьян Лещенко поселил жену и детей рядом со своим местом службы, в бараке для семей офицеров. Певец писал позднее: «Помню, в редкие дни, когда отец приходил со службы, меня будили поздней ночью, и начиналось наше общение, во время которого он давал мне поиграть своим пистолетом и саблей».

Когда Льву Лещенко был год и восемь месяцев, его мать умерла от тяжелой болезни. Воспитанием детей занялась их бабушка, которая специально для этого приехала из Рязани. Затем будущий певец два года жил у дедушки Андрея Лещенко в украинском поселке Низы. Именно он первым обратил внимание на вокальные способности Лещенко.

«С тех самых пор, как мне исполнилось четыре года, он приобщал меня к музыке, к пению. Помню, как мы с ним распевали на два голоса «Нелюдимо наше море, день и ночь шумит оно…». Дед пел под Максима Михайлова, а я, соответственно, под Ивана Козловского, был тогда такой знаменитый вокальный дуэт. И когда мне в нашем с дедом дуэте удавалось удержать мелодическую линию первого голоса, дед, певший вторым голосом, был в неописуемом восторге. То есть где-то к пяти годам от роду я уже начал понимать, что у меня есть голос, слух, что я умею петь»
Лев Лещенко, автобиографическая книга «Апология памяти»

В 1948 году Лещенко вернулся в Сокольники и пошел в школу. Во втором классе его приняли в школьный хор. Певец вспоминал: «К тому времени, в 1950 году, у меня прорезался высокий чистый дискант». А через год дедушка отвел его в Детский хор Сокольнического Дома пионеров — известный тогда коллектив, которым руководил заслуженный деятель искусств РСФСР Анатолий Чмырев. С хором Лещенко ездил записывать песни на радио, а в 1952 году выступал перед Иосифом Сталиным на празднике в честь 1 мая. Параллельно Лещенко занимался в кружке духовой музыки, играл на альте, ходил в секцию по плаванию и, как он сам потом писал, «думать тогда не мог, что пение когда-нибудь станет главным делом <...> жизни».

Отец Лещенко женился второй раз на Марии Сизовой, и в 1949 году у певца появилась сводная сестра Валентина. Впятером они жили в одной комнате все той же коммуналки. Поэтому в 1954 году Валерьяну Лещенко, который к этому времени уже стал подполковником, дали две комнаты в коммуналке у станции метро «Войковская». Лев Лещенко писал в автобиографической книге «Апология памяти»: «Это был невероятно роскошный по тем временам дом «сталинской застройки» с высокими потолками, ванной и всем прочим, включая телефон». Однако юному артисту пришлось оставить пение, так как ездить в Дом пионеров было далеко, а в школе имени Зои Космодемьянской, где он учился с шестого класса, не было хора. Кроме того, у Лещенко в подростковом возрасте стал меняться голос. Некоторое время он посещал школьный театральный кружок, а потом занялся спортом: играл в баскетбол за московское «Динамо», а также увлекался настольным теннисом, футболом, волейболом и гандболом. Однако в 17 лет на физкультуре Лещенко получил травму позвоночника — десять дней у него были парализованы руки. После этого он уже не смог заниматься спортом и вернулся к пению: оставался в школе по вечерам, слушал пластинки с записями Марио Дель Монако, Франко Корелли и тренировался петь с ними дуэтом в пустом классе.

«Моя тайна довольно быстро раскрылась. Мои одноклассницы, участвовавшие в школьной самодеятельности, уговорили меня выступить на каком-то праздничном вечере, где я благополучно «облажался». Я должен был исполнить песню «У Черного моря» из репертуара Леонида Утесова. Но я так разволновался, что взял с первых же нот очень низкую тональность. И понял, что спуститься еще ниже по октаве уже не смогу. Пропел с грехом пополам один куплет, а затем заявил: «Извините, но я не умею петь. Я не по этому делу». <...> Я понял, что надо к своим певческим упражнениям относиться гораздо более серьезно. То есть оставить всяческую самодеятельность и искать педагогов по вокалу»
Лев Лещенко, автобиографическая книга «Апология памяти»

В 1959 году Лев Лещенко окончил школу и решил поступать в ГИТИС на вокальное отделение. Параллельно он подал документы в Щукинское и Щепкинское училища, но везде плохо сдал вступительные экзамены, не поступил и в итоге устроился рабочим сцены в Государственный Академический Большой театр СССР. В следующем году ему снова не удалось поступить в вуз, и отец посоветовал Лещенко заняться чем-то более серьезным. Он устроился слесарем-сборщиком на завод точных измерительных приборов, а в 1961 году ушел в армию и по распределению попал в танковые войска на территории Германии.

Скоро командир части заметил вокальные способности Лещенко и 27 января 1962 года направил его в Ансамбль песни и пляски 2-й танковой армии, который находился в Фюрстенберге. Тогда там как раз готовили новую программу к 23 февраля — Дню Советской Армии, и хотели включить в нее песню Вано Мурадели на стихи Исаака Соболева «Бухенвальдский набат», но не было подходящего голоса. Лещенко вспоминал: «Надо ли говорить, с каким жаром я принялся разучивать эту песню». Он сделал нотную запись с пластинки, на которой песню исполнял Муслим Магомаев, начал репетировать, но произведение не давалось ему в «полном эмоциональном объеме». Лещенко писал в книге «Апология памяти»: «Сила Муслима — в пафосе и страсти, я же более приближен к сдержанной, лирической манере. Поэтому успех мне мог светить лишь при условии, что я найду свою собственную, личную, выстраданную интонацию песни, принадлежащую только и только мне». И он ее нашел в расположенном неподалеку бывшем женском лагере Равенсбрюк, в котором нацистские врачи проводили опыты над людьми.

«Уговорил я нашего руководителя, старшего лейтенанта, совершить своего рода экскурсию в это трагическое место. Осмотрели камеры, в которых содержались узницы, постояли у печей крематория, где сжигались тысячи людей… Трудно, конечно, выразить словами охватившие меня тогда чувства. Но именно эти невыразимые эмоции и переплавились затем в чеканные слова звучащей песни. <...> Когда прозвучали заключительные аккорды, меня охватил страх. <...> Но через несколько секунд зал буквально взорвался криками восхищения и громом аплодисментов. <...> Эти оглушительные несмолкающие аплодисменты красноречиво свидетельствовали о том, что Лев Лещенко будет певцом. Это означало, что я почувствовал свой стиль, свой прием, свою интонацию, когда за внешней сдержанностью таится большой эмоциональный накал»
Лев Лещенко, автобиографическая книга «Апология памяти»

Вскоре Лещенко вместе с другими военнослужащими-«срочниками» создал вокально-инструментальный ансамбль, где был басом. Коллектив имел большой успех и два лета подряд ездил на гастроли по городам Германской Демократической Республики. Певец также исполнял сольные номера, вел концерты и читал стихи, но помимо этого выполнял некоторые воинские обязанности: следил за чистотой в части, поддерживал давление пара в котельной. А в последний год службы в свободное время певец готовился к экзаменам в театральный институт. В сентябре 1964 года он наконец стал студентом ГИТИСа, а именно курса Георгия Анисимова, главного режиссера Театра оперетты. В том же году Лещенко начал стажироваться у него в театре, а во время летних каникул гастролировал с концертными бригадами по всей стране.

Лев Лещенко окончил Государственный институт театрального искусства имени А.В. Луначарского в 1969 году. Его дипломной работой стала роль графа Оскара в оперетте Жака Оффенбаха «Синяя Борода». Затем Георгий Анисимов пригласил певца на собеседование, сказал, что оставляет в театре, и обещал большие роли. Однако Лещенко понимал, что со своим басом-баритоном не сможет достичь в оперетте больших высот. Он писал позднее: «Хотя я по своим внешним данным и подходил для амплуа героя, мой голос не очень-то соответствовал критериям, принятым в оперетте. <...> Все герои-любовники, как правило, являются обладателями высокого баритона, а иногда и тенора. <...> Мой голос был ближе скорее к оперному репертуару».

В 1969 году художественный руководитель вокальной студии Гостелерадио Анна Матюшина, которая преподавала в ГИТИСе и наблюдала за творческим развитием Лещенко все эти годы, предложила ему принять участие в конкурсе на места солистов на Гостелерадио. Как писал певец в своей книге «Апология памяти», она сказала ему тогда: «Я знаю твой потенциал. Ты по природе своего таланта — еще и прекрасный камерный исполнитель, в твоем репертуаре — множество романсов. Ты поешь оперу, эстраду, словом, все, что угодно. Перед тобой открыто огромное поле деятельности. Что тебе со всем этим делать в оперетте?». Лещенко пошел на конкурс и исполнил там оперные арии Филиппа из «Дона Карлоса» и старого цыгана из «Алеко», романсы Хуго Вольфа и эстрадные песни советских композиторов. Его слушали музыкальные редакторы, каждый из которых отвечал за исполнение в эфире определенного вида музыки: русской, классической, эстрадной, зарубежной. И все они сказали: «Этот Лещенко — просто какое-то явление! Для нас всех это будет «рабочая лошадь»…».

«Коммунисты, вперед!». Музыка Марка Минкова. Слова Александра Межирова. Исполняет Лев Лещенко, 1971 год

13 февраля 1970 года Льва Лещенко зачислили солистом-вокалистом в стажерскую группу и обещали перевести в штат, как только он «зарекомендует себя в качестве исполнителя какой-либо монументальной, крупной вещи». Ею стала оратория «Ленин в сердце народном», которую написал Родион Щедрин в честь 100-летия со дня рождения Владимира Ленина. Эту аритмичную партитуру композитор создал на основе документальных свидетельств людей, которые знали и видели Ленина, в том числе и красногвардейца Бельмаса, который нес дежурство в Горках в день смерти Ленина. Его партию и поручили исполнить Лещенко на ленинградском радиофестивале. Певец вспоминал: «Геннадий Рождественский <...> сказал мне просто: «Лева, следите за моей рукой, я каждый раз буду давать для вас вступление». И буквально на первой же репетиции с оркестром я спел всю свою партию от начала до конца, чем поразил не только всех окружающих, но прежде всего — самого себя». Партию «Рассказ работницы Наторовой» доверили солистке радио Людмиле Белобрагиной, «Народный плач» пела уже известная Людмила Зыкина, а аккомпанировал им Большой симфонический оркестр под управлением Геннадия Рождественского. Репетиции длились всего несколько недель.

«И вот наконец Ленинград… Идет исполнение оратории Щедрина. Отпел свое — присел на стул. Продолжительность оратории где-то минут сорок. Вначале идет большая интродукция — пролог. Затем моя вокальная партия. После чего — опять интродукция и «Рассказ работницы Наторовой». А затем «Народный плач»… <...> Особенно запомнился тот момент, когда, по оратории, Бельмас узнает о смерти Ленина: «Не верится, не верится, не может этого быть! Ленин жив, жив Ленин!..» Сажусь после этого на стул, а меня всего аж трясет — и от премьерного волнения, и от нервного перенапряжения. <...> Это и был, видимо, один из тех немногих моментов истины, которые изредка дарит нам судьба, — увидеть себя как бы со стороны, осознать свое место в общенациональном культурном процессе <...> Одним словом, мое первое выступление с самым мощным оркестром Гостелерадио прошло более чем успешно, о чем на банкете в Ленинграде сказал сам его руководитель: «Ну что, Лева, с боевым крещением тебя!»
Лев Лещенко, автобиографическая книга «Апология памяти»

По возвращении в Москву Лещенко был зачислен в штат Гостелерадио и начал выходить в эфир пятнадцать раз в месяц. Голос диктора торжественно объявлял: «У микрофона — солист радио и телевидения… Исполняются оперные арии и романсы русских композиторов!», — и Лещенко начинал петь в сопровождении огромного оркестра. Кроме того, артист записывал песни с тремя крупнейшими оркестрами радио: Юрия Силантьева, Бориса Карамышева и Вадима Людвиковского. Скоро его заметили и композиторы — начали предлагать свои сочинения для фондовой записи на радио. Первой такой работой стала песня «Парижское танго» Оскара Фельцмана, затем — «Белая береза» Владимира Шаинского. А летом 1970 года Лещенко отправился с оркестром Вадима Людвиковского в большую гастрольную поездку по СССР с программой «Мелодии друзей», отработал сорок концертов и получил опыт выступления на сцене.

«За того парня». Музыка Марка Фрадкина. Слова Роберта Рождественского. Исполняет Лев Лещенко, 1972 год

В сентябре 1970 года Лев Лещенко стал лауреатом IV Всесоюзного конкурса артистов эстрады: он исполнял цикл песен-баллад Оскара Фельцмана на стихи Роберта Рождественского, одной из них была «Баллада о красках». В 1972 году артиста отправили на конкурс «Золотой Орфей» в Болгарию. Он выступал с песней Яна Френкеля на стихи Расула Гамзатова «Журавли» и занял первое место по набранным очкам, но из-за «таинственных подковерных интриг», как он сам говорил, международное жюри присвоило ему третью премию.

В том же году в Министерстве культуры выбирали, кто из советских певцов поедет на Международный фестиваль в польский город Сопот. Сначала не хотели вновь отправлять Лещенко, но по решению Совета композиторов советский певец должен был исполнять песню Марка Фрадкина на стихи Роберта Рождественского «За того парня». Фрадкин заявил: «С моей песней поедет только Лещенко! Мне нравится, как он поет, лучше его никому эту песню не спеть!», — и фестивальной комиссии пришлось уступить. Второй песней, которую нужно было исполнять на польском языке, стала «Ждем весну» Анджея Жилинского. Певец вспоминал: «Успех — невероятный, сумасшедший! Публика скандирует «Бис! Бис!». Так в Сопоте Лещенко получил долгожданную первую премию — этот конкурс тогда считали недосягаемым музыкальным Олимпом. Артист писал позднее: «По-настоящему знаменитым я конечно же проснулся на следующий день после победы в Сопоте». После этого Лещенко начал выступать на главных концертах страны в Кремле и в Останкино, много гастролировал по Советскому Союзу и странам социалистического лагеря, а в 1973 году даже представлял СССР в Токио на выставке «Советская социалистическая Сибирь». В 1977 году певец получил звание заслуженного артиста РСФСР.

На первом курсе ГИТИСа Лещенко познакомился со студенткой третьего курса Аллой Абдаловой. Певец вспоминал: «Не скрою, что она произвела на меня впечатление — высокая, стройная блондинка с большими серыми глазами и низким, волнующим меццо-сопрано». Он начал ухаживать за Абдаловой, и через два года молодые люди поженились. Они вместе ездили на гастроли с Музыкальным театром имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, потом работали в Театре оперетты. Но затем Абдалова ушла в Государственный эстрадный оркестр под управлением Леонида Утесова, а Лещенко стал штатным исполнителем на Гостелерадио, и их ритмы жизни стали сильно различаться. Он писал в книге «Апология памяти»: «Я просто физически ощущал, как мы с Аллой все больше и больше отдаляемся друг от друга. Кроме того, в начале 1970-х у меня уже появилась определенная популярность. <...> Я стал известным, узнаваемым и часто приглашаемым певцом, в то время как Алла оставалась примой в масштабах одного лишь утесовского коллектива (что конечно же больно задевало ее самолюбие). Я, чувствуя это пытался как-то смягчить остроту ситуации. Записал с ней, скажем, дуэтом на радио песню Александры Пахмутовой «Старый клен», затем одну из песен Марка Фрадкина… Но тем не менее атмосфера в нашем доме становилась все более напряженной». В 1974 году после сильной ссоры Лещенко ушел из дома, потом супруги пытались наладить отношения, но ничего не выходило.

В 1976 году певец уехал на гастроли в Сочи. Там приятель познакомил его с Ириной Багудиной. Девушка закончила экономический факультет МГУ, с 1972 года училась по обмену в Будапеште и не знала, кто такой Лев Лещенко. У них начался страстный роман. Вернувшись в Москву, певец окончательно расстался с женой. С Багудиной они поддерживали отношения по телефону, встречались, когда она приезжала на каникулы в Москву. А в 1978 году девушка завершила учебу в Венгрии, вернулась в Москву, Лещенко получил развод от Абдуловой, и они наконец поженились. Детей у них не было.

«День Победы». Музыка Давида Тухманова. Слова Владимира Харитонова. Исполняет Лев Лещенко и Ансамбль песни и пляски Московского военного округа под управлением Сурена Баблоева, 1975 год

В ноябре 1975 года на концерте ко Дню милиции Лев Лещенко впервые исполнил песню «День Победы», которую композитор Давид Тухманов написал на стихи Владимира Харитонова к 30-летию Победы в Великой Отечественной войне. Песня стала хитом и визитной карточкой артиста, она до сих пор наиболее популярна именно в его исполнении. В 1980 году на церемонии закрытия Летних Олимпийских игр в Москве он вместе с Татьяной Анциферовой и ансамблем «Самоцветы» исполнял песню Александры Пахмутовой на стихи Николая Добронравова «До свиданья, Москва!». Под нее из «Лужников» в небо улетал Олимпийский Мишка. Лещенко вспоминал: «Замечательный звукорежиссер Виктор Бабушкин сделал из наших голосов микс. <...> Мой голос превалировал, поэтому все стали ассоциировать эту песню со мной. Позже, когда Таню Анциферову спрашивали, почему в нашем дуэте больше звучит Лещенко, она, наверное, в шутку сказала, что я отталкивал ее от микрофона. Хотя мы не виделись на записи. <...> Когда песня звучала, были слезы на глазах у многих зрителей».

В 1980 Лев Лещенко ушел из Гостелерадио, организовал собственный эстрадный коллектив и стал работать в Государственном концертно-гастрольном объединении РСФСР «Росконцерт». Артист вспоминал: «Это потребовало от меня огромных усилий, так как содержание ансамбля стоило очень больших денег. Приходилось давать по триста-четыреста концертов в год». В его репертуаре уже было много песен известных композиторов — шлягеров, которые потом стали классикой отечественной эстрады. Среди них — «Белая береза, «Не плачь, девчонка» и «Родительский дом» Владимира Шаинского, «На земле живет любовь», «Ни минуты покоя» и «Родная земля» Вячеслава Добрынина, «Нам не жить друг без друга» Александры Пахмутовой, «Соловьиная роща» и «Притяжение Земли» Давида Тухманова, «Где мой дом родной» Марка Фрадкина.

«Когда одной из тем моего репертуара стала лирико-гражданственная тема, мой выбор никак нельзя было назвать случайным или необдуманным. То есть я пел, как думал, как считал. <...> А считал я тогда, что мы, советские люди, живем единственно правильным образом. Поэтому не совсем правы были те из моих критиков, которые полагали, что вот, мол, Льву Лещенко просто-напросто невероятно повезло на классных композиторов. <...> Да, не спорю, был в моей судьбе и элемент везения, случая. Но всякий раз все это падало на хорошо подготовленную почву — я твердо знал, о чем мне петь, что выражать своими песнями. <...> Дело тут не только в силе и диапазоне голоса, хотя и это очень важно. Необходимо еще и актерское мастерство, умение точно войти в образ, безошибочно попасть в смысловую тональность, быть доверительным»
Лев Лещенко, автобиографическая книга «Апология памяти»

В 1980 году певца наградили орденом Дружбы народов. Через три года за выдающиеся заслуги он получил звание Народного артиста РСФСР, а в 1989-м — орден «Знак Почета».

В 1889 году Лещенко ушел из «Росконцерта», создал театр эстрадных представлений «Музыкальное агентство» и стал его художественным руководителем. Певец рассказывал: «По сути, это конечно же эстрадный театр, дающий возможности и для моей нормальной творческой работы, и для тех, кто меня окружает, — музыкантов, исполнителей самых разных жанров. Первостепенной моей задачей является их «промоушен», что означает «раскрутка», продвижение — словом, устройство их судьбы. Помимо этого, мы занимаемся организацией концертов, фестивалей, презентаций и так далее». Кроме того, в 1990-2000-х годах певец преподавал в музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных (ныне Российская академия имени Гнесиных). Его ученицы — Марина Хлебникова, Катя Лель, Ольга Арефьева — стали известными артистками эстрады.

«Я всегда уделял огромное внимание работе с молодыми одаренными ребятами, о чем говорит моя работа в телепрограмме «Стар и млад», автором и ведущим которой я являлся. Главная цель этой передачи заключалась в том, чтобы помочь выйти на большую эстраду безусловно способным, но еще неоперившимся, не очень опытным и не имеющим известности артистам. В свое время я вел на телевидении и программу «Споемте, друзья!», в которой была рубрика «Музыкальное открытие». Поэтому всюду, где мне приходилось бывать с концертами, я получал возможность знакомиться и с многообещающими юными дарованиями»
Лев Лещенко, автобиографическая книга «Апология памяти»

В 2001 году Лещенко издал биографическую книгу «Апология памяти», в которой рассказал не только о своей жизни, но и о современниках — выдающихся деятелях искусства, спорта и политики. В 2004 году певец стал совладельцем и почетным президентом подмосковного баскетбольного клуба «Триумф». Сам артист часто играет в баскетбол, а также увлекается теннисом и плаванием.

5 февраля 2017 года Лев Лещенко отметил 75-летие. В честь этого он выступил с лучшими своими песнями на большом концерте в Кремлевском дворце. А в 2018-2019 годах Лещенко был наставником в шоу «Голос 60+» на «Первом канале».