Публикации раздела Музеи

Иконы, сказки и былины: палехские мастера в приложении Artefact

«Палех — село-академия народная», — говорил историк искусства Георгий Филимонов. Это место издавна славилось иконописью, а в XVII веке о палехских мастерах заговорили по всей стране. Они использовали яркие темперные краски, прописывали архитектурные детали и украшали работы сусальным золотом. После революции палешане перенесли свои иконописные приемы на лаковые шкатулки и заменили сюжеты на более народные: сказки, былины и жанровые сцены. А чтобы сохранить традиции, в 1935 году создали Государственный музей палехского искусства.

Мы собрали для вас пять работ палехских мастеров, которые можно увидеть в приложении Artefact. Читайте об истории палехской росписи, нажимайте на точки интереса и узнавайте еще больше нового.

«Акафист Спасителю»

По легенде, в XII веке жители Владимира и Суздаля сбежали от татар в леса. Они выжгли территорию на берегу речки Палешки и построили там село Палех — название произошло от слова «паленый». Земледелие на неплодородных почвах не приносило больших доходов, и жители села занимались разными промыслами, в первую очередь — иконописью. Палехские мастера использовали мягкие плавные линии и яркие цвета, а одеяния святых и орнаменты украшали сусальным золотом. Специальную краску — темперу изготавливали по особому рецепту: порошковые пигменты и яичный желток разводили столовым уксусом или квасом.

Иконописцы передавали свои традиции из поколения в поколение и образовывали династии художников. А в XVII веке Палех стал крупным иконописным центром. У мастеров начали заказывать иконы со всей России и даже за границей. Иконописцев приглашали расписывать Грановитую палату в Москве и Успенский собор во Владимире.

В Государственном музее палехского искусства хранится икона «Акафист Спасителю», которую искусствоведы считают эталоном палехского стиля. Ее написали в 1770-х годах для иконостаса Казанского придела палехского Крестовоздвиженского храма. Авторами работы считают «личника» Ивана Балякина и «платьечника» Никиту Буторина. В Палехе часто с одной иконой работали несколько мастеров: один писал одежды, а другой — открытые части тела и лики святых.

В центре иконы расположился образ Спаса Нерукотворного. Его создали еще во второй половине XVI века и привезли в Палех из Великого Устюга. Затем мастера изобразили вокруг него историю о том, как первый лик Христа проявился на ткани. А вокруг центральной композиции написали еще 25 сцен из земного пути Иисуса Христа. Традиционно на фоне библейских эпизодов палехские мастера создали сложные и объемные декорации: высокие горки с мягкими изгибами, архитектурные шпили и башенки, необычные растения и узоры.

«Богоматерь на престоле»

Одной из самых известных иконописных артелей в России второй половины XIX века была мастерская Пешехоновых в Петербурге. Ее в 1830-х годах основал иконописец из Твери Макарий Пешехонов, а затем дело продолжили его потомки. Многие мастера Палеха в XIX веке учились и работали в мастерской или писали в «пешехоновском стиле», так как в то время он был самым популярным у заказчиков. Художники с помощью светотени изображали лики святых более натуралистично, как на картинах, и обильно украшали работы золотыми орнаментами. Также они имитировали драгоценные ткани, шитые жемчугом и камнями одежды святых с помощью «цировки» — так называли способ декора, когда мастер тонкой иглой проскребал густой слой краски до золотого фона.

В этом стиле написана икона «Богоматерь на престоле». Ее для иконостаса Крестовоздвиженского храма создали Петр Наговицын и Илья Волков — палехские художники из пешехоновской мастерской.

Строгий лик Богоматери и Христа, их застывшие позы, обилие золота и держава сделали изображение торжественным и монументальным. А имитация трещин подчеркнула благородную старину иконы.

«Буревестник»

После Октябрьской революции 1917 года в России началась волна богоборчества, и мастерам пришлось оставить иконопись. Тогда в 1924 году палешане Иван Баканов, Иван Вакуров, Иван Голиков, Александр Котухин и Иван Мар­ки­чев при поддержке искусствоведа Анатолия Бакушинского и художника Александра Глазунова создали «Артель древней живописи». Они стали расписывать шкатулки из папье-маше пейзажами, литературными сюжетами и жанровыми сценками, которые отражали либо народные традиции, либо советскую реальность. Фон у миниатюр всегда был черным, а рисунки — красными, желтыми и зелеными. Также в работах использовали сусальное золото, а готовые изделия покрывали лаком.

Искусство Палеха стало народным промыслом. Однако каждый мастер переносил в лаковую миниатюру свой люби­мый иконописный стиль. Например, Иван Вакуров обращался к традиции новгородских икон XV века.

В Государственном музее палехского искусства находится композиция «Буревестник», которую Вакуров создал в 1931 году под впечатлением от «Песни о Буревестнике» Максима Горького. Художник вспоминал: «Я хотел угадать, что было в голове у автора… написать так, чтобы море и небо кипели, словно металл, чтоб горы кидало бурей. И все это бы шло от человека, стоящего на красной горе». Также мастер изобразил в верхней части абстрактные красные пятна, которые, по его замыслу, символизировали революцию и начало новой жизни.

Максим Горький был почетным членом Артели и поддерживал палешан. Именно по его инициативе в 1935 году открыли Государственный музей палехского искусства. Как-то Вакуров спросил у писателя, как он оценивает композицию по собственному произведению. Горький ответил: «Это, конечно, ваш буревестник», — но похвалил художника и пожал ему руку.

«Сказка о золотом петушке»

Часто лаковые миниатюры создавали по сюжетам сказок Александра Пушкина. Например, в 1934 году композицию «Сказка о золотом петушке» выполнил еще один классик палехского мастерства, Иван Баканов. До революции он считался лучшим знатоком храмовой живописи и иконописных традиций. Это отразилось и в его лаковых миниатюрах. Художник расположил персонажей по иконографической схеме образа «Входа Господня в Иерусалим».

На миниатюре в узорной колеснице едут царь Дадон и Шамаханская царица, их сопровождает войско и встречает народ, а рядом стоит восточный мудрец. Яркие краски, необычные растения и архитектурные детали: ажурные башенки, крылечки, минареты — напоминают палехские иконы. Плавные силуэты людей контрастируют с резкими изломами городской стены и придают миниатюре динамичность. А многослойная живопись делает незаметными переходы от темных тонов к более светлым.

«Чурило Пленкович»

Первым учеником «Артели древней живописи» стал Павел Баженов. Его приняли в группу в 1926 году. Сначала художник копировал работы учителей — Ивана Баканова, Ивана Голикова, Дмитрия Буторина, чтобы перенять традиционные живописные приемы. А затем первым среди палешан начал использовать сюжеты из русских былин.

На миниатюре «Чурило Пленкович» в 1934 году художник изобразил богатыря, который прославился не подвигами, а пышными нарядами, торжественными шествиями по улицам древнего Киева и любовными приключениями. Художник перенес на миниатюру строчки былины: «Где девушки глядят, заборы трещат, где молодушки глядят — оконницы звенят, а старые старухи костыли грызут, глядючи на молодца Чурилушку…» Рядом с героем он изобразил петуха, который распустил хвост перед курицей, — именно с ним художник ассоциировал Чурилу Пленковича.

Павел Баженов тщательно прорисовал изгибы фигур, ажурные архитектурные детали и передал объемы лица и рук с помощью светотени. А легкое, юмористическое содержание былины он подчеркнул с помощью цветовой гаммы: создал светло-серебристую композицию с ярко-красными деталями.


Автор: Дарья Мартыненко

Смотрите также