Публикации раздела Музеи

Не только Рублев: 5 великих русских иконописцев

Вместе с православием Русь позаимствовала у Византии и живопись, которая до XVII века сводилась лишь к церковным иконам и фрескам. Первоначально храмы оформляли византийские мастера или их ученики. Но в конце XIV века иконопись в Древней Руси начала быстро развиваться: талантливые отечественные мастера стали создавать свои приемы и уходить от канонов. Читайте, что привнесли в церковное искусство пять известных художников и как менялся стиль русской иконописи на протяжении XIV–XVII веков.

Феофан Грек

Иконописец Феофан Грек родился в Византии в 1340 году. До 30 лет он расписывал храмы в Константинополе, Халкидоне и Галате, эти работы не сохранились.

Художник иногда отходил от иконописного канона той эпохи. Он дополнял образы индивидуальными деталями, прорисовывал контуры фигур и складки одежды, высветлял лики и делал их более яркими на фоне черных или красновато-коричневых одеяний. У святых на его иконах появлялись реалистичные человеческие черты.

Вольный стиль Феофана Грека не соответствовал строгому византийскому академизму, и в 1370-х годах он приехал в Новгород, где стал известным мастером. В 1378 году по заказу боярина Василия Машкова художник за одно лето оформил церковь Спаса Преображения на Ильине улице. Многие фрески сохранились. Самая крупная — изображение Спаса Вседержителя в куполе. Он укутан в голубой хитон, в одной руке держит Евангелие, другой благословляет. Вокруг порхают серафимы, а в барабане, основании купола, изображены праотцы и пророки.

В начале 1380-х годов Феофан Грек переехал в Москву, к этому времени у него уже сформировалась своя школа. Вместе с учениками иконописец расписывал храмы Московского Кремля, оригинальные фрески воссоздавались последователями художника. Считается также, что именно Феофан Грек написал деисусный чин современного иконостаса Благовещенского собора. Феофан Грек расширил его до 11 фигур, а также впервые в русской иконописи изобразил их в полный рост.

Его же кисти приписывают Донскую икону Божией Матери. Существует гипотеза, что икону создали в 1392 году для Успенского собора в Коломне. Она относится к иконографическому типу «Умиление», на котором младенец прижимается к щеке Богородицы и держится за ее накидку. Однако на Донской иконе есть нюансы: Иисус стоит коленями на левом запястье Божией Матери, правой рукой благословляет, а в левой руке держит свиток.

Андрей Рублев

Андрей Рублев был учеником Феофана Грека. Впервые летописцы упоминают его в 1405 году: тогда он вместе со своим учителем и неким Прохором с Городца расписывал Благовещенский собор. Рублева считают автором семи икон праздничного ряда. Они, по словам живописца Игоря Грабаря, написаны «художником, одержимым красочными исканиями и умеющим не только брать первые пришедшие в голову яркие сочетания, но объединять их в гармоническое впечатление». Рублев тонко выписывал переходы от света к тени, избегал бликов и точно прорисовывал детали, а также добавлял в изображения эмоциональности, например в «Рождестве Христовом» и «Крещении», где ангелы склоняются перед Христом. Эти приемы были новы для живописи того времени.

В мае 1408 года иконописец вместе с Даниилом Черным оформил фресками и иконами Успенский собор во Владимире, после чего стал известным русским мастером — ему поручили написать новую главную икону Троице-Сергиева монастыря. Знаменитая «Троица» повторяла привычную композицию: три ангела-вестника сидят за столом во время посещения дома Авраама и Сарры. Они явились, чтобы сообщить о том, что у Сарры родится сын. Визуально фигуры ангелов образуют круг — символ единения Отца, Сына и Святого Духа. Однако Рублев опустил некоторые подробности, которые раньше включали в композицию. На иконе нет Авраама и Сарры, а атрибуты трапезы и элементы на фоне сведены к минимуму и играют лишь роль символов. Такое изображение Святой Троицы стало новым каноном в русской иконописи.

Вероятно, Рублев написал не только главную икону. По словам искусствоведа Энгелины Смирновой, его стиль можно проследить во всем иконостасе белокаменного Троицкого собора.

Дионисий

Дионисий — иконописец второй половины XV века, который продолжил традицию Андрея Рублева и окончательно сформировал стиль Московской школы. На иконах московских художников фигуры святых стали тоньше, длиннее и изящнее, а краски ярче и холоднее.

Первый заказ Дионисий получил между 1467 и 1477 годом — вместе со своим учителем Митрофаном он расписывал церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Пафнутьево-Боровском монастыре. В 1481 году мастер написал деисусный чин для иконостаса Успенского собора Московского Кремля и стал любимцем Ивана III. Произведения Дионисия были яркими и парадными. В 1482 году ему поручили написать «Богоматерь Одигитрию» для Вознесенского монастыря Московского Кремля. Образ получился величественным: торжественная поза, пурпурное одеяние, светло-золотистый фон и ангелы вокруг.

Самая монументальная работа живописца — роспись собора Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре. С ней Дионисию помогали сыновья Феодосий и Владимир. Фрески со сценами из земной жизни Девы Марии — «Покров», «Собор Богородицы», «О Тебе радуется», «Страшный Суд» — выполнены в необычной для тех лет цветовой гамме: светлых и чистых тонах зеленовато-голубого, золотистого и белого. Ансамбль прекрасно сохранился, потому что у монастыря не было средств записать стены заново — обычно так делали, когда краски блекли или менялась мода.

Дионисий написал житейские иконы многих святых. По центру в таких работах находилось изображение преподобного, а вокруг — рама с сюжетами из его жизни. Наиболее известны парные иконы митрополитов Петра и Алексея: фигуры на них изображены в полный рост в торжественных одеяниях и симметричны друг другу.

Симон Ушаков

Придворный живописец Симон Ушаков работал во второй половине XVII века. Его произведения отражали моду на все западное и привнесли в русскую иконопись новый стиль. Лики святых стали более округлыми, черты более мягкими, а цвет лица приблизился к теплому телесному. Здания художник начал изображать реалистичными. Его работы напоминали западноевропейские гравюры, но композиция все еще оставалась условной, отсутствовал источник света.

Сперва Ушаков служил «царским жалованным иконописцем» и быстро стал популярен. В 1664 году он уже руководил мастерами Оружейной палаты — главного на тот момент художественного центра России. Его художники расписывали дворцы и церкви, создавали иконы и миниатюры. Именно Симон Ушаков воплотил метод совместного труда: один художник придумывал композицию иконы, второй писал лики святых, третий — одежду и фон. Так, икону «Благовещение с акафистом» Ушаков написал вместе с Яковом Казанцем и Гавриилом Кондратьевым.

Характерный пример «живоподобной» иконы Ушакова — «Спас Нерукотворный» для московской церкви Троицы в Никитниках. Там же художник создал свою версию Богоматери Владимирской — «Древо Государства Российского». На иконе корни древа «произрастают» из Успенского собора, на ветвях в медальоны вписаны портреты двадцати московских святых, а в медальоне по центру — образ Богоматери.

Федор Зубов

После смерти Симона Ушакова царским знаменщиком, то есть руководителем жалованных иконописцев Оружейной палаты, стал мастер Федор Зубов. К своему имени он всегда добавлял прозвище «усолец», потому что родился в Соликамске в семье солеваров и торговцев солью. Писать иконы Зубов начал в Великом Устюге и перенял у местных мастеров пристрастие к декоративному «узорочью». В своих работах Зубов сочетал тонкое письмо и приемы барокко: объемные формы, выразительные образы, звучные краски — и стремился вернуть ликам святых духовную значимость и непорочность. Так, он объединял достижения иконописи XVII века и древние традиции в единое целое.

Стилистические приемы Зубова видны в иконах «Илья Пророк в деяниях», «Иоанн Предтеча — ангел пустыни», «Вознесение» и «Благовещение» — мастер написал их по заказу купцов Скрипиных для церкви Ильи Пророка в Ярославле. Сцены из жизни святых он вписал внутрь икон — изобразил на фоне крупных фигур пророков Ильи и Иоанна, а не в раме, как это было принято раньше.

Зубов служил жалованным мастером Оружейной палаты 27 лет. Он оформил соборы Новодевичьего, Донского и Новоспасского монастырей. Расписал в Кремле часть иконостаса Успенского собора и стены Архангельского. Там же мастер создал настенную парсуну с Михаилом Федоровичем и Алексеем Михайловичем Романовыми — изображение стало одним из первых русских портретов. Поначалу картины этого жанра напоминали иконы, но светские реформы Петра I на рубеже XVII–XVIII веков отодвинули искусство древних живописцев на второй план — начался расцвет портрета.


Автор: Дарья Мартыненко

Смотрите также