Публикации раздела Архитектура

От Ливадии до Чаира: крымские дворцы Романовых

До 3 июля в музее-заповеднике «Царицыно» работает выставка «Романовы. Воспоминание о Крыме». В 11 залах Большого дворца воссоздают атмосферу императорских и великокняжеских резиденций Южного побережья Крыма — с помощью архитектурных макетов, ароматов и мемуаров, которые озвучивают актеры. Почему в Массандре императоры никогда не ночевали, чей дворец-крепость спас последних Романовых и кто выращивал розы Чаира, воспетые в романсе, — читайте в нашем материале.

Ореанда — первый крымский дворец Романовых

Первой с рабочим визитом приехала на полуостров в 1787 году Екатерина II. Таврический вояж занял более полугода, а путешествие по самому Крыму — всего 13 дней. Ее внук Александр I в 1825 году так влюбился в Ялтинский залив, что решил купить для отдыха на Южном берегу имение Нижняя Ореанда. Он говорил: «Я скоро переселюсь в Крым, я буду жить частным человеком».

Когда Александр I умер, его младший брат Николай I подарил Ореанду своей жене Александре Федоровне, принцессе прусской. И заказал для супруги первый романовский дворец на Южном берегу Крыма. Его «подешевле» спроектировал Андрей Штакеншнейдер. Стройка длилась 10 лет, и супружеская чета так и не увидела дом при жизни.

По завещанию императрицы имение в 1862 году перешло сыну Николая I, Константину Николаевичу. Великий князь часто говорил: «Рай земной, имя коему — Ореанда», — а в поездках по Европе представлялся как «крымский помещик фон Ореандский». В материнском дворце гостил с «женой казенной» Александрой Иосифовной и шестью детьми от официального брака. А потом — и с «женой законной», балериной Мариинского театра Анной Кузнецовой.

За ночь с 7 на 8 августа 1881 года дворец сгорел: дети пошалили на чердаке со спичками. У внука Николая I, Дмитрия Константиновича, «живописные развалины» спустя 13 лет выкупил Александр III. Земли вошли в состав другой резиденции — Ливадия. Сами же руины разобрали полностью только в конце 1940-х годов, когда строили советский санаторий «Нижняя Ореанда».

Сегодня об императорской Ореанде напоминает старинная белокаменная полуротонда на одном из утесов, восточный платан-долгожитель в ландшафтном парке и 137-летняя церковь Покрова Пресвятой Богородицы — ее построили из камней сгоревшего дворца.

Массандра — дворец, где никогда не ночевали

В 1889 году Александр III купил для больного туберкулезом цесаревича Георгия Александровича у наследников князя Михаила Воронцова имение Массандра. Всего более 960 десятин земли — недостроенный двухэтажный замок по проекту француза Этьена Бушара, ландшафтный парк немца Карла Кебаха и виноградники.

Архитектор Максимилиан Месмахер решил перестроить здание в стиле эпохи Людовика XIII, но по вкусу императора: с невысокими потолками, небольшими комнатами, крепкой дубовой мебелью. Однако и этот дворец стал десятилетним долгостроем.

В итоге и при Александре III, и при Николае II сюда приезжали, чтобы погулять среди черных сосен, устроить пикник, поиграть на природе. В Массандре не оставались на ночь — даже когда дворец достроили.

21-го октября. Понедельник. Отличный солнечный день. <…>
В 2 ½ ч. поехали в колясках в Массандру и там всем обществом играли в Bull. Затем, чтобы отогреться, влезали на сосну и вообще предавались гимнастическим упражнениям. Пили чай и кофе. В 5 ½ возвратились домой. Писал целый вечер Мама. Обедали внизу.
Из дневников императора Николая II, 1902 год

После революции 1917 года в Массандровском дворце располагался туберкулезный санаторий «Пролетарское здоровье», с 1948-го — сталинская дача. В 1992 году Массандра стала филиалом Алупкинского дворцово-паркового музея-заповедника.

Ай-Тодор — археологические раскопки Александра Михайловича

Младший сын Николая I, Михаил, как и его отец, купил в Крыму землю — около 70 десятин у мыса Ай-Тодор — и подарил жене Ольге Федоровне, принцессе Баденской. По завещанию в 1891 году большая часть имения с дворцом отошла их сыну Александру, а меньшая — Георгию.

Для Александра Михайловича Ай-Тодор был символом детства и счастья. Сюда он привез в 1894 году свою жену — родную сестру Николая II, Ксению Александровну. Чтобы чаще видеться с Ники и Аликс, построил известную «императорскую дорогу» от Ай-Тодора до Ливадии и к 1902 году расширил свою дачу до 200 десятин.

Я испытывал громадное наслаждение, сажая новые деревья, работая на виноградниках и наблюдая за продажей моих фруктов, вин и цветов. Было что-то необыкновенно ободряющее в возможности встать с восходом солнца и говорить самому себе, скача верхом по узкой тропинке, окаймленной непроходимыми наслаждениями роз, — «Вот это реально! Это все — мое! Это никогда мне не изменить! Здесь мое место и здесь я хотел бы остаться на всю жизнь».
Из воспоминаний великого князя Александра Михайловича Романова

Александр Михайлович по профессии был моряком и даже совершил в 20 лет кругосветку, но увлекался археологией. Он пригласил профессионалов на раскопки римской крепости Харакс I–II веков нашей эры и нашел около 500 артефактов. Часть передал в музеи, а часть — использовал при строительстве имения. Например, в детском дворце, который возвел Николай Краснов в 1912 году, античные барельефы украшали интерьеры и фасады здания.

После 1917 года Александр Михайлович и Ксения Александровна покинули Крым — правда, по отдельности: они давно не жили вместе. Их дом стал детским санаторием имени Розы Люксембург.

Сегодня комплекс исторических зданий Ай-Тодора огражден заборами и выставлен на продажу.

Харакс — шотландское шато Георгия Михайловича

Брат Александра Михайловича, Георгий Михайлович, стал его соседом — как и завещала мать Ольга Федоровна. Георгий Михайлович назвал свое имение «Харакс» — по той самой древнеримской крепости, которую раскапывали на мысе Ай-Тодор. И в 1904–1908 годах Николай Краснов построил дворец и для него — в стиле шотландского шато.

Георгий Михайлович 22 года управлял Русским музеем — с самого его основания в 1893 году. В Харакс он приезжал отдыхать вместе с женой Марией Георгиевной (Минни), принцессой греческой, дочерьми Ниной и Ксенией.

29-го августа. Четверг.
Днем пошел пешком с Ольгой Александровной, Ольгой, Татьяной и Анастасией в Харакс, куда пришли ровно в час времени. Георгий и Минни приехали вчера. Они повели нас в сад и в новый коровник, очень хорошо устроенный. Пили чай в саду у стены дома. Вернулись домой в 6 ¼.
Из дневников императора Николая II, 1913 год

В июле 1914 года Минни повезла детей подлечиться в Англию — оказалось, безвозвратно. А Георгий Михайлович остался на родине — в январе 1919 года его расстреляли в Петропавловской крепости. Харакс стал ведомственным санаторием «Днепр» и остается им до сих пор.

Чаир — парк, в котором цвели розы

Еще два брата — внуки Николая I, Петр Николаевич и Николай Николаевич, — жили в Крыму по соседству, в имениях Дюльбер и Чаир. И женились на родных сестрах — черногорских принцессах Милице Николаевне и Анастасии Николаевне.

Имение Чаир было семейным гнездышком Николая Николаевича. Он влюбился в Анастасию Николаевну, Стану, когда та была супругой герцога Лейхтенбергского. Семья Романовых была против брака, но после многих трудностей влюбленные смогли обручиться — свадьба прошла в 1907 году в Ялте. А медовый месяц молодожены провели в своем имении.

Десятью годами ранее Анастасия Николаевна прикупила рядом с Дюльбером, где жила ее сестра, полторы десятины земли. В 1902 году Николай Николаевич добрал еще две с половиной и заказал Николаю Краснову виллу в стиле неогрек. Через год в Чаире достроили компактный беломраморный дворец на 40 помещений, а в парке зацвели около двух тысяч кустов роз со всего света — цветы разводила Анастасия Николаевна.

В парке Чаир распускаются розы,
В парке Чаир расцветает миндаль.
Снятся твои золотистые косы,
Снится веселая, звонкая даль
Популярный советский романс 1930-х годов, слова Павла Арского, музыка Константина Листова

В первый год Первой мировой войны Николай Николаевич был Верховным главнокомандующим Русской армией, а с 1917 года вместе с супругой и ее детьми от первого брака жил в Крыму. Спустя два года семья вместе с другими Романовыми покинула страну.

Сегодня Чаир — закрытая для публичного посещения ведомственная дача.

Дюльбер — «замок Синей Бороды», спасший последних Романовых

Петр Николаевич был разносторонним человеком: получил военное образование, но увлекался живописью, реставрировал Бахчисарайский дворец, разводил собак. Дворец в мавританском стиле он спроектировал сам — после большого путешествия по Северной Африке.

В 1893 году Петр Николаевич купил на Южном берегу 13 десятин земли. Он чуть не обанкротился из-за дорогих материалов, но за 1895–1897 годы построил дворец из более 100 комнат — «великолепный», или, как говорили крымские татары, «дюльбер».

Дюльбер окружали трехметровые стены с башенками и бойницами. Родственники подтрунивали над Петром Николаевичем, мол, хочет жить «как Синяя Борода». Но именно эта крепость спасла Романовых после революции, когда им грозили расстрелом в Ялте. Под руководством матроса Филиппа Задорожного члены императорской семьи держали оборону весь 1918 год. И 11 апреля 1919 года на британском крейсере «Мальборо» 18 оставшихся Романовых навсегда покинули родину.

Уже более ста лет Дюльбер остается ведомственным санаторием. В августе 2015 года его посетил внук Петра Николаевича — князь Дмитрий Романович. Он стал первым Романовым, который побывал в Крыму в постсоветское время.

Ливадия — резиденция последнего императора

Ливадию — самое долгое южнобережное владение Романовых — купили в 1861 году у графов Потоцких. Александр II подарил его жене Марии Александровне, которая болела туберкулезом. По проекту Ипполита Монигетти за пять лет там построили ансамбль из почти 70 объектов — включая Большой императорский дворец и Малый дворец для наследника Александра III.

В 1867 году Александр II встречал здесь первых американских туристов — один из них, Марк Твен, убедился, что Романовы «до удивления похожи на простых смертных». А в 1876 году в этой «летней столице» император принимал решение о начале Русско-турецкой войны.

Александр III нехотя приезжал в Крым из-за жары и скуки, в 1891 году праздновал в Ливадии серебряную свадьбу с любимой Минни — Марией Федоровной, принцессой датской. А в 1894 году в спальне Малого дворца 49-летний император скончался — гроб на руках несли три километра до ялтинского пирса, чтобы отправить в Петербург.

На следующий день после смерти отца в ливадийской Крестовоздвиженской церкви Николай II присягнул на верность престолу, а его «ненаглядная Аликс», принцесса Гессен-Дармштадтская, приняла православие через миропомазание под именем Александры Федоровны. Супруги снова приехали в Крым только спустя четыре года, но с тех пор каждый год отдыхали здесь с детьми. Император работал, а в его свободные часы все катались на яхте «Штандарт», ездили на роликовых коньках, играли в теннис и в домино, навещали родственников. В 1911 году быт обустраивали в Белом дворце, его построил за 11 месяцев Николай Краснов. А в начале лета 1914 года, еще не зная, супруги попрощались с Ливадией навсегда.

В 1922 году в Ливадийской резиденции открыли Музей быта царской семьи Романовых, он проработал пять лет. В феврале 1945 года в дворец приехали на Ялтинскую конференцию Иосиф Сталин, Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт. С 1993 года здесь работает государственный дворец-музей.


«Культура.РФ» благодарит за помощь в подготовке материала куратора выставки «Романовы. Воспоминания о Крыме», историка-архивиста Ольгу Исхаковну Барковец.

Фотографии предоставлены организаторами выставки.

Смотрите также