Владимир Арсеньев
Персона

Владимир Арсеньев

Годы жизни:
10 сентября 1872 — 04 сентября 1930
Страна рождения:
Россия
Сфера деятельности:
Этнограф
,
Писатель

За 30 лет экспедиций Владимир Арсеньев заполнил белые пятна на карте Дальнего Востока, рассказал миру о населяющих эту территорию народах. На собранные им сведения до сих пор опираются этнографы, биологи, гидрографы, геологи, археологи и просто путешественники, открывающие для себя дикий и прекрасный Амурский край.

ПУТЕШЕСТВЕННИК-ОФИЦЕР

Владимир Арсеньев родился 10 сентября 1872 года в Петербурге. Его отец Клавдий Арсеньев был выходцем из тверских крепостных, дослужился до заведующего движением Московской окружной железной дороги, был удостоен почетного звания потомственного гражданина Санкт-Петербурга.

Все десять детей Арсеньевых зачитывались романами Жюля Верна, восхищались первооткрывателями Николаем Пржевальским, Геннадием Невельским, Петром Семеновым-Тян-Шанским, Николаем Миклухо-Маклаем. Дядя с материнской стороны, Иоиль Кашлачев, был страстным любителем природы. Именно с ним Владимир Арсеньев ездил в первые экспедиции по реке Тосне под Петербургом.

По примеру своих вдохновителей — путешественников-офицеров Пржевальского и Невельского, Арсеньев избрал военную карьеру. В 1891 году он поступил в 145-й Новочеркасский пехотный полк, а два года спустя — в Петербургское пехотное юнкерское училище. В 1896-м Владимира Арсеньева — уже в чине подпоручика — направили служить в 14-й Олонецкий пехотный полк, расквартированный в польском городе Ломжа.

В 1900 году Арсеньев подал прошение о переводе на почти не изученный в то время Дальний Восток, и его перевели в 1-й Владивостокский крепостной пехотный полк. В следующие годы офицер-путешественник ходил в короткие экспедиции по Дальнему Востоку, в 1900–1905 годах он обследовал весь юг Приморья. Уже тогда Арсеньев не только наносил на карту то, что полагалось по заданию военного начальства, но и описывал флору и фауну, археологические находки и этнографические особенности местности.

Во время Русско-японской войны 1904–1905 годов Арсеньев участвовал в разведывательных операциях, был награжден орденами Святой Анны 3-й и 4-й степени и Святого Станислава 3-й и 2-й степени.

БОЛЬШАЯ СИХОТЭ-АЛИНЬСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

После поражения в войне было решено осваивать территорию Дальнего Востока. В 1906 году Приамурский генерал-губернатор Павел Унтербергер выделил средства на первую большую экспедицию — в нее отправили штабс-капитана Владимира Арсеньева, которого к тому моменту перевели в Хабаровск. Во время экспедиции команда Арсеньева изучала горную область Сихотэ-Алиня от залива Святой Ольги до бухты Терней и систему истоков реки Уссури. Путешественники наносили сведения на карту, делали фотографии и составляли подробные описания.

Летом 1906 года группа встретила в тайге нанайского охотника Дерсу Узала. Дерсу стал проводником и другом Арсеньева, а позже — и героем его книг. Примечательно, что в книгах знакомство с гольдом — так называли нанайцев — перенесено на 1902 год.

«Дерсу стал вспоминать дни своего детства, когда, кроме гольдов и удэхе, других людей не было вовсе. Но вот появились китайцы, а за ними — русские. Жить становилось с каждым годом все труднее и труднее. Потом пришли корейцы. Леса начали гореть; соболь отдалился, и всякого другого зверя стало меньше. А теперь на берегу моря появились еще и японцы. Как дальше жить?»
Отрывок из книги «Дерсу Узала»

В следующей экспедиции 1907 года Владимир Арсеньев продолжил изучать восточные склоны Сихотэ-Алиня и бассейны рек Иман (сегодня — Большая Уссурка) и Бикин. За семь месяцев группа прошла более 1000 верст, пережила две голодовки и зимнюю стужу без теплой одежды, которую унесло с лодкой. Но самой тяжелой стала третья экспедиция 1908–1910 годов: за 19 месяцев путешественники обследовали север Уссурийского края в нижнем течении Амура.

«Четыре раза я погибал с голоду. Один раз съели кожу, другой раз набивали желудок морской капустой, ели ракушки. Последняя голодовка была самой ужасной. Она длилась 21 день. Вы помните мою любимую собаку Альпу — мы ее съели в припадке голода и этим спаслись от смерти. Три раза я тонул, дважды подвергался нападению диких зверей (тигр и медведь) <...> И ничего!» — рассказывал Арсеньев в письме.

В то время существовала путаница в географических наименованиях Дальнего Востока. Одновременно использовались китайские, удэгейские и русские названия. Во время экспедиций Арсеньев привел их в единую систему, указал, как одна и та же река или гора называется у разных народов и какое русское наименование следует использовать. Кроме того, ученый выделил две климатические зоны — восточную морскую и западную, более континентальную, а также установил границу, где южная маньчжурская флора резко переходит в северную охотскую. Арсеньев описал быт и верования коренных народов Приамурья — удэгейцев, тазов, орочей, нанайцев. Многие годы он работал над монографией «Страна Удэхе», которую считал главным трудом своей жизни. После смерти Арсеньева уже практически готовая рукопись была утеряна, так и не увидев свет.

УЧАСТНИК 20 НАУЧНЫХ ОБЩЕСТВ

В 1910–1919 годах Владимир Арсеньев параллельно с военной службой работал директором Хабаровского краеведческого музея. Ученый встретился со знаменитым норвежским путешественником Фритьофом Нансеном, когда тот посетил Хабаровск в 1913 году. После переезда во Владивосток в начале 1920-х годов Арсеньев заведовал этнографическим отделом Приморского музея, который сегодня носит его имя. Обширный материал, собранный им во время экспедиций, пополнил коллекции не только Хабаровска и Владивостока. Многие предметы Арсеньев отправлял в дар Антропологическому музею Московского университета, Этнографическому музею Казанского университета, этнографическому отделу Русского музея. За материалы, отправленные в Вашингтонский музей, путешественника избрали членом Вашингтонского национального географического общества. Всего Владимир Арсеньев состоял более чем в 20 научных обществах, включая Русское географическое общество и Британское Королевское географическое общество.

В 1920-х годах ученый побывал в экспедициях на Камчатке, Командорских островах, прошел по маршруту Советская Гавань — Хабаровск. Он преподавал и читал выездные лекции, консультировал кинематографистов и писал книги. Арсеньева интересовали самые разные темы: от борьбы с браконьерством до организации переписи населения. Его книги «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала» были очень популярными у читателей. По выражению Максима Горького, их автору удалось «объединить в себе Брема и Фенимора Купера» (Альфред Эдмунд Брем — немецкий зоолог, автор научно-популярной книги «Жизнь животных». — Прим. авт.). Книги Арсеньева были написаны простым и одновременно образным языком, с тонким и добрым юмором.

«Прислушиваясь к жужжанию мошек и комаров, я вспомнил библейское сказание о казнях египетских: «Появилось множество мух, которые нестерпимо уязвляли египтян». В стране, где сухо, где нет москитов, случайное появление их казалось ужасной казнью, здесь же, в Приамурском крае, гнус был обычным явлением».
Отрывок из книги «По Уссурийскому краю»

СЕМЬЯ «ВРАГА НАРОДА»

Владимир Арсеньев умер 4 сентября 1930 года от пневмонии, которой он заболел в экспедиции. Часто цитируют одно из его последних писем: «Мое желание — закончить обработку своих научных материалов и уйти, уйти подальше, уйти совсем — к Дерсу!» (Дерсу Узала погиб от руки грабителя в 1908 году).

Все эти годы Арсеньева, подполковника царской армии, не отпускало из поля зрения ГПУ. В 1931 году во владивостокской газете «Красное знамя» вышла статья «В. К. Арсеньев как выразитель идей великодержавного шовинизма». Она была построена на вырванных из контекста цитатах и убеждала читателя, что путешественник отстаивал интересы «своей русской буржуазии», а также не проявил «ни малейшей попытки, ни малейшего желания овладеть методом диалектического материализма».

В 1934 году арестовали Маргариту Арсеньеву — вторую жену ученого. Ее и группу других исследователей обвиняли в контрреволюционных действиях, которыми якобы руководил Арсеньев. Через четыре года вдову путешественника расстреляли. Его первую семью — бывшую супругу, сына от первого брака и его жену с детьми — в 1939 году выслали на Алтай.

Тяжело сложилась судьба дочери Арсеньева от второго брака — Натальи. Ей было 10 лет, когда она лишилась отца, 18 — когда арестовали ее мужа, 19 — когда расстреляли мать. Вскоре девушка и сама попала в тюрьму. Сначала ее выпустили, но в 1941-м приговорили к 10 годам лагерей.

В 1950–60-е годы родственников Арсеньева реабилитировали, Маргариту Арсеньеву — посмертно. Первая жена с сыном, невесткой и внуками вернулась на Дальний Восток, сегодня их потомки проживают в Находке.