Публикации раздела Лекции

История вопроса: рекрутская повинность

В XVIII–XIX веках Россия провела десятки победоносных войн и сражений: присоединила новые территории и отразила нападение шведов и наполеоновской армии. Битвы вели императоры и известные военачальники, но основной силой армии стали солдаты-рекруты, вчерашние крестьяне, которых вырвали из привычной жизни и заставили постигать военную науку. Читайте в нашем материале, когда появилась рекрутская повинность, откуда взялось выражение «забрить в солдаты» и как жили семьи в полевых условиях.

Кто служил в армии до введения рекрутчины?

В Древней Руси города вынуждены были обороняться от набегов кочевников и своих соседей. Самую многочисленную прослойку войска в те времена составляли земледельцы и ремесленники. Численностью они в десять и более раз превышали дружину, которая состояла из профессиональных потомственных военных.

В XV веке в войсках уже сражались и дворяне. Они были обязаны явиться по первому требованию великого князя с вооруженным отрядом: «конен, оружен и люден». За службу получали земельные владения, однако передавать их по наследству в те годы еще не могли. Командовали дворянами родовитые бояре и «дети боярские» — потомки мелких удельных князей. Историк-архивист Анатолий Чернов в книге «Вооруженные силы Русского государства в XV–XVII веках» писал: «На свою службу великому князю родовитые феодалы продолжали смотреть не как на обязанность, а как на добровольное соглашение вассала с сюзереном. В случае недовольства службой они считали себя вправе «отъехать» к другому государю, даже находившемуся во враждебных отношениях с великим князем».

Чтобы увеличить численность войск, Иван III ввел новую форму набора солдат — посошную рать. Деревни и города поставляли молодых людей с каждой сохи — определенной единицы земли. Площадь сохи была разной: на плодородных почвах меньше, а на непригодной для земледелия — больше.

Получалось, что в посошную рать выставляли по одному человеку от трех, пяти или тридцати дворов. Посошные, позже их стали называть даточными, служили в пехоте, строили дороги, мосты и укрепления, обслуживали осадные орудия и артиллерию. Служба их была пожизненной. Наемников тоже вербовали, но массовой в России эта практика так и не стала.

Зачем стране понадобились рекрутские наборы?

В 1630-е годы появились «полки нового строя» — с единой формой, оружием, системой воинских званий и должностей. Так возникли разные роды войск. Тяжелую конницу, в которой воины были облачены в доспехи, называли рейтарами, кавалеристов без доспехов — драгунами. Обучали их европейские наемники. Содержать эти части было дорого, поэтому в течение XVII века войска собирали перед очередной войной, а затем распускали.

К концу столетия, когда царем стал Петр I, основная часть армии по прежнему состояла из посошной рати и дворян. Воины были плохо вооружены, недисциплинированны и не умели вести бой. На руководящие посты назначали самых знатных претендентов, независимо от их знаний и навыков.

Чтобы вести продолжительную войну за выход к Балтийскому морю со Швецией — сильным военным противником — Петр создал регулярную армию.

В 1699 году царь призвал под знамена 32 тысячи даточных людей. В 1705 году появился указ «О наборе рекрут, с 20 дворов по человеку, от 15 до 20 лет возраста». Рекруты составили костяк действующей армии. Содержались они за счет государства, получали единое обмундирование и вооружение.

В 1722 году Петр I учредил «Табель о рангах». Этот документ определял порядок получения очередных званий. Теперь получить повышение мог любой солдат, независимо от происхождения. Случалось, что бывшие крепостные зарабатывали офицерский чин, который автоматически давал потомственное дворянство.

Кто нес рекрутскую повинность?

Первоначально рекрутская повинность была всеобщей. Со временем от нее освободили духовенство и купечество: набирали только крестьян и мещан. Рекрутов не присылали Польша, Финляндия и Бессарабия, которые тогда входили в состав Российской империи. В некоторых регионах, например в Архангельской губернии, общины могли вместо рекрутов вносить деньги. Освобождались от повинности мещане и крестьяне, которые обладали особыми навыками или способностями, или имели государственные награды. С 1737 года в армии стали служить мусульмане, а с 1827 года — иудеи.

Дворяне и приравненные к ним потомки боярских родов несли личную повинность. Каждый член семьи мужского пола обязан был служить государству на военном или гражданском поприще. При Петре дворяне начинали службу простыми солдатами, как и рекруты. Но знать нашла выход из такой «несправедливой» ситуации: еще в младенчестве детей зачисляли в полк, чтобы к совершеннолетию они «выслуживали» офицерский чин. С 1762 года служба для дворян стала добровольной.

Как набирали рекрутов?

С 1724 года солдат стали набирать не со дворов, а с определенного количества ревизских душ — мужчин. Призывали их по мере необходимости, количество рекрутов тоже варьировалось. В 1705–1793 годах солдаты служили пожизненно. Затем срок службы сократили до 25 лет.

Во время Отечественной войны 1812 года рекрутов набирали трижды: с 500 душ мужского населения забирали сначала по два, затем по пять и, наконец, по десять человек. В Крымскую войну 1853–1856 годов наборы доходили до 25–35 человек с 500 ревизских душ.

С 1834 года рекруты служили 20 лет и еще пять лет пребывали в «бессрочном отпуске», в запасе. В 1855–1872 годах срок службы последовательно сокращали до 12, 10 и, наконец, семи лет. При этом срок пребывания в запасе увеличивался.

Рекрутскую повинность несла не конкретная семья, а община в целом. Прежде всего отправляли на службу пьющих, провинившихся перед «миром» мужчин. Например, в 1810 году мещанское общество Брянска постановило отдать в рекруты Афанасия Федорова Перекакина «за непостоянное житие, которой по случаю пьянственного и распутного своего поведения, не наблюдая доброго порядка, года по два живет без пашпортов, проживает где неизвестно, почему и податей не плачивает».

Каждая семья ставилась в определенную очередь в зависимости от количества мужчин. Первыми предоставляли своего кандидата большие семьи. Хозяйства, где был один кормилец, чаще всего освобождали от набора. Если подходила очередь, а годных мужчин не было, с семьи взимали деньги. На каждого отобранного рекрута определяли по одному-двух запасных. Если кандидата признавали негодным или он сбегал по пути в присутствие — прообраз современного военкомата, его должен был заменить запасной.

Можно ли было «откосить» от армии?

Рекруты должны были соответствовать требованиям по состоянию здоровья и возрасту. Возрастной ценз за 170 лет существования рекрутчины несколько раз менялся. Самых юных, с 15 лет, набирали при Петре I. А во время Отечественной войны 1812 года призывали мужчин до 37 лет — тогда это был уже солидный возраст.

В начале XIX века появились новые критерии: негодными к службе признавали увечных, страдающих болезнями глаз, глухих, слабоумных, а также беззубых, худых, «шелудивых» и даже лысых. Могли забраковать и кандидата, чей рост был менее двух аршин и трех вершков — 155,4 см.

Если у помещика или общины забирали людей на какие-либо работы, взамен выдавали специальные документы — зачетные квитанции, которые освобождали от сдачи рекрутов. С 1839 года такую квитанцию можно было купить за 570 рублей — столько зарабатывал за два года приказчик на сахарном заводе. Иногда отправляли на службу «охотника» — бедняка, который на определенных условиях уходил в рекруты вместо своего нанимателя.

По подсчетам историков в начале XIX века до 90% русских солдат были выходцами из крестьянского сословия. Армия почти наполовину состояла из бывших крепостных.

Как провожали в армию?

Молодых людей, которых отдавали в рекруты, последние месяцы перед службой освобождали от тяжелой работы. Пожизненная или 25-летняя служба в глазах односельчан и самих рекрутов была равносильна смерти. Даже если солдат выживал в многочисленных сражениях, считалось, что он забывал крестьянский труд, и поэтому его навсегда исключали из общины. С рекрутом прощались, как с умершим, пели на проводах похоронные песни и даже нанимали профессиональных плакальщиц.

Тут одолит меня бесчасную
Горе бедность-то великая.
Уж нету мово ясна солнышка
Не по спине, да не по возрасту,
Не по ухваточке похвальныя,
Не по походке молодецкыя.
Уж была ты у меня яблонь кудреватая,
Свеча да воску ярого,
Верба да золоченая.
Был добрым людям-то присвойчевый.
Тут обомрет мое сердце ретивое,
Что нету мово рожденья сердечного.
Из причитания матери по новобранцу. Конец XIX века, село Ухта Олонецкой губернии

Перед тем как ехать в рекрутское поселение, будущий воин должен был вымыться в бане мылом, которым обмывали покойника. Крест рекрута запекали в хлеб, который разламывали над порогом. Одна половина должна была упасть в сени, а другая в горницу. Если крест оказывался в той половине хлеба, что упала за порог, молодому человеку не избежать службы.

На комиссии тем, кого признавали годными, выбривали волосы на лбу. Считалось, что человеку с таким отличительным знаком труднее сбежать. От этой традиции родились выражения «брить лбы», «забрить в армию».

Нас было свезено в город много; несколько дней продолжался прием, и каждый день приводили нас к Казенной палате, где мы лежали на солнышке, пока по очереди водили нас в приемную. <…> Не диво, что мы сами скоро пригляделись, как вдруг бледнел товарищ, когда его выкликали по имени; как матери, сестры, отцы и братья становились на колени, пока вели его в палату, и молились Господу, чтобы он помиловал их; как старуха мать падала потом без памяти, когда раздавалось в палате: «Лоб!» — и это страшное слово переходило из уст в уста по лестнице и передавалось в народ; и как потом начинался вой и плач, когда нового рекрута выводили с забритым лбом, накинув на него солдатскую шинель; и дюжина рук хваталась за него, как за мертвого…
Николай Полевой. «Рассказы русского солдата»

Автор: Екатерина Гудкова

Смотрите также

Уточните ваше местоположение
Так мы будем полезнее для вас и отобразим в каталогах музеев, театров, библиотек и концертных площадок те учреждения, которые находятся рядом с вами.