Публикации раздела Театры

«Бриллиант в короне»: как Рудольф Нуреев изменил балет

Рудольф Нуреев начал свою карьеру в СССР, но подлинной звездой стал на европейской сцене. Как он вернул мужчинам ключевые роли, какой постановкой завершилась его карьера и почему «Щелкунчик» стал психоаналитическим балетом? Рассказываем о пяти знаковых ролях и постановках знаменитого танцовщика и балетмейстера.

Взлеты, падения, «прыжок к свободе»

Рудольф Нуреев родился 17 марта 1938 года в поезде между Иркутском и Слюдянкой. В начале войны семья Нуреева оказалась в эвакуации в башкирской деревне, затем перебралась в Уфу. Здесь в 1943 году мать привела Рудольфа и трех его сестер в театр на балет «Журавлиная песнь». Нуреев вспоминал:

Все, что я видел там, уводило меня из убогого мира и возносило прямо на небеса. Как только я вступил в это волшебное место, я почувствовал, что покинул реальный мир, и меня захватила мечта, я лишился дара речи.

В 1948 году Нуреева приняли в детский фольклорный ансамбль, где его преподавателями были балерины Елена Войтович и Анна Удальцова. С 1953 по 1955 год танцовщик занимался при Башкирском театре оперы и балета, тогда же впервые вышел на сцену и заработал первые деньги. На них 17-летний Нуреев поехал в Ленинград — на прослушивание в хореографическое училище. Его приняли, несмотря на возраст: он был на семь лет старше одногруппников.

Он отчаянно пытался догнать сверстников. Каждый день весь день — танец. Проблемы с техникой его бесили. В середине репетиции он мог разреветься и убежать. Но потом, часов в десять вечера, возвращался в класс и в одиночестве работал над движением до тех пор, пока его не осваивал.

Михаил Барышников

На выпускном спектакле Нуреев показал блестящий результат, и его приняли в труппу ленинградского Кировского театра (сейчас — Мариинский). После первого спектакля, балета «Лауренсия», критики пророчили молодому солисту большое будущее.

В 1961 году труппа Кировского театра отправилась на зарубежные гастроли. Нуреев, несмотря на запрет общаться с иностранцами, проводил время с французскими коллегами. Узнав, что танцовщик нарушает правила поведения советских граждан за границей, власти потребовали его возвращения в СССР. 15 июня труппа вылетала в Великобританию.

В аэропорту Нурееву сообщили о срочном вызове в Москву — для участия в правительственном концерте. «Я знал, что это повлечет: я навсегда лишусь заграничных поездок и звания солиста. Меня предадут полному забвению», — вспоминал артист. Он решился попросить политического убежища. Во Франции ему отказали, поэтому Нуреев переехал в Данию, где танцевал в Королевском балете Копенгагена. Через некоторое время ему предложили место в Королевском балете Великобритании, где Нуреев больше 15 лет был главной звездой в дуэте со знаменитой балериной Марго Фонтейн. Позже танцовщик стал премьером венской труппы и получил австрийское гражданство. Он много снимался в кино, гастролировал по всему миру, не только танцевал, но и ставил свои балеты. С 1983 по 1989 год Нуреев служил директором балетной труппы Парижской оперы.

«Лебединое озеро»

Руководитель лондонского Королевского балета Нинет де Валуа говорила, что Рудольф Нуреев «изменил статус танцовщиков-мужчин и поставил беспрецедентно высокую планку, которой остальные должны были соответствовать». В традиционной версии балета «Лебединое озеро», созданной Мариусом Петипа и доработанной Львом Ивановым, главной на сцене была балерина. Хореография строилась вокруг партий Одетты и Одилии, а принц становился всего лишь вспомогательным персонажем. Такое положение дел изменил Рудольф Нуреев. Благодаря его трактовкам мужских партий танцовщики снова стали равнозначны балеринам на сцене. Нуреев не только придумывал вариации для своих собственных партий — он создавал и партии для кордебалета, например в полонезе «Лебединого озера» стали танцевать 16 мужчин. Кроме того, Нуреев привнес в мужской танец технику балерин: встал на носки — почти как на пуанты. Он, как балерины, разрабатывал все связки и сделал тело более гибким, легким и выразительным, динамику его движения отмечали и критики, и зрители.

В 1962 году 24-летний Нуреев исполнял партию Зигфрида с лондонским Королевским балетом в постановке Нинетт де Валуа и Фредерика Аштона. Молодой артист позволил себе добавить в конце первого акта новую вариацию: сольный номер задумчивого принца, мечтающего об идеальном мире. Он так понравился и публике, и хореографам, что Королевский балет сохранил вариацию во всех последующих версиях «Лебединого озера».

Через два года Нуреев занялся постановкой собственной версии этого балета на сцене Венской оперы — и добавил партии принца психологичности. Такой подход стал отличительной чертой его хореографии. Каждое движение персонажа должно было быть не просто техничным, главным стало — выражать мысли и чувства на сцене. Принц в версии Нуреева оказывался ключевым персонажем, в этой партии появилась своя линия развития героя: сначала грустного и мечтательного, затем влюбленного, после обманутого и подавленного.

«Щелкунчик»

Еще во время учебы в Вагановском училище Нуреев танцевал партию одного из детей в классическом «Щелкунчике» версии Василия Вайнонена, а спустя несколько лет вышел на сцену уже в роли принца.

Своего «Щелкунчика» Нуреев поставил в ноябре 1967 года — по просьбе датского хореографа Эрика Бруна для Шведского королевского балета. Эту версию после несколько раз ставили в Лондоне, Милане, Буэнос-Айресе и Берлине. Нуреев кардинально изменил либретто Петипа, написанное по сказке Гофмана. «Щелкунчик» стал психоаналитическим балетом, где Дроссельмейер и Принц были одним и тем же героем, мужским идеалом, которым восхищалась переходящая из детства в юношество героиня.

Эту версию Нуреев развил в постановке для Берлинской оперы в 1979 году. В ней весь сюжет Клара видит во сне, а в крыс превращаются окружающие ее люди — родители и друзья. Такая метафора символизировала, как сложно иногда выстраивать отношения с близкими. Большое внимание в своей постановке Нуреев уделил и внутреннему миру Клары, ее психологии и переживаниям. Сам он говорил:

Как в Петрушке, жизнь бушует снаружи, а внутри ярмарочного театра — в замкнутом мире — разыгрывается интимная драма.

«Жизель»

Самой знаменитой в короткой карьере Нуреева в СССР стала партия Альберта в балете «Жизель». Он танцевал в составе труппы Кировского театра с Ириной Колпаковой. В традиционной версии графа Альберта представляли как легкомысленного юношу, который смеется над крестьянкой. Нуреев же показал своего героя как искренне влюбленного человека, до глубины души потрясенного безумием и гибелью Жизели.

В феврале 1962 года, когда Нуреев уже жил за границей, ему поступило удивительное предложение: выйти на сцену в роли Альберта вместе со звездой лондонского Королевского балета Марго Фонтейн. Нуреев был младше ее на 20 лет, но это не помешало ошеломительному успеху дуэта. Зрители вызывали их на бис 28 раз. На спектакле присутствовала жена американского президента Жаклин Кеннеди, позже она вспоминала:

От аплодисментов руки у людей распухли, стали черно-синими. Глядя на них, можно было компенсировать упущенных Нижинского и Шаляпина. Это было одно из сильнейших художественных впечатлений в моей жизни…

«Партнерство, подобное этому, мы никогда не видели раньше и не увидим вновь. Уникальные и сверкающие таланты, каждый самостоятельно превосходен и очень отличен от другого, соединились вместе, чтобы создать еще более великое», — писал Джон Персиваль, балетный критик газеты Times. Во многом благодаря этому дуэту Марго Фонтейн не ушла со сцены — вместе они танцевали еще более 700 раз, последним стал балет «Призрак Розы».

«Раймонда»

Нуреев танцевал в «Раймонде» еще в Кировском театре в Ленинграде. В 1959 году 21-летний артист исполнил партию одного из рыцарей в падекатре — вариации для четырех танцовщиков.

«Раймонда» стала первым трехактным балетом, который Нуреев поставил на Западе. Впервые его показали на фестивале в итальянском Сполето в 1964 году. Главную партию должна была танцевать Марго Фонтейн, но ее срочно вызвали в Лондон из-за покушения на мужа — дипломата. Поэтому Нуреев вышел на сцену с другой балериной — Дорин Уэллс.

Французские кинорежиссеры Филипп Коллен и Пьер Андре сняли документальный фильм «Нуреев в Сполето», в котором Нуреев признался, что он всего четыре раза танцевал падекатр в Кировском театре, и четыре раза видел балет целиком. Только по этим воспоминаниям он взялся за постановку.

Затем Нуреев создал еще две версии балета. Окончательный, более длинный вариант, где у главного героя появилось много самостоятельных номеров, представили на открытии сезона-1983/84 в Национальной опере Парижа. К тому моменту танцовщик как раз занял пост директора труппы этого театра.

«Баядерка»

Впервые на парижской сцене Нуреев появился в мае 1961 года в «сцене Теней» из балета «Баядерка». Выступление молодого талантливого танцовщика покорило парижских зрителей и критиков. На следующий день французская пресса назвала его «бриллиантом в короне» советских талантов.

«Баядерка» стала последней работой Нуреева в качестве балетмейстера. В 1992 году он поставил свою версию балета на той же сцене Парижской оперы. Нуреев добавил «соло в плаще» для главного героя — Солора, а также танцы для второстепенных героев — друзей Солора, превратив их из статистов в более значимых действующих лиц. Изменился и сюжет: Нурееву не удалось создать четвертое действие по Мариусу Петипа — сцены обрушения храма и мести богов за смерть баядерки, поэтому его версия завершается все той же «сценой Теней».

Сам Нуреев уже был смертельно болен, однако нашел в себе силы после спектакля подняться на сцену и принять овации публики. Его поддерживали исполнители главных партий: Изабель Герен, Лоран Илер и Элизабет Платель. Когда занавес опустился, министр культуры Франции Жак Ланг наградил балетмейстера орденом Искусств и литературы. Через три месяца Нуреева не стало.


Автор: Полина Пендина

Смотрите также