Публикации раздела Музеи

«Маленькие» картины больших художников

С 27 мая по 5 сентября в Еврейском музее и центре толерантности работает выставка «Маленькое» искусство». Она представляет эскизы, наброски и рисунки знаменитых художников: Исаака Левитана, Василия Поленова, Валентина Серова, Ильи Репина и других. Узнайте, какие истории хранят пять «маленьких» картин больших живописцев, в нашем материале.

Борис Кустодиев. «Купчиха в окне»

Борис Кустодиев. Купчиха в окне. Начало 1920-х. Частное собрание, Санкт-Петербург

Черно-белый карандашный рисунок Бориса Кустодиева стал эскизом не только к большой работе, написанной маслом, но и одноименной акварели. В начале 1922 года художник предложил своему другу, владельцу издательства «Аквилон» Федору Нотгафту выпустить альбом, в который вошли бы 23 его акварели. Для книги был нужен сопроводительный текст, и в качестве автора Нотгафт пригласил Евгения Замятина. Личное знакомство художника и писателя произошло уже в процессе работы над книгой.

«Осенью 22-го года издательство «Аквилон» прислало мне «Русские типы» Кустодиева, чтобы я о них написал статью. Статьи я не стал писать, я сделал иначе: просто разложив перед собой всех этих кустодиевских красавиц, извозчиков, купцов, трактирщиков, монахинь, я смотрел на них так же, как когда-то на его картину на выставке, — и сама собой написалась та повесть», — вспоминал Замятин.

Текст очень понравился Кустодиеву, и он дописал еще восемь иллюстраций. Так альбом акварелей превратился в книгу «Русь», она вышла в марте 1923 года. Первую часть книги составила повесть Замятина, действие которой происходит в городе Кустодиеве, а второй раздел был посвящен рисункам художника. На эскизе к акварели «Купчиха в окне» — набросок изображения главной героини повести, Марфы Ивановны. Рисунок поместили на фронтиспис книги — перед первой страницей.

Василий Поленов. «К. А. Коровин в лодке»

Василий Поленов. К. А. Коровин в лодке. 1888. Собрание Алексея Жилина, Москва

Василий Поленов был преподавателем Константина Коровина в Академии живописи, ваяния и зодчества. Он сразу разглядел в ученике талантливого колориста, оценил его работу с цветом. И вскоре даже обратился к нему за помощью: «Я мешаю краски несколько приторно и условно. Прошу тебя — помоги мне отстать от этого». Художники быстро стали близкими друзьями. Коровин часто гостил у Поленова в подмосковной деревне Жуковке на реке Клязьме. В один из таких приездов Поленов написал небольшой этюд «К. А. Коровин в лодке». А в 1888 году Коровин воспользовался этим этюдом для работы над собственной картиной «В лодке». Это живописное полотно практически полностью повторяет этюд, за исключением дописанной женской фигуры. Для нее позировала Вера Якунчикова — сестра художницы Марии Якунчиковой, которая, в свою очередь, приходилась Поленову свояченицей (сестрой жены).

Коровин и Поленов оставались близкими друзьями на протяжении всей жизни.

Три года назад я получил письмо здесь, в Париже, что умер Василий Дмитриевич Поленов. Письмо было от его жены, Наталии Васильевны. Она трогательно написала мне, что Василий Дмитриевич, умирая от старости, был в полном сознании. «За два дня до смерти он сказал мне, — писала жена, — достань мне этюд Константина, речку в Жуковке И повесь здесь, передо мной на стене. Я буду смотреть. А если умру, напиши ему в Париж поклон, скажи, что увидимся, может быть, опять на этой речке…
Из воспоминаний Константина Коровина

Илья Репин. «Парижское кафе»

Илья Репин. Парижское кафе. 1870-е. Частное собрание, Санкт-Петербург

В апреле 1873 года Илья Репин, имевший право на заграничную поездку как пенсионер Академии художеств, отправился в путешествие по Европе. Он побывал в Вене, Венеции, Риме и Неаполе, а в ноябре приехал в Париж, откуда писал художнику Ивану Крамскому: «Я, преодолев трусость, остался в Париже на целый год, взял мастерскую на Rue Véron, 13 — квартира, а 31 — мастерская». На следующий год в ателье Надара прошла первая выставка импрессионистов. Под впечатлением от экспозиции и в целом от французского образа жизни Репин начал писать картину «Парижское кафе».

Перед тем как начать работу над полотном размером 1,7 на 2,7 метра, живописец создал множество этюдов для каждого из героев. Их он писал с натуры, но денег на оплату натурщиков у художника было немного, поэтому работу часто приходилось приостанавливать. Персонажами картины стали люди, хорошо известные парижской богеме: певица Анна Жюдик, художник Жан-Леон Жером, поэт Катюль Мендес, художник и натурщик Эмиль Бело, который до этого позировал Эдуарду Мане, и другие.

Репин рискнул показать картину на выставке парижского Салона в 1875 году. У художника не было необходимых связей, чтобы повесить полотно на выгодное место, поэтому оно просто затерялось среди тысяч других работ. На третий день картиной заинтересовался вице-консул из США, но сделка сорвалась: Репин счел, что «так дешево» он продаст ее и в России.

Валентин Серов. «Северная Двина»

Валентин Серов. Северная Двина (фрагмент). 1894. Ивановский областной художественный музей, Иваново

В 1890-х годах меценат Савва Мамонтов занимался строительством железной дороги в Архангельской области и предложил своим друзьям — художникам Валентину Серову и Константину Коровину — отправиться в путешествие на Север.

Мы вас приговорили в Сибирь, в ссылку. Вот что: в Нижнем [Новгороде] будет Всероссийская выставка, мы решили сделать проект павильона «Крайний Север», и вы должны поехать на Мурман. Вот и Серов хочет поехать с вами. Покуда Архангельская дорога еще строится, поедете от Вологды по Сухоне, Северной Двине, а там на пароходе «Ломоносов» по Ледовитому океану.
Из письма Саввы Мамонтова Константину Коровину

Художники поехали в двухмесячный вояж, из которого привезли множество этюдов. Не обошлось и без приключений. В Белом море Серова настигла морская болезнь, друзья чуть не заблудились в таежном лесу и познали все трудности работы в полевых условиях.

«Серов и я увидели, что днем писать с натуры нельзя, — вспоминал Коровин, — мешают мириады всевозможной мошкары, комаров и слепней. Лезут в глаза, в уши, в рот и просто едят поедом. Намазались гвоздичным маслом — ничуть не помогало. Мошкара темными облаками гонялась не только за нами, но и за паровозиком времянки», — вспоминал Коровин.

Они посетили Ярославль и Вологду, потом по рекам Сухоне и Северной Двине добрались до Архангельска и Мурманска, затем отправились на Новую Землю и в Северную Норвегию, побывали в Стокгольме и Гельсингфорсе (сейчас Хельсинки).

Михаил Соколов. «Дама»

Михаил Соколов. Дама. 1940-е. Частное собрание, Москва

В 1932 году было принято постановление, согласно которому главенствующим и, по сути, единственным разрешенным стилем в живописи стал соцреализм. Участники всех творческих объединений, кроме официальной АХРР (Ассоциации художников революционной России), а также Московского и Ленинградского областного союзов художников, оказались вне закона. Среди них был, например, художник Михаил Соколов, выпускник Строгановского училища.

Благодаря тому, что какие-то олухи причислили его к формалистам, человек живет в невероятных условиях, голодает — одним словом, бедствует, пожалуй, так, как бедствовать у нас сейчас приходится немногим. А художник воистину замечательный, впитавший в себя все благородные традиции французских мастеров последнего столетия, он все-таки с очень яркой своей физиономией создал шедевры, которые будут в состоянии выдержать соседство любого импрессиониста.
Из письма скульптора Сергея Орлова, 1937 год

В 1938 году Соколов, как и многие другие, был арестован и отправлен в исправительно-трудовой лагерь на станции Тайга. Несмотря на то что формально запрета на рисование в лагерях не было, найденные при обыске рисунки изымали. Формат миниатюры стал для Соколова единственным способом продолжать работать. Рисунки размером с этикетку спичечного коробка художник делал подручными материалами, например сажей, и вкладывал в письма домой — так ему удалось сохранить часть работ.

«Мне кажется, я овладел тайной вложить в квадратный вершок, что другие в метрах. И в маленьком это даже сжатее — яснее выражено чувство и дыхание жизни», — писал художник уже после освобождения из лагеря.


«Культура.РФ» благодарит за помощь в подготовке материала куратора выставки «Маленькое» искусство» Марию Гадас.

Автор: Полина Пендина

Смотрите также