Публикации раздела Музеи

Картина в деталях: портрет княгини Полины Щербатовой

Портрет княгини Полины Щербатовой стал одним из «национальных образов» серии полотен русского живописца Василия Сурикова. Читайте, как родился этот образ, где Щербатовы раздобыли расписную шаль и кто еще собирался написать княгиню, красоту которой боготворил ее муж.

Василий Суриков. Портрет княгини П.И. Щербатовой. 1910. Саратовский государственный художественный музей им. А.Н. Радищева, Саратов

Редкие портреты в творчестве Сурикова. Василий Суриков был мастером жанровой и исторической живописи. Полотно «Утро стрелецкой казни» рассказывало о подавленной попытке переворота в эпоху Петра I, картина «Боярыня Морозова» — о церковном расколе XVII века, а работа «Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем» — о сражении Ермака с сибирскими татарами.

Важную роль в творчестве Сурикова занимали и портреты, хотя сам художник себя портретистом не считал и портретов на заказ не писал никогда. Но он любил интересные красивые лица и писал тех, кто соглашался ему позировать, «для души».

Галерея женских образов. Особенно Сурикова привлекали женские образы. Он вспоминал: «Мальчиком еще, помню, в лица все вглядывался — думал: почему это так красиво? Женские лица русские я очень любил». Художник создал целую серию женских портретов в национальных одеяниях: «Сибирская красавица», «Девушка в красной кофте», «Анфиса» и другие. Он «украшал» своих моделей сложными головными уборами, богато расшитыми сарафанами и платками с цветочными росписями.

Даже исторические полотна Сурикова полны костюмных деталей. Например, на картине «Боярыня Морозова» он тщательно выписал одежду персонажей, особенно женских: расписные накидки и юбки, дорогие меха.

«Видение большой красоты и поэзии». Героиня портрета Пелагея (Полина) Розанова родилась в крестьянской семье, ее дедушка был крепостным. Сама она работала медсестрой в деревенской больнице при княжеской усадьбе. Князь Сергей Щербатов, живописец и коллекционер, был потрясен красотой Пелагеи: «… она была видением большой красоты и поэзии. С матовым, жемчужно-белым цветом лица, с нежно-розовым румянцем, с тончайшими чертами лица, с белокурыми волосами, отливающими червонным золотом, с редко красивыми поющими линиями ее высокой стройной фигуры, поражавшей своими античными пропорциями».

Когда они поженились, княгиня Щербатова стала хозяйкой модного салона. Ее портрет Василий Суриков написал в 1910 году.

«Русская баба у саней». Князь просил изобразить Полину Щербатову как «русскую бабу типа той, что, опустив голову, стоит у саней» на полотне Сурикова «Боярыня Морозова». Здесь и пригодился аксессуар, которые так любил Василий Суриков: большая расписная шаль. Князь Щербатов позже вспоминал: «Воля Мекк дал для этой цели чудный нежно-бирюзового цвета большой платок, вывезенный им из Индии, а я просил жену одеть довольно грубую шерстяную кофту с прошивками. Портрет был неудачен по сходству, но что-то очень мне дорогое, «суриковское», в нем было — в духовном выражении глаз, в русском чувстве, в него вложенном…»

Княгиня выглядит строгой и серьезной, а концы шали скромно придерживает рукой у груди. Вторая рука также смиренно лежит на колене. Из украшений — только золотые кольца. Суриков использовал в портрете свой любимый прием: написал нейтральный серый фон. Такие цвета — сине-голубые и серые — художник использовал в работе очень часто.

«Поющие линии фигуры» в незаконченном портрете. Сохранилось только два ее изображения — портрет 1910 года, который создал Василий Суриков, и набросок работы Валентина Серова, модного в те годы художника. Второй портрет должен был получиться роскошным: Серов долго выбирал позу, при которой фигура княгини должна была выглядеть особенно статной и величественной, а прическа — пышной и тяжелой. Золотистое одеяние призвано было подчеркнуть ее нежную кожу и отлив волос. О сеансах позирования князь Щербатов писал: «…красиво сливалась вся гамма красок платья, золотых волос, белоснежных плеч и рук, нежного румянца лица, нитей жемчугов и вазы нежно-абрикосового тона с золотом. Все вместе было восхитительно красиво. Равно как и поющие линии фигуры в этой позе». Однако Серов скоропостижно скончался и не успел закончить портрет.

Смотрите также