Публикации раздела Музеи

Все цвета Российской империи

Сергей Прокудин-Горский учился и в Императорской Военно-медицинской академии, и в Академии художеств, но курса нигде не закончил. Зато увлекся фотографией, стал издавать тематический журнал, писать книги по фотографии и совершенствовать технологии фотосъемки. 13 декабря 1902 года он объявил о первых успешных опытах получения цветной фотографии, а в 1905-м — уже запатентовал свой оригинальный метод. О том, как жизнь Российской империи в прямом смысле заиграла новыми красками, — в материале портала «Культура.РФ».

Самаркандская область

Сергей Прокудин-Горский немало путешествовал по России: он бывал в северных уездах и в Крыму, в Малороссии и на Кавказе. В конце 1906 года фотограф отправился в Среднюю Азию, в Самаркандскую область, которая в то время была частью Российской империи. Он поехал туда вместе с экспедицией Русского географического общества — снимать солнечное затмение. Но в день икс — 1 января 1907 года — небо затянули облака. Затмение, что называется, накрылось, экспедиция была вынуждена спуститься в долину. Благодаря этому стечению обстоятельств у нас есть хорошая коллекция снимков Самарканда.

Слева на снимке — медресе Улугбека. Чаще всего здания с фотографий Прокудина-Горского в наше время уже разрушены, но тут процесс обратный. Архитектурный памятник отреставрировали, и на фото 2010 года (справа) он уже как новенький.

Другому культовому сооружению — мечети Биби-Ханым — повезло меньше. Разрушаться здание начало еще при строительстве. А потом была серия землетрясений — и Сергей Прокудин-Горский в 1907 году снимал почти руины. Через девять месяцев после съемки произошло еще одно землетрясение, уничтожившее последний купол мечети. Именно тогда фотограф задумался о том, что его карточки, возможно, единственный способ сохранить для следующих поколений тот мир, который видит он. А мечеть позже все-таки восстановили.

Это 1907 год на снимке Прокудина-Горского. И — наши дни, правда, чуть в другом ракурсе.

Ясная Поляна и Царское Село

В мае 1908 года Льву Толстому пришло письмо.

«Фотография в натуральных цветах моя специальность, и возможно, что Вам случайно попадалась моя фамилия в печати. В настоящее время мне удалось после многих лет работы достичь превосходной передачи изображений в истинных цветах. Мои цветные проекции известны как в Европе, так и в России. Теперь, когда процесс фотографирования по моему способу и на моих пластинах требует от 1–3 секунд, я позволю себе просить Вас разрешить мне приехать на один или два дня (имея в виду состояние Вашего здоровья и погоду), дабы сделать несколько снимков в красках с Вас и Вашей супруги… Мне думается, что, воспроизведя Вас в истинных цветах в окружающей обстановке, я окажу услугу всему миру».
Сергей Прокудин-Горский. Лев Толстой, Ясная Поляна. Фотография: wikipedia.org

Автором письма был Сергей Прокудин-Горский. В Ясной Поляне он провел три дня. И сделал самый эффектный портрет Толстого — фотографию в цвете. Негатив до наших дней не сохранился, но снимок с репродукции того же 1908 года разошелся десятками тысяч экземпляров. Прокудину-Горскому первому удалось отобразить на фотографии яркий синий цвет рубашки писателя — такие тогда называли «толстовками».

Прокудин-Горский использовал фотоаппарат, который экспонировал одну пластину через три цветных фильтра. Технология постоянно совершенствовалась. Общий принцип заключался в том, что с помощью специального проектора фотограф как бы собирал три изображения в одно и получал цветное.

Снимок Льва Толстого Прокудин-Горский опубликовал в своем журнале «Фотограф-любитель», где он работал редактором. Об удивительных цветных изображениях узнал Николай II. В мае 1909 года император пригласил Прокудина-Горского показать цветные фотографии в Царском Селе. Позже они оба описали эту встречу в мемуарах.

Прокудин-Горский — в подробностях:

«Наступил самый ответственный момент, ибо я был уверен, что от успеха этого вечера зависела в значительной мере судьба моего дела. Для этой первой демонстрации Государю мною были выбраны снимки с натуры исключительно этюдного характера: закаты, снежные ландшафты, снимки крестьянских детей, цветы, осенние этюды и т. п. <…> После первой же картины, когда я услышал одобрительный шепот Государя, я уже был уверен в успехе, так как программа была подобрана мною в возрастающем по эффектности порядке».

Император — лаконично:

«[1909 г.] 3 мая. Воскресенье. <…> Вечером профессор Прокудин-Горский сделал интересное сообщение по фотографии в красках и показал много красивых снимков».

После показа состоялась беседа, которая предопределила судьбу фотографа. Императора интересовали возможности цветной фотографии — и Сергей Прокудин-Горский был к этому готов: «Вашему Величеству было бы, быть может, также интересно видеть время от времени истинную Россию и ее древние памятники, а равно и красоты разнообразной природы нашей великой Родины». Идея Николаю II показалась заманчивой, поддержку проекта он поручил министру путей и сообщения Сергею Рухлову. И Прокудин-Горский отправился в первую официальную фотоэкспедицию — запечатлеть Россию в цвете.

Экспедиция по Мариинскому водному пути

Фотограф решил начать с памятников Петровской эпохи. Денег из казны на проект не выделили — Прокудин-Горский вкладывал в него собственные средства, отказываясь от помощи меценатов. Петру Столыпину он писал, что такая важная коллекция должна быть государственной собственностью.

Маршрут первой экспедиции проложили по Мариинскому водному пути. Для водных передвижений выделили небольшой пароход «Шексна», а для проезда по железной дороге — специальный вагон с фотолабораторией. Чиновникам было предписано всячески помогать экспедиции. Днем Сергей Прокудин-Горский делал снимки, вечером и ночью — занимался обработкой фотографий. Если все было хорошо — двигались дальше, если нет — оставались переснимать.

Первый город, который фотографировал Прокудин-Горский, — Вытегра на Онежском озере. Здесь он снял панораму и создал коллективный портрет пожарной команды. Каланчи уже нет, а вот пожарная часть из здания выехала только недавно.

Следующим пунктом было село Анхимово в Вологодской области. Здесь фотограф запечатлел изящный пример русского деревянного зодчества — 21-главый храм Спасителя и Покрова Богородицы, построенный в XVIII веке. Храма уже нет, и сгубила его не революция, а пожар — в 1960-е.

На зеленой лужайке в Белозерске, где Прокудин-Горский снял деревенских ребят, выросли деревья. А виднеющаяся на фоне церковь после революции была «срезана», как и множество других храмов.

На водном пути фотограф не пропускал даже маленькие поселения. Сегодня многих из них уже нет, но именно там были сделаны самые известные его снимки — жанровые зарисовки деревенской жизни.

Сергей Прокудин-Горский. Три девочки, деревня Топорня. Фотография: wikipedia.org

Эти три девочки и не подозревали, что станут «медийными персонами» — их сфотографировали в деревушке Топорня.

Сергей Прокудин-Горский. Команда парохода «Шексна». Фотография: wikipedia.org

А вот команда того самого парохода «Шексна». После каждой экспедиции Сергей Прокудин-Горский встречался с Сергеем Рухловым. Параллельно со съемкой достопримечательностей Российской империи профессор фотографировал важные инфраструктурные объекты. Министерство получало в цвете изображения основных железнодорожных узлов, мостов, дорог практически в режиме онлайн.

Урал и Центральная Россия

После завершения экспедиции по Мариинскому водному пути Сергей Прокудин-Горский отправился на Урал. 17 августа «тур» стартовал в Перми, потом вагон-лаборатория переместился в Екатеринбург. Оттуда он совершил несколько выездов «по окрестностям» — Каменск-Уральский, Верхотурье, Нижний Тагил, Челябинск, Ильменское озеро. Фотограф снимал много промышленных предприятий и заводы — Кувшинский, Березовский. Осенью, когда погода испортилась, поездку решили завершить.

Особенно подробно Прокудин-Горский отфотографировал Центральную Россию: Тверь, Ярославль, Торжок. Революция выкосила снятые профессором храмы и церкви. Панорамы многих набережных естественным образом перестали существовать. Наглядный пример: снимок 1910 года в городе Осташкове. А рядом — снимок с того же ракурса, сделанный через 106 лет. Во время войны церковь сильно пострадала, восстанавливать ее не стали, и в 1960-е годы окончательно снесли вместе с кладбищем.

В 1911 году Прокудин-Горский провел несколько фотосеансов для императора и его семьи — показывал отобранные им снимки из экспедиций по Волге и Южному Уралу. Летом этого года он сделал серию фотографий к 100-летию Бородинской битвы.

Средняя Азия и Кавказ

Сергей Прокудин-Горский. Эмир Бухарский. Фотография: samoderzhavnaya.ru

В том же году Прокудин-Горский вновь побывал в Средней Азии. По большей части он снимал просторы России, архив его работ находится в США, а вот единственная постоянная экспозиция Прокудина-Горского в мире открыта в Узбекистане — в Ташкенте.

Импозантный мужчина в голубом халате — не кто иной, как эмир Бухарский. Чтобы поймать хорошее освещение, Прокудин-Горский снимал его во дворе резиденции. А еще он сфотографировал интерьеры дворца, что было своевременно: здание эмиру не нравилось, и через пару лет его снесли.

Сергей Прокудин-Горский. Автопортрет на реке Каролицхали. Фотография: wajdelota.com

Отдельная глава в альбомах Прокудина-Горского — Кавказ. В Грузии он сделал целую серию «народных портретов», запечатлел удивительные по красоте пейзажи. А еще создал свой известный автопортрет. На снимке фотограф позирует на реке Каролицхали.

По грузинским снимкам Прокудина-Горского можно составить гид по стране. Начнем с Георгиевской церкви в селе Даба. Возвели ее в 1333 году. Снимок Прокудина-Горского 1912 года — слева. Церковь в наши дни — справа.

Следующая остановка — Ликанский дворец Романовых. И тут за 100 с лишним лет мало что изменилось, разве что елочки подросли. Это здание сохранилось почти в идеальном состоянии по одной простой причине: сюда приезжал отдыхать Сталин.

А на месте бетонной коробки санатория «Горное ущелье» в Боржоми в начале ХХ века был еще один дворец. После революции он начал постепенно разрушаться, а потом и вовсе был снесен.

Сергей Прокудин-Горский. Санаторий «Горное ущелье». Фотография: oldcolor.livejournal.com

Как уже известно, экспедиции Прокудина-Горского не финансировались. Ему предоставляли транспорт, а вот оборудование и прочие расходы — это была личная проблема фотографа. Основным источником доходов для профессора стал его «стартап» — выпуск цветных открыток с фотографиями. Их Прокудин-Горский выпустил более ста. Многие виды и здания, запечатленные фотографом, так и остались только на открытках: во время революции многие из них были разрушены. И даже негативы с фотографиями — утрачены.

Открытка под названием «Погост» — с фотографией из села Смёшино в Ленинградской области. Церковь сохранилась — но в печальном состоянии.

Уцелевшие негативы и отреставрированные снимки, а также альбомы, куда Сергей Прокудин-Горский кропотливо вклеивал черно-белые копии каждой фотографии, сейчас хранятся в архивах Библиотеки Конгресса США. То, что оставалось в России, — бесследно исчезло.

Автор: Полина Пендина

Смотрите также

5 русских первопроходцев
Истории отечественных путешественников в путевых заметках.
Две шубы, сапоги, соболья шапка
Воспоминания иностранцев о зимних русских лайфхаках.
По следам средневековых путешественников
Где бывали и что видели наши предки.