Публикации раздела Традиции

350 лет в изгнании

Шелковые сарафаны и прабабушкины украшения, старопечатные книги и Новый год в сентябре, запрет на бритье бороды и традиция креститься двумя перстами — это не выдержки из учебника истории, а будни старообрядческого села Тарбагатай, которое находится в 50 км от Улан-Удэ. О том, как за 350 лет в изгнании местным жителям удалось сохранить самобытную культуру допетровской Руси, читайте в нашем материале.

Кто такие семейские

В 1650–60-х годах в России прошла церковная реформа, инициированная патриархом Никоном, и был введен новый порядок богослужений. Изменения должны были приблизить русский православный обряд к обряду греческой церкви. Например, крестный ход, прежде совершаемый по солнцу (посолонь), стали проводить против солнца. Для крестного знамения отныне было положено складывать три перста, а не два. Были изменены тексты молитв, книги со старыми текстами сжигали. Русская церковь раскололась на два лагеря. Приверженцев старого порядка объявили раскольниками и еретиками.

Сторонники старых традиций — старообрядцы — бежали от преследования властей на Русский Север, Урал и даже за границу. Большая колония московских, ярославских, нижегородских, белгородских, орловских крестьян осела в местечке Ветка — на территории Гомельской области в современной Беларуси. В XVII веке эти земли принадлежали Речи Посполитой, как тогда называли Польшу. Раскольники прожили среди белорусского, украинского, польского населения почти 100 лет.

Все это время русские помещики и военачальники жаловались в Синод и правительству на побеги крестьян и солдат. К 1735 году дела в Речи Посполитой расстроились настолько, что российская императрица Анна Иоанновна решилась направить на территорию сопредельного государства пять полков, с тем чтобы «оных беглецов под стражею вывести в отечество и разослать, кто откуда был, по своим местам». По разным данным, из Ветки было выведено от 13 до 40 тысяч человек. Но вскоре раскольники вернулись в эти края.

В 1764 году Екатерина II повелела отправить веткинских беглецов целыми семьями осваивать Сибирь. Поселения крестьян-староверов появились на Алтае и возле Иркутска. Часть сосланных двинулась дальше, за Байкал. Здесь вновь прибывшие получили два прозвища — «поляки» и «семейские».

«Не сибиряки, но великорусские поселяне»

Во второй половине XVIII века русское население в Забайкалье преимущественно составляли казаки — их называли сибиряками. Старообрядцы отличались от сибиряков и речью, и одеждой, и самим укладом жизни. Многие из этих особенностей сохранились по сей день. Говор семейских, по сути своей «великорусский» — принятый в центральных областях России, — несет отпечаток белорусского и украинского языков. Любовь старообрядцев к расписным воротам и крашеным масляной краской избам специалисты также связывают с украинской и белорусской традицией белить и расписывать хаты. Женский способ повязывать платок в виде тюрбана, предположительно, переняли у польской знати.

Особую гордость каждой семейской женщины составляли «янтари», или «корольки», — бусы из крупного, до 5–6 см в диаметре, балтийского янтаря.

Во многих семьях хранятся янтарные броши, серьги и ожерелья, вывезенные предками из Польши. До недавнего времени они служили не только для красоты. Дело в том, что из-за недостатка йода в воде и пище здешнее население страдало заболеваниями щитовидной железы. Семейские придумали перетирать богатый йодом янтарь в порошок и добавлять в еду. Для этого с бус снимали самые мелкие камни.

Сохранилось множество письменных свидетельств о жизни забайкальских старообрядцев XIX века. После восстания на Сенатской площади 1825 года в этих краях отбывали наказание ссыльные декабристы. Когда в 1830-х годах их переводили на новое место работы, из Читы на рудники Петровского Завода, каторжники останавливались в старообрядческих деревнях. Именно декабристы — люди высокообразованные — стали авторами самых полных и красочных описаний жизни семейских.

«Когда мы приблизились к Тарбагатаю, перед нами развернулся чудесный вид: все покатости гор, лежащие на юг, были обработаны с таким тщанием, что нельзя было довольно налюбоваться на них… Жители староверческого этого селения вышли к нам навстречу в праздничных своих нарядах. Мужчины были в синих кафтанах, а женщины в шелковых сарафанах и кокошниках, шитых золотом. По наружности и нравам своим это были уже не сибиряки, а похожие на подмосковных или ярославских поселян», — вспоминал Иван Якушкин. Андрей фон Розен отмечал сходство тарбагатайцев с ярославскими и приволжскими крестьянами.

Михаил Кюхельбекер писал: «Одеждой (особенно женщины) и обычаями они отличаются от прочих жителей. И в этом отношении мало отстали от своих предков. Это полезнейшие земледельцы всего края … Между ними есть очень зажиточные. Избы очень опрятны, красивы и похожи на великорусские».

В 1870 году, работая над посвященной декабристам поэмой «Дедушка», о тарбагатайцах писал Николай Некрасов:

…Взросшие в нравах суровых,
Сами творят они суд,
Рекрутов ставят здоровых,
Трезво и честно живут,
Подати платят до срока,
Только ты им не мешай. —
«Где ж та деревня?» — Далеко,
Имя ей «Тарбагатай»…


Современные обычаи забайкальских старообрядцев

Традиционный образ жизни семейских изменила коллективизация. Еще 100 лет назад у старообрядцев было регламентировано буквально все — от сроков сбора грибов, ягод и орехов до дней, когда положено мыть избу снаружи. Немыслимо было представить курящего старовера или старообрядца, который использует одну миску для постного и скоромного. Было строжайше запрещено делить стол с иноверцами. Если в доме все же приходилось принимать гостя не из раскольников, его сажали отдельно и потчевали из «гостевой» посуды.

Сегодня семейские старообрядцы носят народные костюмы в основном по праздникам. Обычным делом стали смешанные браки, дети от которых воспитываются не в старообрядческой вере.

И все же по многовековой привычке люди здесь держатся обособленно: с разговорами к чужакам не пристают, калитки и ворота наглухо закрывают, машины загоняют во двор, не оставляя ничего на улице. Сами улицы содержатся в идеальном порядке, а расписные избы по-прежнему безошибочно указывают: здесь живут семейские.

Семейские, как и их старорусские предки, чтут языческие праздники: Святки, Масленицу и Купалу. Истинным Новым годом семейские считают 1 сентября по старому стилю (14 сентября по новому). Отмечают праздники и народными гуляньями, которые привлекают туристов, и своим кругом — с застольями и песнями. Старообрядческие застолья у жителей Бурятии вошли в поговорку. Если что-то отпраздновали от души, с размахом, говорят: «Отметили по-семейски».

В 2006 году в селе Тарбагатай открылся Музей истории и культуры старообрядцев. Его коллекцию собрал священник отец Сергий. Дореформенные книги и иконы, сарафаны XVIII–XIX веков из китайского и индийского шелка, те самые польские «янтари», домашняя утварь, мебель и приспособления для сельскохозяйственных работ, старинные деньги — все здесь подлинное, хранившееся в домах местных жителей. Всего коллекция отца Сергия насчитывает около 700 экспонатов.

В Тарбагатае, как и в других старообрядческих селах, которых в Сибири немало, есть несколько фольклорных коллективов. В ансамблях участвуют не только люди старшего возраста, но и молодежь, нередко на сцену выходят целыми семьями. Однако песенные традиции хранят не только они: что-нибудь старинное, с аутентичными призвуками и вздохами, может напеть практически любой старообрядец. В 2001 году за сохранение допетровских традиций, утраченных другими группами русского населения, этнокультурное явление семейских Забайкалья было признано шедевром устного и нематериального наследия человечества ЮНЕСКО.

Автор: Екатерина Гудкова

Смотрите также

8 красивых деревень России
Русские деревни с красивыми пейзажами, оригинальными музеями и архитектурными памятниками.
Культурный гид по Бурятии
Природа, история, культура и традиции республики.
По одежке встречают
Особенности национального костюма русских женщин.