Публикации раздела Музеи

Парсуны и портреты русских цариц и царевен

Первые портреты на Руси появились примерно в XVII веке, и создавали их в традициях иконописи. При этом женщин писали крайне редко, исключения делали только для царских невест и жен. Вспоминаем редкие портреты и их историю вместе с Софьей Багдасаровой.

Э.П. Гау. Интерьер Романовской галереи в Зимнем дворце (фрагмент). 1864, ГЭ

Портреты в иконописных традициях

Считается, что портретная живопись в европейском понимании этого жанра возникла в России только в период правления Петра Великого. Как правило, их писали приезжие иностранные художники и отечественные мастера, отучившиеся за рубежом. До этого живопись ограничивалась христианскими сюжетами, а изображения людей могли встречаться на сюжетных фресках или в миниатюрах на страницах рукописей. Однако уже в XVII на Руси появились первые портреты – парсуны. На холстах или досках изображали царей, князей, бояр. Женщин писать было не принято, правило не распространялось лишь на царских невест и жен. Первые портреты создавали мастера-иконописцы, поэтому картины так напоминают канонические изображения святых: они торжественны, орнаментальны, статичны.

Пример подобного портрета – парсуна царицы Марфы Апраксиной из Русского музея. Вторая жена Федора III Алексеевича была царицей чуть больше двух месяцев, затем ее супруг скончался. Картину, судя по девичьему кокошнику, написали еще до их свадьбы, когда Марфа была еще царской невестой. Портрет создал анонимный художник из кремлевских мастерских Оружейной палаты. Здесь видны все черты «наивного» искусства: неестественная поза, кукольное лицо, красный наряд – словно аппликация. Но есть и любопытная деталь, прогрессивная для того времени – Марфа Матвеевна держит в руках веер, предмет из иного, «галантного» мира.

Портреты большими тиражами

В допетровские времена портреты царственных особ с натуры писали редко. Чаще их копировали с других изображений, а потом еще раз, и еще, пока сходство с исходником не терялось совсем. На одном из портретов царица Марфа Апраксина изображена в русском наряде на фоне пейзажа – это уже более традиционная портретная живопись. У нее в руках собачка, скорее всего, это кавалер кинг-чарльз-спаниель. Портрет был написан намного позже ее кончины, в елизаветинское или екатерининское время. Неизвестный мастер взял за образец и приукрасил другой портрет царицы, овальный, сегодня он хранится в Русском музее.

Овальный портрет был написан примерно тогда же, что и парсуна с веером – в предсвадебный период. Однако художник был явно мастером своего дела: лицо царицы и ее фигура выписаны тонко и изящно, ткани наряда и меха выглядят объемными. Возможно, автором портрета был «иноземец Арнбургские земли» Иоганн Вальтер. Он тоже, как и автор парсуны с веером, служил в мастерских Оружейной палаты.

Парсуна Евдокии Лопухиной в дорогой шубке – тоже итог неоднократной «переписки», во время которой облик царицы изменился до неузнаваемости. Первоисточник – сегодня он хранится в Русском музее – был создан при Петре II. На нем картине царица немолода, одета в одежды мрачных цветов. Из копии в копию Евдокия Лопухина расцветала: сама она становилась моложе, а ее наряд – ярче.

Воображаемая царица

Порой художники создавали «вымышленные», ретроспективные портреты. Залы императорских дворцов было принято заполнять портретными галереями предков. Если было неизвестно, как выглядел родственник, художник попросту выдумывал его облик. Например, на эрмитажном портрете Софьи изображена юная девушка в горностаевой мантии, однако во времена ее царствования такие еще не носили.

На другом портрете царевна Софья Алексеевна изображена в овальном медальоне на груди двуглавого орла. Регентша написана в короне, со скипетром и державой – хотя она не была коронована. Исследователи живописи считают, что облик царевны мог быть воссоздан с гравюры Леонтия Тарасевича. А вот пышная царская атрибутика стала плодом воображения художника.

В одежде, которая не соответствовала эпохе, увековечили не только старшую сестру Петра I. В роскошную мантию принаряжена и царица Евдокия Стрешнева – вторая жена Михаила Федоровича. Драгоценный головной убор, напоминающий папскую тиару, возможно, не существовал вовсе. В старинных документах был описан только один женский царский венец – подарок Ирине Годуновой от константинопольского патриарха Еремея II.

Истории допетровских портретов

Истории допетровских портретов редко удается установить, документальные свидетельства о создании картин доходят до наших дней редкол. Вот редкий пример - автор портрета царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной описал его в своей челобитной. Мастер Оружейной Палаты Михаил Чоглоков создал изображение «во успении» в 1694 году, в течение 9 дней после смерти царицы. В те годы посмертные портреты писали, чтобы поместить в церкви над гробом умершего или отдать на память родственникам.

Портрет царицы Евдокии Лопухиной, первой жены Петра Великого, был написан в Новодевичьем монастыре. Здесь она провела последние годы своей жизни, когда внук Петр II вернул ее из изгнания. На портрете в сдержанных аскетичных тонах царица изображена в монашеском облачении за чтением молитвенника.

Портрет царицы Прасковья Федоровна Салтыкова, жены Ивана V, написал Иван Никитин. Он одним из первых в русской живописи отошел от традиционного иконописного стиля и стал писать картины с перспективой. Царица Прасковья Салтыкова изображена на портрете в европейском платье, и не просто так. Она вела в Петербурге светскую жизнь, воспитывала дочерей в соответствии с новыми веяниями и соблюдала все указы императора относительно отказа от «русского платья. Можно считать, что именно с того времени женщины из рода Романовых начинают одеваться по-европейски.

Смотрите также

Портреты фаворитов российских императоров
Взглянем на самые интересные портреты возлюбленных монархов и попытаемся угадать, в чем было их обаяние.
Портреты внебрачных детей русских императоров
Разглядываем «плоды любви» рода Романовых.
Вполне себе царское дело: Романовы-художники
Хобби бывают у всех — даже у императоров. Взглянем на рукоделия представителей дома Романовых.