Девять дней одного года
Художественные фильмы

Девять дней одного года

Год выхода:
1961
Страна производитель:
СССР
Длительность:
104 мин.
В ролях:
Евгений Евстигнеев, Татьяна Лаврова, Иннокентий Смоктуновский,
Николай Плотников
, Алексей Баталов,
Михаил Козаков
,
Валентин Никулин
,
Сергей Блинников
Режиссёр:
Михаил Ромм
Производитель:
Мосфильм

Физики-ядерщики, давние друзья, влюблены в одну женщину. Они – две стороны идеальной личности: порыв и осторожность, отвага и расчет. В результате экспериментов Гусев получает опасную для жизни дозу радиации. Предупреждения врачей не останавливают ученого в долгих и, может быть, последних поисках истины. «Девять дней одного года» – значительная веха в развитии сознания шестидесятников, художественный документ того времени и раритет отечественного кино.

Михаил Ромм , фрагмент книги «Беседы о кинорежиссуре», 1975 год:

В картине <...> мне надо было сказать очень многое. Старые каноны драматургии не годились, ибо речь героев не подчинялась логике привычного кинематографического сюжетного развития, ограничивающего автора и ограничивающего свободу мышления героев. А нам с Д. Храбровицким хотелось раскрепостить мысль. Легко проанализировать сценарий «Девять дней одного года» и убедиться в том, что впервые за тридцать лет моей работы я нарушил все привычные для меня правила построения сценария. Я всегда стоял за краткость и широту экспозиции, которая стремительно вводила в действие основную массу персонажей и ориентировала зрителя в существе завязывающегося конфликта. Чем короче и насыщеннее экспозиция, тем легче, думал я, перейти к раскрытию перипетийной части, направленной к единой цели. Эта перипетийная часть должна занимать генеральное место в картине. Кульминацию событий я обычно помещал где-то на пороге последней четверти картины. Это начало Октябрьского восстания в «Ленине в Октябре», это покушение в «Ленине в 1918 году», это скандал в семействе Розы Скороход в «Мечте», это приезд штурмовиков в «Человеке № 217», это свадьба в «Убийстве на улице Данте». В «Девяти днях одного года» мы нарушили эту пропорцию. Вся работа над сценарием, от варианта к варианту, заключалась в том, чтобы разрушать внешнюю логику течения событий, ослаблять искусственные сюжетные сцепки, в то время как раньше, в течение тридцати лет, моя работа сводилась как раз к обратному.

Вся первая половина «Девяти дней одного года», вплоть до свадьбы, есть не что иное, как неимоверно распухшая экспозиция. Только во время свадьбы мы знакомимся с рядом очень важных для нас героев картины. Таким образом, экспозиция занимает больше половины фильма. Засим следует перипетийная часть. Она очень коротка, всего один день и одно утро, около 300 метров. Кульминация перипетийной части — это удачный опыт. А дальше идет непомерно растянутый финал, настолько растянутый, что он мог бы длиться сколько угодно частей и мог бы быть оборван гораздо раньше. Не только я, но и большинство участников съемочной группы очень боялись, что это настойчивое ослабление сюжетных сцепок, нарушение пропорции и многочисленные уходы в сторону от развития действия, многократные остановки действия и т. д. – все это снизит интерес к картине и сделает ее трудной для восприятия. Это оказалось как будто неверным.

До «Девяти дней одного года» движущей силой картины, ее пружиной я всегда считал развивающуюся фабулу. В «Девяти днях одного года» движущей силой картины стала развивающаяся мысль, и именно мысль сформировала и последовательность эпизодов, и строение их, и все основные формальные приемы. Уже в середине работы над картиной мы нашли формулу: «картина-размышление». Эта краткая формула вооружила нас и помогла преодолеть ряд противоречий. Она привела даже к изменению названия картины. Прежде картина называлась «Я иду в неизвестное», то есть подчеркивалось именно сюжетное движение. Название «Девять дней одного года» более неподвижно, но оно точнее определяет новую форму картины. Конечно, я не сказал в «Девяти днях одного года» всего того, что хотел сказать. Я испытываю жадную потребность высказаться по многим вопросам, которые волнуют не только меня, а, убежден, большинство моих современников. И поэтому, может быть, в следующей картине мне потребуется вновь очень много слов и много размышлений. Новая для меня драматургия «Девяти дней одного года» потребовала множества новых решений во всех областях режиссуры. Я всегда был убежден, что все формальные стороны фильма подчинены одной главной стороне – его драматургическому решению. Я не убежден, что мне удалось сделать все необходимое в области режиссуры. Но по меньшей мере картина с железной необходимостью заставила меня задуматься над всеми сторонами своей работы, а в связи с этим и над работой моих товарищей.

Информация для учителя.

Лекция о фильме «Девять дней одного года»

Лекторы: режиссер Сергей Урсуляк, кинокритик Евгений Марголит, актриса Любовь Толкалина, писатель Татьяна Устинова.

В подборках

«Пальмовая ветвь» и «Оскар» Алексея Баталова
Михаил Козаков
Улыбнитесь! В память о Евгении Евстигнееве

Смотрите также

Последние каникулы
Семейный
1969
84 мин
Сверстницы
Мелодрама
1959
78 мин
Цветы от победителей
Драма
1999
97 мин
Уточните ваше местоположение
Так мы будем полезнее для вас и отобразим в каталогах музеев, театров, библиотек и концертных площадок те учреждения, которые находятся рядом с вами.