Публикации раздела Архитектура

История одного здания: фабрика-кухня в Самаре

Самарская фабрика-кухня — одно из самых известных в России зданий в стиле конструктивизма. По задумке архитектора Екатерины Максимовой, оно должно было «освободить женщину от скучных домашних обязанностей». Рассказываем, как фабрика-кухня побывала столовой завода имени Масленникова и офисным центром и как здесь открылся филиал Третьяковской галереи.

Что такое фабрики-кухни и как они появились в СССР

В 1920-х Советский Союз объявил курс на индустриализацию. В стране открывались новые заводы, а на старых выросло производство. Вместе с тем перекраивали и привычный уклад: предполагалось, что советские граждане будут много работать, редко бывать дома и даже отдыхать будут со своими товарищами. В СССР начали массово строить здания нового типа: дома-коммуны, общежития, дворцы труда и культуры. Все это влияло на повседневную жизнь людей.

Идеологи социализма хотели создать «человека нового типа» и освободить население СССР от «кухонного рабства». Юрий Олеша писал в романе «Зависть»: «Объявлена война кухням. Тысячу кухонь можно считать покоренными. <…> Если хотите, это будет индустриализация кухонь». Особое внимание уделяли женщинам, которые много работали по дому. Предполагалось, что в будущем они будут трудиться на заводах на равных с мужчинами. Появилось новое предприятие общепита — фабрика-кухня. Здесь можно было и поесть, и купить еду навынос, чтобы не готовить дома. А еще такие заведения должны были обеспечивать блюдами заводские столовые.

Создали типовой проект фабрики-кухни архитекторы товарищества «Народное питание» — Нарпита — во главе с Артемием Халатовым. Первое здание по их проекту открылось в городе Иваново-Вознесенске (сейчас — Иваново) в 1925 году. Здесь в конце 1920-х каждый день обедали до 600 человек, а готовую еду оттуда поставляли в восемь заводских столовых. Народный комиссар здравоохранения Николай Семашко назвал ивановскую фабрику-кухню «бомбой, брошенной в старый быт». Он признал проект Нарпита успешным, и вскоре заведения стали открываться и в других городах СССР.

Почти все подобные здания строили в стиле конструктивизма. Для этого архитектурного направления была характерна лаконичность форм, полный отказ от декоративных элементов, строгость дизайна. Архитекторы-конструктивисты считали, что главное в здании — его функции. И даже проводили исследования, чтобы понять, как будут эксплуатироваться их постройки. Фабрики-кухни стали воплощением идей о «новом быте». Архитектурный критик Никита Гранько в издании «Бумага» писал о подобных учреждениях: «Конструктивисты придумали фабрики-кухни, абсолютно новые здания, которые соответствовали новому переустроенному быту. <…> [Фабрика-кухня] …самый, на мой взгляд, мощный социальный манифест раннего Советского Союза».

Столовая в форме серпа и молота

Фабрика-кухня. Самара. Архитектор Екатерина Максимова. 1930–1932. Фотография: Kak vse / wikimedia.org / CC BY-SA 4.0

В 1929 году администрация Самары решила построить в городе фабрику-кухню для завода имени Масленникова. Первый проект здания создали местные архитекторы, однако администрация нашла в нем много технических ошибок. Тогда самарские чиновники предложили построить фабрику-кухню специалистам Нарпита. Руководила проектом первая советская женщина-архитектор Екатерина Максимова, в 1920-х она уже работала над подобными зданиями в Москве, Магнитогорске, Свердловске (сейчас — Екатеринбург) и других городах. Максимова писала: «В будущем фабрика-кухня должна стать ключевым элементом в теории социального урегулирования, освободить женщину от скучных домашних обязанностей и дать возможность полноценной жизни и самовыражения наравне с мужчинами».

В Самаре Максимова решила построить двухэтажное здание необычной формы, в виде серпа и молота — символа единения крестьян и рабочих. Планировка в нем была такой, что работники фабрики-кухни не пересекались с посетителями.

В молоте на первом этаже Максимова разместила кухню и технические помещения, в серпе — гардероб и три столовые: для детей, рабочих и самих сотрудников учреждения. В рукоятке молота открылись магазин и почта. На втором этаже находились технические помещения и кабинеты персонала. Попасть туда можно было по шести лестницам, пролеты которых украшали цветные витражи. А на крыше, по задумке архитектора, устроили террасу, где можно было обедать летом.

Фасады самарской фабрики-кухни, как и у других зданий в стиле конструктивизма, были лишены декора. Главным акцентом Екатерина Максимова сделала входную группу. Ее украсили колонны, которые поддерживали второй этаж.

В конструкции здания архитектор использовала несколько технических новшеств. Например, еда из кухни в столовую попадала на конвейере. Идею Максимова заимствовала у американского предпринимателя Генри Форда, который внедрил эти устройства на своих автомобильных заводах. А еще фабрика-кухня стала одним из первых зданий в Самаре, где использовали железобетонные перекрытия.

Строили здание около двух лет. Фабрика-кухня завода имени Масленникова открылась 1 января. Однако в том виде, который задумывался Максимовой, она проработала чуть больше 10 лет. Уже в 1944 году здание перестроили, изменили его интерьеры. Архитектор Виталий Стадников в интервью изданию «СамКульт» рассказывал: «Изначально это здание было конструктивистским, с множеством характерных элементов — огромными витражами, лестничными клетками, которые висели на изумительных, хорошо рассчитанных изящных бетонных конструкциях. А потом все это было заложено кирпичом, заштукатурено, приделаны руст, карниз. Было военное время, 1944 год, и отапливать все это было невозможно. <…> Это здание переделано в такую классику, где авангардной генетики и дух простыл».

Свои функции фабрика-кухня выполняла и после реконструкции. Здесь по-прежнему работала столовая завода имени Масленникова. На втором этаже уже после Великой Отечественной войны открылся ресторан «Север», а в одном из корпусов здания — спортивный зал.

Офисный центр, ночной клуб, музей

В 1990-х завод имени Масленникова обанкротился. Почти все социально-культурные учреждения — кинотеатр, Дворец культуры, стадион «Волга» — новые владельцы предприятия распродали. Вскоре в здании открылись ночной клуб, бар, офисы и магазины. В 1999 году новые владельцы отремонтировали строение и практически уничтожили его исторический облик. Фабрику-кухню обшили сайдингом, разрушили часть перекрытий, поменяли крышу.

Магазины и рестораны работали до 2008 года, когда здание вновь сменило владельца. Новая компания собиралась снести фабрику-кухню и построить на ее месте многоэтажный жилой дом. Здание удалось отстоять. Сохранить памятник конструктивизма помогла самарская общественность и архитектор Виталий Стадников.

Несколько лет фабрика-кухня стояла заброшенной, пока в 2014 году ее не передали Государственному центру современного искусства. Его архитекторы разработали проект реконструкции здания, здесь должен был разместиться центр русского авангарда. Однако осуществить задумку не удалось. В 2018 году фабрику-кухню передали Государственной Третьяковской галерее.

Восстанавливали здание архитектор Виталий Стадников и сотрудница Центральных научно-реставрационных проектных мастерских Ирина Калугина. Они использовали оригинальные планы Екатерины Максимовой, которые в архивах обнаружил аспирант Самарского государственного архитектурно-строительного университета Александр Исаков. Реставраторы воссоздали первоначальную отделку, наливные полы из бетона с мраморной крошкой, оригинальное деревянное окно во внутреннем дворе.

В 2020 году реставраторы обустроили и прилегающую к фабрике-кухне территорию — сквер с обелиском «Борцам революции». Рядом появился «Сад баланса» — там среди растений разместили фрагменты руин завода имени Масленникова. А еще сюда принесли гальку и камни с заводского побережья Волги.

Для посетителей фабрика-кухня открылась в 2021 году. В здании прошла серия театральных перформансов «Утопия на ужин», которую подготовили хореограф Анна Абалихина, художник Ксения Перетрухина и композитор Алексей Сысоев. Проект разделили на несколько тематических частей. Сначала зрителям демонстрировали тарелки с лозунгами 1920-х — «Долой кухонное рабство!», «Крестьянка! Будь готова уйти от старой жизни к новой», «Даешь новый быт!», отрывки из газет и документов. В следующей части перформанса артисты разбивали эти тарелки: ведь проекты советских идеологов не удалось полностью воплотить в реальность. В финальной, третьей части прозвучали отрывки из диссертации Александра Исакова, посвященные жизни Екатерины Максимовой.

В 2022 году Третьяковская галерея планирует открыть в самарской фабрике-кухне первую выставку — «На вкус и цвет…». На ней посетителям расскажут о культуре приема пищи в разные эпохи.


Автор: Анастасия Войко

Смотрите также