Традиции

Народная медицина на Руси

В древности в селениях лечением занимались волхвы, позже роль врачевателей взяли на себя знахари и зелейники. Знания, основанные на практическом опыте и магических ритуалах, передавали из поколения в поколение, записывали в лечебники и травники. Портал «Культура.РФ» рассказывает, в виде кого крестьяне представляли лихорадку и как ее лечили, как врачевали душевные болезни и что нужно было делать, чтоб изгнать эпидемию из села.

Медицинские энциклопедии: лечебники, травники и зелейники

Михаил Нестеров. За приворотным зельем. 1888. Саратовский государственный художественный музей имени А.Н.Радищева, Саратов

О народной лечебной практике историки узнают из древних лечебников, травников, сказаний и житий святых. В них описаны разные методы врачевания: лекари исцеляли язвы и болезни кожи, извлекали стрелы, проводили простые операции. В селениях лечением занимались волхвы, а после принятия христианства за больными ухаживали в церквях: на монастырских огородах выращивали лекарственные травы для отваров и настоев. Со временем в деревнях врачеванием стали заниматься знахари, за помощью к ним обращались как с телесными недугами, так и с душевными. Для профилактики болезней селяне носили на теле магические охранительные амулеты в форме ножей, ложек или фигур животных.

Лечебники и зелейники представляли собой древние медицинские энциклопедии: в них описывали болезни и анатомию человека, разные виды массажа и растираний тела, давали советы по питанию и образу жизни. Наряду с рациональными советами в книгах рекомендовали средства против чародейства: порчу и сглаз считали причиной многих болезней.

В фольклоре, поговорках и заговорах ярко отразилось недоверчивое отношение крестьян к медицинской науке: «не жива та душа, что по лекарям пошла», «добрая аптека убавит века». Суеверия относительно здоровья бытовали на протяжении веков: исследователи-этнографы отмечали, что даже в XIX веке, несмотря на развитие медицинской науки, в деревнях болезни считали наказанием за грехи. Знахари часто врачевали методами, которые сегодня могут показаться ужасающими.

Головные боли, «куриная слепота» и цинга: почему болели крестьяне

Василий Максимов. Больной муж. 1881. Третьяковская галерея

Собиратель фольклора Владимир Даль одним из первых исследовал народную медицину в крестьянской среде. Традиционные способы лечения изучал в конце XIX века и врач Гавриил Попов. Он издал обзорный труд «Русская народно-бытовая медицина», в котором описывал методы лечения в разных регионах страны.

Гавриил Попов писал, что часто крестьяне никак не связывали происхождение болезней с реальными причинами: в народе не придавали значения чистоте жилища и воздуха, качеству пищи и воды, а сам недуг читали живым существом. Он отмечал, что крестьяне не уделяют внимания уходу за больными и лечебной диете. Одну из главных причин высокой детской смертности он видел в материальном недостатке и скудости знаний, которые приводили к «убийственным способам питания и кормления детей». Новорожденному ребенку часто давали хлеб, считая, что так он быстрее растет и развивается — «его нужно захлебить». А как только малыш начинал держать ложку, его кормили сырыми овощами и кислым квасом, хотя организм ребенка не был приспособлен к такой пище.

Условия деревенской жизни и труда приводили и к болезням взрослых. Селяне питались однообразно и скудно: мясо и рыба за столом небогатых крестьян бывали редко и, как правило, плохого качества, в основном они ели хлеб, картофель и овощи. Весной, когда до нового урожая было далеко, а запасы подходили к концу, в деревнях встречалась «куриная слепота», а во время больших неурожаев даже цинга ­­— эти болезни появлялись от недостатка витаминов.

В избах жили большие семьи, иногда в помещении содержали животных — молодых телят и ягнят, воздух в домах был спертый. А если изба поизносилась, то она промерзала, и жильцы часто простужались. Когда приходилось долго работать в жару в поле, жнецов мучили головные боли. Однако сами селяне не придавали значения реальным причинам недомоганий, находя им множество сверхъестественных объяснений.

Эпидемия от отравленной росы и сердечная боль в желудке

В.Г. Шварц. Иван Грозный у тела убитого им сына. 1864. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Простудой в народе называли тиф, ревматизм, лихорадку и все болезни легких, помимо простудных недомоганий. Связывали их селяне с холодом: простыл, озяб, застудил нутро — так объясняли появление разных недугов. В распространении инфекций обвиняли «дурной ветер», от которого происходили эпидемии, охватывавшие целые деревни. Вместе с ветром массовые болезни приносила роса: верили, что одна из эпидемий холеры началась после того, как на плоды выпала особенная, «отравленная» влага.

Считалось, что после работы с тяжестями возникали болезни «от натуги», о них говорили — «надорвался», «отнялась поясница». Разные болезни внутренних органов, кишечные расстройства и боли в желудке тоже относили к «натужным». Боли в животе часто называли «грыжей» от слов «грызь», «грызет» — так говорили об острой боли или рези.

Крестьяне считали дыхание, кровообращение и другие внутренние процессы в организме человека тайной, которую сокрыл Бог. О роли органов в теле знали только из анатомии животных. Здоровых и крепких людей называли «двужильными», так как считали, что кровь у них идет не по «одной жиле», а по двум, поэтому силы и здоровья у них в два раза больше. Крестьяне путали расположение желудка и сердца и жаловались на сердечные боли, когда их мучили желудочные болезни. Любую головную боль объясняли разыгравшейся «дурной кровью» и лечили кровопусканиями.

Как Сатана и Бог болезни выпускали

Яков Федорович Капков. Исцеление Митрополитом Алексеем Тайдулы, жены Чанибека, Хана Золотой Орды. Конец 1830-х — начало 1840-х. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Болезни в народе часто считали живыми существами, которые временно поселились в теле человека. С ними разговаривали, обращались к ним с приказаниями, требовали ответов. Верили, что они выглядят как молодые и красивые женщины или же безобразные старухи. Оспа, тиф и лихорадки обитали в реках, болотах и на далеких морях. Они нападали на человека по ночам и жили в нем, пока не перейдут на другого несчастного. По другим представлениям, Бог и Сатана поместили болезни в железном доме под замком и печатями. Ангел периодически выпускал одну из них на волю: хворь поражала человека, которому предписывалось заболеть, а после ее вновь запирали под замок.

В народе лихорадки представляли как 12 женщин, каждая из которых обладала своей особенностью: одна отвечала за бессонницу, другая — за потерю аппетита, третья портила кровь и тянула жилы. По одной из версий, слово «лихорадка» произошло от того, что женщины-болезни «лихо радуются» мукам заболевших. Считалось, что лихорадка передавала болезнь при поцелуе или же превращалась в муху и залетала в пищу. По поверьям, эпидемии тяжелых инфекционных заболеваний насылал Бог в наказание за грехи. Поэтому в народе считали, что врачи и лекарства не помогут.

В некоторых регионах болезни связывали с образами животных: оспа выглядит как лягушка, лихорадка — как бабочка, корь — как ёж. Боль в животе часто объясняли тем, что туда попала змея или лягушка. Горьким пьяницей можно было стать, выпив водку, в которую черти добавили маленького червяка.

По другим представлениям, отцом всех болезней был дьявол, именно поэтому многие из них неизлечимы.

Бытовые травмы объясняли проделками беса: он мог обернуться лошадью и отдавить ногу, мог толкнуть, сломать руку или поранить топором во время работы. Черт мог «попутать» человека, отчего тот становился сам не свой: во время драки наносил противнику серьезное увечье и мог даже убить. Бесовскими проделками объясняли и кликушество, сумасшествие, эпилепсию: бес вселялся в человека, бился в его теле в припадке и на разные голоса выкрикивал ругательства.

Добрая аптека убавит века

Фирс Сергеевич Журавлев. Знахарка. Калужский областной художественный музей

В крестьянской среде к врачам и аптекам относились скептически. В каждой семье был свой набор «домашних» средств исцеления: больного клали на теплую печь животом, натирали тело разными продуктами — дегтем, салом или редькой. И если привычные методы не помогали, тогда шли к знахарям. Врачеватели и повивальные бабки делали массаж и растирание тела, умели останавливать кровотечение и поили отварами из лекарственных трав. Одним из главных действенных лечебных и профилактических средств в народе считали баню: взрослых и детей в ней парили при любом недомогании и подозрении на сглаз.

Были распространены и магические методы лечения. Опухоли и кожные заболевания очерчивали углем или кончиком ножа, рисуя магический круг, чтобы защитить здоровые части тела от распространения болезни. Чародейский круг использовали и в ритуале «опахивания», чтобы оградить деревню от эпидемии.

Суть опахивания заключается в проведении магической черты, за которую не должна распространятся и переступать эпидемическая болезнь. Эта черта проводится сохой, в которую впрягаются молодые девушки или вдовы. Иногда таким образом в начале эпидемии изолируются отдельные дома, где уже появилась болезнь, или же очерчивается целое селение, чтобы не пустить болезнь из соседних деревень.
Из книги Гавриила Попова «Русская народно-бытовая медицина»

Универсальным средством от всех болезней признавали молитвы, особенно перед чудотворными иконами и мощами святых. Например, против лихорадок в каждом доме был заведен целый молитвенный список, его считали действенным средством. Здоровые и заболевшие люди носили молитвы вместе с нательным крестом, подвешивая их в маленьком мешочке в качестве оберега.

Болезни могли «передавать» — дереву, животному или человеку. Чтобы вылечить ребенка, выбирали молодое сильное дерево в лесу: березу или дуб. В нем прорубали широкое отверстие, сквозь которое нужно было протащить ребенка. Отдавали хворь и воде: брали хлеб, солили его и, приговаривая магические слова, бросали в реку.

Болезнь стремились напугать неожиданным громким звуком, криком или выстрелом. Били в стену рядом с заболевшим человеком или даже наносили удары по телу и обливали холодной водой. Болезнь, как живое существо, должна была испугаться и покинуть тело. С этой же целью больному давали горькие или противные на вкус напитки.

Детей в деревнях лечили в основном знахарки, они читали над ними заговоры и отпаивали отварами из трав. Считалось, что лечебной силой обладает обрядовая одежда — ее надевали на заболевшего малыша.

Душевные болезни доверяли лечить священнослужителям: таких больных считали бесноватыми, так как верили, что из-за порчи в них вселился злой дух. В церквях и монастырях над одержимыми и кликушами читали особые молитвы и подводили их к чудотворным иконам. Во время сеанса изгнания беса кликуши выкрикивали имя того человека, который по указанию дьявола навел на них порчу.

Смотрите также

Самобытная Россия: ливвики
Самобытная Россия: нивхи
Тест: где находятся «сибирские Афины» и «русская Ницца»?
Уточните ваше местоположение
Так мы будем полезнее для вас и отобразим в каталогах музеев, театров, библиотек и концертных площадок те учреждения, которые находятся рядом с вами.