Публикации раздела Архитектура

Фестиваль исторических садов в «Царицыно»

В музее-заповеднике «Царицыно» проходит Фестиваль исторических садов. До конца недели здесь можно увидеть 24 ландшафтных проекта, созданных архитекторами по мотивам садовых тенденций разных эпох — от Средневековья до современности. 7 сентября международное жюри подведет итоги и объявит победителей конкурса. О шести самых ярких проектах фестиваля рассказывает доктор искусствоведения, профессор РГГУ, научный консультант Фестиваля исторических садов Борис Соколов.

Средневековые сады

Проект «Сад любви куртуа» французского ландшафтного архитектора Клода Паске

Средневековый период садового искусства открылся двумя важными новшествами: сменой религии и распространением садоводства на север от Альп. Христианский образ мира включает в себя рай как прообраз мира земного — центрами садоводства стали монастыри. Сад, как правило, занимал центральный открытый двор — клуатр. Но значение его было вовсе не хозяйственное: «сад огражденный» был символом Девы Марии. И потому монахи обращали особое внимание на розы, а в центре садика часто ставили фонтан. Плодовый сад и огород располагались отдельно. Монастырь был местом, где заботились о больных и увечных, и для этих целей служил «травяной сад» с целебными растениями. Кроме того, монахи занимались познанием мира, его устройства и законов. Все это дало начало гербариям, исследованиям и коллекциям растений. Первый ботанический сад был основан в 1330 году в Салерно, крупнейшем центре медицинских знаний в Европе.

Сады итальянского Возрождения XVI века

Проект «Элемент времени» ландшафтного архитектора Эллы Ахметовой

Сады итальянского Возрождения — это поиск античной гармонии души и тела, человека и мироздания. Франческо Петрарка подражал древним не только в своей поэзии — его загородное поместье было копией древнеримской виллы. Теоретик новой архитектуры Леон Баттиста Альберти (1404–1472) искал уроки в книгах Витрувия, в описаниях вилл Цицерона и Плиния-младшего. В 1452 году он закончил книгу «О зодчестве», в которой свел воедино правила постройки загородного дома и сада, особенно подчеркнув открытый, гостеприимный характер, который должна иметь вилла. «Посетителя, — писал Альберти, — должны встречать свободно текущая вода, оформленные ракушками гроты, статуи античных богов».

Сады барокко и классицизма XVII века

Проект «Лабиринт сада Дианы де Пуатье» ландшафтного архитектора Виталия Патлиса

Интерес к саду-трактату, саду-книге возник на рубеже XVI и XVII веков во многих странах Европы. В 1620 году курфюрст Фридрих V и его супруга Елизавета Стюарт, дочь английского короля Якова I, начали создание своей резиденции в Гейдельберге, столице южно-немецкого государства Палатинат. Сад, расположенный на обрывистом берегу реки Неккар, был разделен на несколько террас, каждая из которых имела свой геометрический план. Хортус Палатинус («палатинский сад» — так, по-латыни, была названа резиденция) имел все элементы ренессансного сада: фонтаны, гроты, лабиринт. Многие фонтаны даже звучали. Однако главным элементом сада была его программа. Она включала в себя образ мира, космологическое устройство вселенной, по которой символически путешествовал посетитель. Момент перехода подчеркивался: перейти с одного уровня на другой можно было только по узким лестницам.

Еще удивительнее была усадьба датского астронома Тихо Браге — придворного астролога короля Фредерика II и ученого, доказавшего, что кометы являются небесными телами, и установившего законы обращения планет. Король построил на скале Эльсинор над Орезундским проливом замок Кронборг и подарил астроному остров напротив той скалы. В этом суровом уголке Северной Европы Тихо Браге построил усадьбу под названием Ураниборг и разместил в ней обсерваторию. Большой дом был круглым в плане, а купол венчала фигура крылатого Пегаса. Вокруг был устроен четырехугольный сад, по периметру которого росли пять рядов яблонь. Вероятно, четыре части сада символизировали четыре стихии, а пять колец деревьев — орбиты Луны и планет, открытых к тому времени. Интересно, что среди цветов было немало целебных растений: вербена, мята, валериана, бальзамник, полынь, — так как Браге был не только астрономом, но и медиком, принадлежавшим к школе Парацельса. Когда обнаружилось, что астрономические инструменты не помещаются в главном доме, ученый устроил в саду павильон-обсерваторию Стьернеборг (по-датски «звездный замок»). Она была углублена в землю; на квадратной террасе высились купола обсерватории, самый высокий из которых украшала фигура Меркурия. Именно здесь были сделаны главные открытия датского астронома. Удивительная астрономическая усадьба, к сожалению, исчезла еще в начале XVII века, но гравированные ее изображения были разосланы Браге по всей Европе, так что ценители астрономии и садового строительства были о ней осведомлены. Дочь Фредерика II — Анна, которая в детстве часто бывала в Ураниборге, — впоследствии стала английской королевой. И отголоски «космического» сада встречаются в английских королевских и частных усадьбах ее эпохи.

Сады эпохи Просвещения

Проект «Mon plaisir» ландшафтных архитекторов Олега Подстаницкого и Елены Романовой

Пейзажное движение к концу XVIII столетия распространилось по всей Европе, захватив и ее бывшие окраины. Графиня Изабелла Чарторыйска устроила под Люблином виллу Пулавы и посвятила ее Жаку Делилю, автору знаменитой поэмы «Сады». В Пулавах можно было увидеть храм Сивиллы — имитацию стоящего в Тиволи Готического дома, Английский проход, саркофаги, извилистые аллеи. С ней соперничала Хелена Радзивилл, создавшая около Варшавы усадьбу Аркадия. Усилиями Екатерины II российское пейзажное движение стало вровень с английским и французским — и тут достаточно вспомнить Царское Село, Павловск, Царицыно.

Сады Викторианской эпохи конца XIX века

Проект Secret Garden ландшафтного архитектора Елены Горской

Рубеж XVII и XVIII веков ознаменовался в Англии подъемом личного, никак не связанного с государственной идеологией самосознания. Дворяне были отважными полководцами, выдающимися членами кабинета министров, богатыми помещиками, но при этом оставались независимыми, любящими свободу людьми. Французский Версаль и его абсолютистская идея вызывали у англичан отторжение. Английская теория связывала естественность сада с его полезностью. Дворяне даже самого высокого положения оставались помещиками, владельцами приносящей доход земли. Связь с пастбищами и стадами была для них зримым воплощением независимости и свободы. Поэтому рекомендации, помогающие сочетать в усадьбе резиденцию и сельское хозяйство, были как нельзя кстати. Садовый мастер Стивен Свитцер сообщал о «практике, известной под названием «украшенной фермы». При таком хозяйстве «луга вокруг дома предназначены для пасущихся овец, а внутренние части парка — для посевов пшеницы, турнепса и т.д. или для выгула скота». Свитцер писал, что все это можно украсить «участком леса в форме лабиринта», статуями античных богов. В заключение он заверяет, что «это не только наиболее выгодный, но и самый приятный из способов садоводства».

Сады нового времени — XX века

Проект «Snooker» ландшафтных архитекторов Дианы Манцуровой, Людмилы Бусаргиной, Михаила Палагина и Анны Гончаровой

Эпоха революций изменила общество, заставив садоводов больше задуматься не о частных, а об общественных садах. В начале XX столетия архитектор Антонио Гауди получил заказ — разбить на окраине Барселоны сад в английском стиле. В своей работе он использовал местные растения, наложил змеевидные линии дорожек на формы холма, населил террасы десятками странных существ из кованого металла и керамики. Парк Гуэль — один из последних парков, имеющих законченный и оригинальный облик. Параллельно по всему миру в это время возникли тематические общественные парки — например, зоологические и ботанические сады. И здесь пейзаж всего лишь служил фоном для выставляемых флоры и фауны. Художественные сады оказались замкнуты в масштабах частных усадеб.

Социальные проблемы, с которыми столкнулись города в конце XIX века, заставили архитекторов вспомнить идею «города-сада» — соединения жилой, индустриальной и сельской среды (еще Леонардо да Винчи хотел окружить Милан такими городками). Социолог-утопист Эбенизер Говард, известный своей концепцией «города — сада будущего», описывал самодостаточные сельские поселения, не нуждающиеся в товарах извне. Но его надежды не оправдалась. Однако современные окраины больших европейских городов, застроенные домиками с небольшими зелеными участками перед входом, возникли под влиянием тех самых утопических идей Говарда, грезившего «городом-садом» всю жизнь.

Фотографии предоставлены сотрудниками музея-заповедника «Царицыно».

Смотрите также

История в парках Москвы и Петербурга
10 памятников садово-парковой архитектуры.
Загадки Царицыно
Что скрывает усадьба, в которой отказалась жить Екатерина II.
Фонтаны. Свежесть больших городов
Десять самых красивых фонтанов по всей России.