Писатели и издатели: от возмущения до взаимной любви

О том, что думали о работе издателей, редакторов и корректоров классики, можно узнать из их переписки. В письмах они досадовали на опечатки, неточности и сокращения, а еще — извинялись за то, что не успевают прислать готовый текст в срок. Читайте в нашем материале, что писали о публикации своих произведений Александр Пушкин
, Федор Достоевский
, Иван Бунин
и другие литераторы.

Пушкин: жаловался на ошибки наборщиков

Карл-Петер Мазер. Портрет Александра Пушкина (фрагмент). 1839. Всероссийский музей А.С. Пушкина, Санкт-Петербург
Владимир Татаринов. Александр Пушкин среди осеннего пейзажа (фрагмент). 1937. Самарский областной художественный музей, Самара
Василий Зверев. Портрет Александра Пушкина (фрагмент). 1936. Всероссийский музей А.С. Пушкина, Санкт-Петербург
В письмах Александр Пушкин
часто сетовал, что его произведения выходили в газетах и журналах
с опечатками и ошибками.
В письме Фаддею Булгарину
он писал:
Вы очень меня обяжете, если поместите в своих листках здесь прилагаемые две пьесы. Они были с ошибками напечатаны в «Полярной звезде», отчего в них и нет никакого смысла. Это в людях беда небольшая, но стихи не люди.
А в письме брату и литературному секретарю Льву Пушкину так отзывался о наборщиках и издателях:
Получил ли ты мои стихотворенья? Вот в чем должно состоять предисловие: Многие из сих стихотворений — дрянь и недостойны внимания россейской публики — но как они часто бывали печатаны бог весть кем, чорт знает под какими заглавиями, с поправками наборщика и с ошибками издателя — так вот они, извольте-с кушать-с…
«Черной работой журнала» Пушкин называл труд издателей, которые должны были, по его мнению:
«1) знать грамматику русскую, 2) писать со смыслом, т. е. согласовать существительное с прилагательным и связывать их глаголом».
Также поэт полагал, что главная задача издателей — выпускать как можно более качественные журналы, а не гнаться за деньгами.
Пушкин и сам правил произведения коллег: в 1830 году он стал издавать «Литературную газету», в которой служил и редактором. Официально ее возглавлял Антон Дельвиг
, но позже он уехал из Петербурга и передал свои обязанности Пушкину. Тот предъявлял высокие требования к материалам: им следовало быть содержательными и художественно выразительными. Работа отнимала много времени, и вскоре Пушкин в переписке просил, чтобы Дельвиг вернулся, так как «скучно издавать газету одному».
В 1836 году поэт основал журнал «Современник»
: писал для него критические статьи и готовил другие материалы к публикации. Он оставался требовательным к качеству текстов: от коллег ждал соответствия высоким стандартам, а молодым авторам советовал, как улучшить стихи и прозу. В «Современнике» выходили повести Николая Гоголя
, стихи малоизвестных на тот момент Федора Тютчева
и Алексея Кольцова, а также произведения других писателей.

Достоевский: срывал сроки и возмущался из-за цензуры

Илья Глазунов. Достоевский в Петербурге (фрагмент). 1956. Государственный музей истории российской литературы им. В.И. Даля, Москва
Алексей Оськин. Достоевский в Омском каторжном остроге (фрагмент). 1960. Омский областной музей изобразительных искусств им. М.А. Врубеля, Омск
Владимир Минаев. Федор Достоевский. Великий инквизитор (фрагмент). 1990. Московский музей современного искусства, Москва
Писатель
долгие годы играл в азартные игры
, проигрывал крупные суммы, нуждался в деньгах и имел много долгов. Случалось, он брал оплату за свои тексты авансом, а потом не укладывался в сроки.
О романе «Идиот»
и его публикации он писал:
Весь этот месяц сидел день и ночь за романом (и как проклинал работу, как неприятно и гадко было писать!) и написал очень мало. Вот уже 3-й № выходит: апрельский, майский и теперь июньский, а я всё помещаю клочками и отрывками, и до сих пор тянется только 2-я часть. Я забрал деньги вперед; они на меня надеялись и рассчитывали; по составу книжек «Р[усского] вестника» вижу, что они, конечно, в надежде иметь от меня постоянно и помногу романа, почти совсем не запаслись этим отделом литературы. И вот теперь я их посадил!
Из письма племяннице Софье Ивановой. 1868 год
Некоторые произведения Достоевского сокращали на стадии цензуры. В письме брату Андрею Достоевскому он негодовал:
Что еще ровнешенько ничего не слыхать из цензуры насчет «Бедных людей»
. Такой невинный роман таскают, таскают, и я не знаю, чем они кончат. Ну как запретят? Исчеркают сверху донизу?
Из романа «Братья Карамазовы»
в издании для народного чтения цензура изъяла «Рассказ старца Зосимы», который должен был выйти отдельной книгой. Якобы из-за того, что в нем содержалось «мистически-социальное учение, несогласное с духом учения православной веры и Церкви».
В середине 1870-х Федор Достоевский служил редактором газеты-журнала «Гражданин». Публицист Николай Страхов вспоминал о нем: «Заботливость была величайшая». Достоевский правил все статьи, которые присылали в издание. Работа отнимала много времени и сил:
«Вчера всю ночь, не спавши, сидел за корректурой (стоящей сочинения) и сегодня и завтра буду».

«Теперь середа вечером, и я до субботы буду, не разгибая шеи, сидеть. Так сошлось, что на этот № вся корректура (редакторская) моя».

Бунин: негодовал из-за перепутанных строк

Александр Ворошилин. Портрет Ивана Бунина (фрагмент). 2020. Воронежский областной литературный музей им. И.С. Никитина, Воронеж
Илья Глазунов. Портрет Ивана Бунина (фрагмент). 1983. Московская государственная картинная галерея народного художника СССР Ильи Глазунова, Москва
Анатолий Давыдов. Портрет Ивана Бунина (фрагмент). 1979. Краснодарский краевой художественный музей им. Ф.А. Коваленко, Краснодар
Иван Бунин
старался добиться точности и выразительности своих произведений и был очень внимателен к текстам. В письмах он просил издателей прислать ему готовые варианты после корректуры и вычитывал их еще раз: «Известите и о том, что корректуру я хочу читать и первую (в полосах), и вторую (в листах)… поправки я непременно должен буду делать — невзирая на те, что уже сделаны в оригинале: в корректуре все всегда гораздо видней».
В своих произведениях писатель считал важным каждое слово и редко соглашался на компромиссы, которые предлагали редакторы. Ошибки и неточности его сильно огорчали, в одном из писем он отмечал:
В «Игнате» нашел вчера дикую чепуху: 10 лет тому назад, читая корректуру, я зачеркнул в одном месте описания морозной ночи и палисадника, где стоял Игнат, слово «зеленоватый», заменил его словом «зеленый» и, для пущей силы, написал для типографии на полях: не «зеленоватый», а «зеленый»! И типография взяла да и всадила это в текст! Получилось нечто столь идиотское, что я нынче ночью просыпался раза три в ужасе.
Если ошибки и опечатки попадали в текст, Бунин негодовал. В одном из писем он рассказывал о публикации «Господина из Сан-Франциско» и стихотворения «Пастырь»:
…и ахнул: стихотворение вдребезги погублено — перепутаны строчки в середине, превращены в бессмыслицу. Шлю экспресс в Берлин, — чтобы вклеили бумажку на титул, — поправку.

Ильф и Петров: посвятили редактору роман

Илья Ильф (Файнзильберг). 1930-е годы. Фотография: Музей М.А. Булгакова, Москва
Илья Ильф (слева) и Евгений Петров. 1930-е годы. Фотография: Государственный музей истории российской литературы им. В.И. Даля, Москва
Евгений Петров (Катаев). 1970-е годы. Фотография: Дом-музей Марины Цветаевой, Москва
В романе «12 стульев» писателей Ильи Ильфа
и Евгения Петрова есть эпиграф: «Посвящается Валентину Петровичу Катаеву». Катаев
 — старший брат Петрова
 — уже был признанным литератором, когда соавторы работали над произведением. Именно Катаев подал идею о драгоценностях, спрятанных в стуле, и помогал начинающим писателям работать над текстом. Один из псевдонимов Катаева — Старик Собакин, так близкие зачастую называли его в шутку. Евгений Петров писал:
— Почему же это, Валюн, вы вдруг захотели стать Дюма-пером? — спросил Ильф.

— Потому, Илюша, что уже давно пора открыть мастерскую советского романа, — ответил Старик Собакин, — я буду Дюма-отцом, а вы будете моими неграми. Я вам буду давать темы, вы будете писать романы, а я их потом буду править. Пройдусь раза два по вашим рукописям рукой мастера — и готово. Как Дюма-пер. Ну? Кто желает? Только помните, я собираюсь держать вас в черном теле.
Из воспоминаний Евгения Петрова об Илье Ильфе
Вскоре соавторы составили черновой план романа о поисках драгоценностей и показали его Катаеву: «Дюма-отец план одобрил, сказал, что уезжает на юг, и потребовал, чтобы к его возвращению, через месяц, была бы готова первая часть». Авторы уложились в срок, и когда Катаев прочитал материал, то сказал, что они «совершенно сложившиеся писатели» и в руке мастера не нуждаются.

Автор: Маргарита Ковынева
«Культура.РФ» — гуманитарный просветительский проект, посвященный культуре России. Мы рассказываем об интересных и значимых событиях и людях в истории литературы, архитектуры, музыки, кино, театра, а также о народных традициях и памятниках нашей природы в формате просветительских статей, заметок, интервью, тестов, новостей и в любых современных интернет-форматах.
© 2013–2023 ФКУ Цифровая культура. Все права защищены
Контакты
  • E-mail: cultrf@mkrf.ru
  • Нашли опечатку? Ctrl+Enter
Материалы
При цитировании и копировании материалов с портала активная гиперссылка обязательна