Публикации раздела Литература

Русский Париж: Бунин, Набоков и другие писатели

К 1930 году в Париже и его предместьях обосновались более 50 тысяч эмигрантов из России. Среди них было много писателей, которые на новом месте продолжили работать. Поэт Борис Поплавский вспоминал: «Новая эмигрантская литература, та, что сложилась в изгнании, честно сознается, что ничего иного и не знает… Не Россия и не Франция, а Париж ее родина…» Читайте, как жили и писали в эмиграции Иван Бунин, Владимир Набоков и другие литераторы.

Иван Бунин

Иван Бунин с женой ― переводчицей и мемуаристкой Верой Буниной. Грасс, Франция, 1935 год. Государственный музей истории российской литературы им. В.И. Даля (Государственный литературный музей), Москва

Лауреат Нобелевской премии по литературе Иван Бунин приехал в Париж 28 марта 1920 года вместе с женой. С 1922 года он обосновался в доме №1 по улице Жака Оффенбаха. По воспоминаниям Ксении Куприной, дочери писателя Александра Куприна, Бунин завел в Париже много знакомств, любил наносить визиты. Он щегольски одевался и на европейский манер заказал себе визитные карточки с дворянским «де» ― «м-сье де Бунин». Летние месяцы Бунины вместе с друзьями проводили на вилле в Провансе.

Париж, куда мы приехали в самом конце марта, встретил нас не только радостной красотой своей весны, но и особенным многолюдством русских, многие имена которых были известны не только всей России, но и Европе, — тут были некоторые уцелевшие великие князья, миллионеры из дельцов, знаменитые политические и общественные деятели, депутаты Государственной думы, писатели, художники, журналисты, музыканты, и все были, невзирая ни на что, преисполнены надежд на возрождение России и возбуждены своей новой жизнью и той разнообразной деятельностью, которая развивалась все более и более на всех поприщах.

Бунин прожил во Франции больше 30 лет, именно здесь он написал сборники рассказов «Солнечный удар», «Божье древо» и «Темные аллеи», а также произведения «Жизнь Арсеньева» и «Освобождение Толстого». После смерти Ивана Бунина похоронили на Русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Владимир Набоков

Владимир Набоков с сестрой Еленой на железнодорожной станции Реджо-Эмилия. Италия, 1961 год. Музей-квартира Владимира Набокова, Санкт-Петербург

Владимир Набоков собирался переехать в Париж из Берлина еще в 1930 году. В одной из самых популярных газет русской эмиграции «Последние новости» уже тогда публиковали его рассказы под псевдонимом «В. Сирин». Когда Набоков приезжал в Париж на публичные чтения, он обычно останавливался в квартире у Ильи Фондаминского, редактора журнала «Современные записки»:

Одно время я жил у него в маленьком будуаре рядом со столовой, где часто происходили по вечерам собрания, на которые хозяин благоразумно меня не пускал. Замешкав с уходом, я иногда невольно попадал в положение пленного подслушивателя; помнится, однажды двое литераторов, спозаранку явившихся в эту соседнюю столовую, заговорили обо мне. «Что, были вчера на вечере Сирина?» — «Был». — «Ну как?» — «Да так, знаете —» Диалог, к сожалению, прервал третий гость, вошедший с приветствием: «Бонжур, мсье-дам»: почему-то выражения, свойственные французским почтальонам, казались нашим поэтам тонкостями парижского стиля. Русских литераторов набралось за границей чрезвычайно много, и я знавал среди них людей бескорыстных и героических.
Из автобиографии «Другие берега», 1954

К середине 1930-х годов в Германии усилились антисемитские настроения, и Веру Набокову, еврейку по национальности, уволили с работы. В 1937 году супруги вместе с сыном наконец переехали в Париж. Здесь Владимир Набоков создал своей единственный «парижский» и первый англоязычный роман «Подлинная жизнь Себастьяна Найта», где действие в основном происходит во французской столице. В Париже он дописал и один из своих самых знаменитых романов — «Дар». Его частично опубликовали в альманахе «Современные записки», но полное издание вышло только в 1952 году.

В мае 1940 года Набоковы покинули Париж: наступали немецкие войска — и последним рейсом пассажирского лайнера «Шамплен» отправились в США.

Иван Шмелев

Иван Шмелев с женой Ольгой Шмелевой. 1930-е годы. Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Владимир

Перед эмиграцией писатель Иван Шмелев пережил серьезные потрясения: его сына Сергея, офицера русской армии, расстреляли вместе с другими жертвами красного террора, а сам он с трудом перенес голод в Крыму. В 1922 году Шмелев покинул Советскую Россию и отправился в Берлин.

В Париж он переехал в январе 1923 года. С визой помог Иван Бунин, а французский язык Шмелев начал учить еще в Крыму. Здесь, на основе пережитого, он написал роман «Солнце мертвых». Это произведение принесло автору европейскую известность.

Шмелева публиковали во многих русских эмигрантских изданиях, таких как «Последние новости», «Возрождение», «Иллюстрированная Россия», «Сегодня», «Современные записки», «Русская мысль».

В столице Франции у него появились и друзья: Константин Бальмонт, Александр Куприн и Антон Деникин. Писатель переписывался с Зинаидой Гиппиус, рассказывал ей о первых впечатлениях от парижской жизни:

Но… приходится шмыгать в метро, где гуси «Мари» все еще доклевывают свое фуа гра, красная идиотка вопит про «Котидьен» и появились пылающие печки и дамы в зимних нарядах. Глядеть, как сырым утром котелки-котелки-котелки спешат захватить «обратный» за 30 сантимов, консьержки озябшими руками полощутся на тротуарах, обмывая подтеки ночных гуляк, и серьезные люди в балахонах набивают на антрэ траур с инициалами покойника, тащат полешки-хлеб, и объявившиеся во множестве русские растерянно мечутся в парижской суматохе.
Париж, 15 октября 1923 года

Наталья Солнцева в книге «Иван Шмелев. Жизнь и творчество» рассказывает, что в Париже Шмелев с женой жили бедно, но старались сохранить семейные традиции: «Ольга Александровна… на Пасху пекла куличи. По воскресеньям Шмелевы встречали гостей». В этом городе писатель прожил до конца жизни.

Ирина Одоевцева

Ирина Одоевцева. Музей «Анна Ахматова. Серебряный век», Санкт-Петербург

В Париж поэтесса и прозаик Ирина Одоевцева (настоящее имя Ираида Гейнике) вместе с мужем Георгием Ивановым приехали в середине 1920-х годов. Здесь Одоевцева провела большую часть своей жизни. В парижских издательствах выходили ее романы «Ангел смерти» «Изольда», «Зеркало», «Оставь надежду навсегда», а также сборники стихов «Контрапункт», «Десять лет» и «Златая цепь». Одоевцева была знакома со многими писателями-эмигрантами ― Зинаидой Гиппиус, Тэффи, Дмитрием Мережковским, Андреем Белым, Борисом Зайцевым, Иваном Буниным. Вместе с супругом она участвовала в литературной парижской жизни, посещала кружки и собрания, особенно выделяя «воскресенья» у Мережковских.

Нам совсем не хотелось покидать Парижа — там уже начался зимний сезон, и вечера и литературные собрания следовали один за другим. В те довоенные года литературная жизнь кипела и бурлила в Париже. Туда съехались почти все большие русские поэты и писатели, и Париж, а не Москву в шутку стали называть «столицей русской литературы.
Из мемуаров «На берегах Сены», 1989

В 1987 году поэтесса вернулась в Россию. В Петербурге вышли ее мемуары «На берегах Невы» и на «На берегах Сены». В них Одоевцева вспоминает представителей Серебряного века и русского зарубежья. Ирина Одоевцева хотела написать и третью часть ― «На берегах Леты», но не успела: в 1990 году писательницы не стало.

Александр Куприн

Александр Куприн. Санкт-Петербург, 1901 год. Фотография: репродукция ТАСС

Александр Куприн прожил за границей почти 20 лет. В 1920 году писатель отправился во Францию и пробыл там до 1937 года. В эмиграции он создал романы «Жанета», «Юнкера», сборники прозы «Купол св. Исаакия Долматского», «Елань», «Колесо времени», а также путевые очерки «Париж домашний» и «Париж интимный». Куприн писал: «…прошел уже почти год, как я живу в Париже, присматриваюсь и прислушиваюсь и все-таки не нахожу того недоброжелательного отношения к русским ни в прессе, ни в публике, о котором предшествовала молва; думаю, его и вовсе нет. У маленьких рантье, у всех этих лавочников и консьержек, хранятся бумаги русского займа. Вообразите себе: доверие к этим бумажкам до сих пор еще не потеряно».

Из-за безденежья, невостребованности и плохого здоровья ― писать он уже не мог — Александр Куприн вернулся в Санкт-Петербург, где 25 августа 1938 года умер. Иван Бунин вспоминал: «Он не уехал в Россию — его туда увезли, уже совсем больного, впавшего в младенчество. Я испытал только большую грусть при мысли, что уже никогда не увижу его больше».


Автор: Инна Докучаева

Смотрите также