Публикации раздела Традиции

Бани, хор певчих и тур по Европе: свадебные традиции в XIX веке

От бала невест и сватовства до девичника в бане и путешествия по Европе — в нашем новом материале мы рассказываем о свадебных традициях у дворян и купцов в XIX веке. Узнайте, сколько лет прошло от помолвки Александра Пушкина с Натальей Гончаровой до их свадьбы, когда родительское благословение перестало быть обязательным и почему у Софьи Толстой не было приданого.

Брак — цель каждой барышни

Удачная партия в конце XVIII — начале XIX века считалась главным в жизни женщины. Мемуаристка Екатерина Андреева-Бальмонт писала, что в те годы «замужество было целью каждой барышни», а девочек воспитывали так, чтобы из них получились хорошие матери и жены. В то время ходила пословица: «Девица родится, как замуж сгодится». Много внимания в воспитании девушек уделялось этикету, ведению домашнего хозяйства. Выходили замуж в 17–18 лет — это было необычно по сравнению с предыдущим столетием, когда женами становились с 13 лет.

А вот мужчины в XIX веке не спешили жениться: многие решались на брак только к 30 годам. Герой одной из первых прозаических рукописей Пушкина рассуждал, что большинство его современников видят в свадьбе либо приданое, либо степенную жизнь, либо «женятся просто так, потому что им 30 лет», и при этом размышлял: «Я жертвую независимостью, моей беспечной, прихотливой независимостью, моими роскошными привычками».

Бал невест

В XIX веке самым популярным способом найти себе пару было посещение бала. В столице проходили ярмарки невест: так называли званые вечера, на которых знакомились будущие супруги. В Москву съезжались невесты и женихи со всей России. Приготовления были очень серьезными. Специально для вечера шились наряды, приглашались парикмахеры. Девочек на бал начинали водить еще до вступления в возраст невесты. Например, Веру Харузину, дочь богатого купца, впервые готовили для бала в 15 лет и специально для этого сшили белое платье с розовыми лентами, сделали модную прическу со спиралевидными локонами.

Бал был чуть ли не единственной возможностью насладиться общением с противоположным полом. «Барышни топтались вместе с молодыми людьми посреди комнаты, смеялись, перекидывались шутками, дразнили друг друга», — вспоминала Харузина о своем опыте званого вечера.

Практичные женихи и родители обращались к услугам свах. Хорошая сваха не только искала невесту по запросу, но и предоставляла данные о происхождении и состоянии будущего супруга или супруги. Именно так обрел жену владелец кондитерской фабрики Алексей Абрикосов: он специально искал богатую невесту, чтобы дать размах производству. Сваха подобрала ему Агриппину Мусатову — дочь парфюмерного фабриканта, и не прогадала. Деньги Абрикосов пустил в оборот и стал успешным купцом.

К концу века невесты стали более самостоятельными и могли сами решать свою судьбу. Во многом повлияло на это стремление женщины стать более независимой, получать образование и выходить на работу. К примеру, вторая жена Федора Достоевского Анна Сниткина сначала работала у писателя стенографисткой, а уже потом стала его женой.

Сватовство

В XIX веке дворяне сватались по-деловому. Весь процесс напоминал переговоры и представлял собой беседу (или несколько бесед, в зависимости от сложности ситуации) жениха с родителями.

Переговоры могли затянуться надолго. К примеру, от момента сватовства Пушкина к Наталье Гончаровой до самого торжества в 1831 году прошло два года. Поначалу у поэта не заладились отношения с тещей. Пушкин жаловался другу Плетневу: «Я бесился. Теща начинала меня дурно принимать и заводить со мною глупые ссоры; и это бесило меня. Хандра схватила меня, и черные мысли мной овладели». Еще раз свадьбу отменили из-за карантина в период эпидемии холеры. «Я бешусь. Наша свадьба, по видимому, все убегает от меня, и эта чума с ее карантинами, — разве это не самая дрянная штука, какую судьба могла придумать?» — писал Пушкин своей будущей супруге.

После того как жених получал согласие родителей, он часто появлялся в доме будущей супруги и они много времени проводили вместе. Девушка переходила в новый статус, другим женихам наведываться в гости уже было несолидно. Если же жених отказывался посещать невесту, то страдала не только репутация девушки, но и всей семьи, такой поступок мог навсегда рассорить семейство с молодым человеком.

С благословения батюшки и матушки

Формально согласие родителей не требовалось уже в XVIII веке — еще Петр I издал указ, по которому никто не мог принуждать к браку. Но в реальности родительский авторитет был очень силен: молодожены стремились получить благословение родителей на брак. В больших семьях были свои правила. Если в семье было несколько дочерей, то необходимо было соблюдать порядок: этика не позволяла младшей сестре выходить замуж раньше старшей. Так, Лев Толстой, выбирая себе невесту, сначала ухаживал за старшей дочерью московского медика Андрея Берса Елизаветой. Но в итоге пошел против правил морали и этики и женился на младшей Софье. За это отец лишил Софью приданого.

Но уже во второй половине XIX века все чаще традицию, по которой родители решали судьбы молодых, всерьез не воспринимали. Героиня романа «Анна Каренина» княгиня Щербацкая была уверена: «В наше время уж пора оставить эту старину. Ведь молодым людям в брак вступать, а не родителям; стало быть, и надо оставить молодых людей устраиваться, как они знают».

Мальчишники и бани

Свои традиции были и у приготовлений к свадьбе. Женихи проводили мальчишники. Пушкин перед свадьбой устроил ужин для своих друзей и организовал поход к цыганам, где они пели песни под гитару и размышляли о будущем.

Девушки организовывали девичники. Коллекционер Петр Щукин вспоминал такую московскую примету: «В Москве была традиция хорошо вымыться в Сандуновских банях, да чтоб невесту в конце банной процедуры окатили чистой водой из серебряной шайки».

А писательница Мария Каменская в своих «Воспоминаниях» рассказывала про «форменный девичник»: невеста с подругами ходила в баню, «пели свадебные песни, и пили, и ели, и плясали, как сумасшедшие».

Ко дню свадьбы молодым специально готовили торжественные наряды. К середине XIX века белое платье для невесты стало обязательным. В сборнике «Правила светской жизни и этикета» писали: «Платье невесты должно быть белое, у людей достаточных — из тяжелых модных шелковых материй; у менее достаточных — из кашемира, альпага или кисеи. Вуаль из тюля, и чем он длиннее, тем красивее». Для того чтобы новая семья жила в достатке, в туфли невесте клали золотые монеты — чтобы она в браке ходила по золоту. Женихам полагалось быть в «парадном костюме»: для светских лиц — это были черные фраки с белыми галстуком и перчатками, для военных — праздничная форма.

Утром — в церковь, вечером — в Европу

Свадебный день был расписан по минутам: с утра — венчание в церкви, после него — праздничный обед.

Венчание в XIX веке, в отличие от нашего времени, было ритуалом, закрепляющим брак юридически. На венчании обязательно присутствовали свидетели (поручители), головы молодых покрывали церковными венцами, в конце обряда священник надевал кольца, которые предварительно, за несколько дней до свадьбы, приносил в церковь жених.

Свадебный банкет проводили дома. Жениха и невесту после венчания встречали с хлебом-солью. Сохранились воспоминания предпринимателя Николая Варенцова о свадьбе его сестры Ольги: «Новобрачные, прибывшие после венчания в церкви, были встречены хором певчих в красных с позументом камзолах, и вместо цветов перед каждым кувертом лежала роскошная белая атласная бонбоньерка с конфектами, с выгравированными золотом вензелями имен новобрачных, с датой дня их свадьбы».

В богатых семьях свадебное пиршество отличалось размахом: горячие и холодные закуски, фрукты, мороженое, шоколад, торты. На свадьбах играли оркестры и выступали артисты. Интересно, что пир на весь мир в честь свадьбы устраивали и менее зажиточные люди. К примеру, на женитьбе мещанина Николая Шилова подавали десять разных блюд, при этом, с гордостью отмечал жених, «все в чисто русском вкусе, без всяких супов и соусов». К финалу торжества приносили десерт: торт или сладкий пирог, который резали молодые и угощали гостей.

После пиршества молодые отправлялись в путешествие. На рубеже XIX–XX веков было особенно модно отправляться в свадебный тур в Италию и Францию, некоторые молодые пары ехали на вокзал сразу после банкета. Семьи, чьи финансовые возможности не позволяли совершить поездку в Европу, отправлялись за город. Так поступили, к примеру, герои «Анны Карениной» Левин и Кити, которые «после ужина в ту же ночь уехали в деревню».


Автор: Мария Соловьёва

Смотрите также