Публикации раздела Традиции

Необычные свадебные традиции

Выходить замуж или жениться осенью считалось на Руси хорошей приметой. Самой удачной была свадьба, сыгранная за несколько дней до или сразу после праздника Покрова Пресвятой Богородицы. Считается, что в это время новоявленную молодую семью берет под свою защиту Богородица, покровительница замужних женщин и матерей, и именно эти супружеские союзы самые крепкие. В тему и народные пословицы: «Пришел Покров-батюшка — девку в венец убрал», «Весело Покров провести — хорошего жениха (невесту) найти».

Причитания, запóины, оглядыны, вэчерынки, антифонное пение — привычные названия в свадебных торжествах глубокой старины. В разгар осени мы собрали самые колоритные, интересные и необычные свадебные обряды и украсили их зажигательными, трогательными песнями из новых объектов раздела «Традиции» и фотографиями их самобытных исполнительниц.


Жители себежских деревень сохранили память о старинной свадьбе, на которой обязательным было исполнение свадебных маршей ансамблем скрипки и цимбал. Многие тексты их свадебных песен обладают ритуально-магической направленностью. В Себежском районе была зафиксирована уникальная для русских песенных традиций архаическая форма исполнения свадебных песен «на два хора» (антифонное пение): группа поющих исполняет одну строфу песни — вторая группа повторяет ее в ответ.

Накануне свадьбы подруги водили невесту прощаться со всеми жителями деревни. Невеста прощалась с каждым, кланялась и просила прощения.

В церковь, к венцу, жених и невеста ехали отдельно (каждый из своего дома). Утром в день венчания невесте «чесали голову» (косу), затем она молилась Богу, просила благословения у родных, после ее заводили за стол.

Ритуал расчесывания волос невесте, как и многие другие этапы свадьбы, был направлен на благополучие, богатство, плодовитость будущей семьи. Об этом свидетельствует использование особых атрибутов: невесту сажали на хлебную «дежку» (емкость для замешивания теста), накрытую вывернутой шубой. Первым «чесать голову» к невесте подходил отец: он проводил гребнем по волосам крест-накрест, крестил невесту. Следующей — мать, потом — «боярки».


В среде русских старожилов утром первого свадебного дня девушки собирались в доме невесты. Они брали наряженный с вечера репей (куст) и с пением песен шли ко двору жениха. Есть свидетельства о том, что наряду с репьем девушки брали с собой наряженный банный веник. Куст доверялось нести самой близкой подруге невесты. По дороге к жениху пели песню «Как по саду было, садику», а подойдя к воротам жениха — «Ох, ты ветвь ли моя, веточка». Жених встречал девушек у ворот, забирал куст, приглашал девушек в дом и угощал их. После угощения жених передавал в подарок невесте мыло или духи.

Девушки возвращались в дом невесты, которая сидела в ожидании подруг, садились вокруг нее и пели песню «Отжилася и отнежилася свет и Марьюшка у батюшки». Невеста плакала.

Затем девушки топили баню и вели невесту мыться. По воспоминаниям жителей Кармаскалинского района, баню могли приготовить в чужом дворе, на другом конце улицы, чтобы как можно дольше вести невесту по деревне.


В свадебном ритуале Петрищево — предсвадебные встречи представителей двух родов (сваты, двора глядеть, перепоины), обряды прощания невесты с подругами (девичник) и ее обряжение, одаривание невесты и жениха своими родственниками на кашу, выкупы невесты и ее атрибутов, завязывание молодухой в доме жениха.

По приезде жениху не давали войти в дом невесты, не подпускали к столу и к самой невесте, требуя выкупа, а представители двух родов начинали «дражниться» — петь корилки: «Придуть, молодую ж надо выкупить, жениха ж к ей не пускають. Ну, жаних там и конфеты, и водки, даже и денег которыи дають бояркам етым, девкам. Ну, и песни. Кто кого перябрешить»; «Тыи ж сватьти, как собаки, лають. А мы ж тоже ня упустим, у нявести. Там усё ходить, уся тая хата ходанём. Это они так ругаются. Общем, каждый свайго хочить возвяличить. Тот харош, а мой лучши. Ну, вот и поють тады, кто што знаить».

В это же время крестные жениха и невесты мерились «баславеньем» — булками, заранее ими испеченными и принесенными на свадьбу: «Тады как сойдутся две — женихова хрёстная и яе хрёстная — и вот: «Чия булка лучши? Во мой, во моя хрестница во какая» — ну а тая своё».



Украинские переселенцы в Воронежской области сопровождают свадебные обряды многочисленными песнями-припевками, комментирующими происходящие события. Сельчане сохранили самобытный язык, представляющий особую группу говоров юго-восточного украинского наречия. При этом они позиционируют себя как особую этническую группу (не считают себя ни украинцами, ни русскими), выделяются среди окружения одеждой, бытом и другими составляющими духовной и материальной культуры.

Когда близкие родственники жениха шли «свататьця», жених не присутствовал — вместо него брали шапку. При благополучном сватовстве невеста перевязывала сватов вышитыми полотенцами — рушниками. Тут же устраивалось общее богомолье, а после него — небольшое застолье.

На венчание жених с товарищами и невеста с дрýжками шли из своих домов. Из церкви расходились по домам, где устраивалось праздничное застолье для своей родни. Из дома жениха собирали свадебный поезд за невестой: украшали лошадей и подводы, перевязывали рушниками старосту и дружкóв. Жениху на картуз справа пришивали красную квитку (цветок). Количество человек, отправлявшихся за невестой, должно было быть непарным, пару жениху потом составляла невеста.

Символом свадьбы в селе Урыв являлся свадебный флаг из красного полотна, который делали и в доме жениха, и в доме невесты. С одним флагом ехал свадебный поезд жениха, а вторым был отмечен дом невесты.


Свадебный обряд восточных районов Кировской области — развернутое многоэтапное действо, насыщенное обрядовыми песнями и причитаниями, жанрами словесного фольклора. Обрядовым пением отмечены все важные события свадьбы.

Особый интерес и ценность представляют свадебные хоровые причитания, исполнявшиеся девушками на девичнике или во время благословения невесты и сопровождавшиеся ее плачем.

Место распорядителя на свадьбе в восточных районах Кировской области занимал дрýжка. Он договаривался со свахой и подругами при выкупе невесты, следил за порядком обрядовых действий. Дружка «приговаривал всю свадьбу» — произносил тексты приговоров (наговóров), не садился за стол в течение всего гулянья, угощал гостей за праздничным столом.

Значимую роль в свадебном обряде играли свахи. Это родственницы со стороны невесты и жениха, которые осуществляли функцию коммуникации между двумя родами. Свахи менялись ритуальными предметами (хлебом, пивом) в ходе обряда, их «ругали» в специальных припевках, сваха жениха выплясывала невесту.


Свадебный обряд сюан кукморских удмуртов, проживающих в Республике Татарстан, продолжается около года и состоит из многих этапов. Ритуал включает в себя сватовство, сговор и собственно свадьбу, которая делится на две части.

Первая часть свадьбы включает в себя приезд свадебного поезда, обед в доме невесты, ее увоз в дом жениха и смену девичьего головного убора на свадебный, состоящий из ашъяна и платка сюлык. Эта часть обряда строго регламентирована по времени и может проходить только в период от Петрова дня до летнего праздника иконы Казанской Божией Матери (21 июля). Через один-шесть месяцев совершается обряд снятия платка, после которого молодушка возвращается жить к родителям.

Вторая, основная часть свадьбы связана с Масленицей, когда главный свадебный пир проходит сначала в доме невесты, а после ее увоза — у жениха.


В Свердловской области накануне обручения перед баней подруги едут к жениху без невесты. Две девушки наряжаются женихом и невестой. Подходя к дому, ряженая «невеста» с девушками причитают. Затем они передают жениху невестины подарки, в ответ он украшает два веника — один конфетами, лентами, второй — мылом и вручает девушкам. Поездка заканчивается угощением невестиных подруг и весельем.

В день венца после утреннего пробуждения невеста совершает обряд «дарение дéвьей крáсоты». Под причитания она дарит девушкам ленты, лежащие перед ней на блюде.

По окончании застолья, устраиваемого для девушек после раздачи красоты, проводится обряд «отказа невесте от хлеба-соли в родительском доме». Отец отодвигает от дочери стол (вариант: мать закрывает перед дочерью тарелку с едой), а невеста ломает ложку либо бьет тарелку. Эпизод сопровождается групповыми причитаниями.

В ограде сходятся женихова и невестина свахи и встают на расстеленный перед крыльцом пóтник. В одних случаях они здороваются за руки, обмениваются рюмками с напитками, чокаются, выпивают и целуются, в других — каждая женщина, чокаясь, старается перелить вино в рюмку другой. Чьей свахе это удается, тот и будет хозяином в доме.


В селе Кеба Архангельской области переход невесты в новую семью осознается как уход на тот свет, поэтому ритуал называют «свадьба — похороны». Его отличительной чертой является включение в него большого количества сольных и групповых причитаний.

На следующий день после сватовства устраивалось рукобитьё, на которое жених приходил со своей родней, а невеста приглашала своих близких родственников. Мать накрывала на стол. Невесту к гостям выводил из другого помещения ее крестный отец и ставил за стол под иконы. Всем гостям наливали по рюмке вина, затем девушки — подручницы или дрýжки — вели невесту под руки на середину избы. Самая близкая подруга с плачем подносила невесте зеркало, чтобы она в него посмотрелась.

Жених подавал родне невесты привезенное с собой вино, после чего его заставляли целовать невесту, которая отворачивалась и старалась закрыться платком. В это время крестные отцы били по рукам. Рядом с ними ставили стóрожа — «знающего» человека, который следил, чтобы никто не навел порчу на молодых. Говорили: если кисель на столе почернеет, значит, кто-то навел порчу. После того как ударили по рукам, начинали звучать плаксы — причитания невесты, которая заплакивала, то есть начинала плач, а девушки подхватывали его.



Свадьбы теблешской традиции играли в осенне-зимний период, до масленичной недели. Поэтические сюжеты и напевы свадебных песен практически не имеют аналогов с соседними традициями. Своеобразен и певческий стиль теблешан, характеризующийся ярким зычным тембром в высокой тесситуре и особыми исполнительскими приемами.

Самобытными являются эпизоды свадебного действа, такие как ритуал «набивания» невесты, «плáты» — местный вариант девичника, «крыжнобéд» — второй день свадьбы. В обряде «набивания невесты» родственники девушки идут в дом жениха и предлагают взять ее в жены. При этом невесте полагалось давать большое приданое: 10 пудов хлеба или скот (корову, ягненка).

На крыжнобéд в избе расставляли столы, которые невеста застилала сотканной ею скатертью. Чем больше ей удавалось покрыть столов, чем длиннее была скатерть, тем лучше и рукодельнее считалась невеста. Особую ритуальную функцию выполняла приготовленная в печи курица, внутрь которой вкладывали два крашеных яйца. Молодуха украшала курицу лентами, бантиками из разноцветной бумаги и сама выносила ее на подносе. Когда курицу разламывали, то обращали внимание родителей жениха на яйца. Эти действия были направлены на появление у невестки «приплода».


В Новосибирской области важную роль в сохранении традиции играет певческая группа «Прямчаночка». Потомки черниговских переселенцев являются носителями живой, хотя и постепенно угасающей фольклорной традиции. В частности, до недавнего времени здесь активно бытовал традиционный свадебный обряд.

Для изготовления венка в предсвадебный период был предназначен специальный вечер — девичник, на который собирались подруги невесты во главе с подневестницей: «Собирает девочек яна [невеста]. У яе уже самая старшая — поднявесница, и тут аще девок пять. Вянки етыя делают, пришивають усё... И песни пéють». На девичнике девушки также занимались изготовлением бумажных цветов для украшения свадебного деревца — молодой елочки. «Принóшают ёлку, цвяты — бумажки делают на тýю ёлку. Теперь купляют, а тода самоделашнаи. И даже вянки на голове были самоделашнаи».

Наряженное деревце оставалось в доме невесты до приезда за нею жениха: «Ёлку нихто у нас не выкупляя — стоить у нявесты эта ёлка. Приезжая женихи и потом выкýпливають». Вероятно, молодое срубленное деревце символизировало девичью волю, которой лишалась невеста. Выкуп елочки женихом можно расценивать как знак приобщения невесты к роду будущего мужа. Все обряды девичника были связаны с прощанием невесты с девичеством, подругами, отчим домом и привычным жизненным укладом.

Смотрите также

7 секретов традиционной русской свадьбы
Обращаемся к опыту прабабушек и прадедушек.
Свахи на Руси
Брачные парламентеры. От призвания — к профессии.