Войти Версия для слабовидящих

Чехов, Брюсов и Хармс: три эпистолярных романа известных писателей

Антон Чехов и Лика Мизинова, Валерий Брюсов и Нина Петровская, Даниил Хармс и Клавдия Пугачева. Вспоминаем романы русских писателей, которые сохранились в письмах.

ФИЛЬДЕКОСОВАЯ ЛИКА И ИЗВЕСТНЫЙ ПИСАТЕЛЬ ЧЕХОВ



«Ответа от Вас я, конечно, не жду, потому что я ведь только — Думский писец, а вы — известный писатель Чехов», − обращалась в письме к своему знаменитому другу 21-летняя Лика Мизинова. Молодую преподавательницу русского языка представила брату Мария Чехова.

Остроумная девушка с мягкими чертами лица, вьющимися пепельными волосами и выразительными серыми глазами произвела на писателя сильное впечатление. Она отличалась веселым нравом, знала несколько языков и прекрасно пела. Они вместе ходили на выставки и концерты, посещали церковные службы, много гуляли. Лика стала постоянной спутницей Чехова вплоть до его отбытия на Сахалин в 1890 году. Перед отъездом он оставил ей свою фотографию с дарственной надписью: «Добрейшему созданию, от которого я бегу на Сахалин и которое оцарапало мне нос. Прошу ухаживателей и поклонников носить на носу наперсток. А. Чехов. P. S. Эта надпись, равно как и обмен карточками, ни к чему меня не обязывает».

Их переписка растянулась на целое десятилетие. Письма летели навстречу друг другу из Москвы, Ялты, Парижа, Вены, Ниццы, Монтрё.

Ироничные, живые, дерзкие письма выросли в большой эпистолярный роман. В адрес поклонников Лики Мизиновой Чехов отпускал шпильки: например, одного из ухажеров Евгения Балласа называл Буцефалом: «Вам хочется на Алеутские острова? Там Вы будете щасливы? Что ж, поезжайте на Алеутские острова, я достану бесплатные билеты Вам и Вашему Барцалу, или Буцефалу − забыл его фамилию». Помимо реальных людей, в письмах появлялись и вымышленные герои (Трофим, Прыщиков), к которым Чехов ревновал «золотую», «перламутровую», «фильдекосовую» Лику.

«Ах, прекрасная Лика! Когда Вы с ревом орошали мое правое плечо слезами (пятна я вывел бензином) и когда ломоть за ломтем ели наш хлеб и говядину, мы жадно пожирали глазами Ваши лицо и затылок. Ах, Лика, Лика, адская красавица! Когда Вы будете гулять с кем-нибудь или будете сидеть в Обществе и с Вами случится то, о чем мы говорили, то не предавайтесь отчаянию, а приезжайте к нам, и мы со всего размаха бросимся Вам в объятия».

Из письма Антона Чехова Лике Мизиновой


Лика охотно подыгрывала писателю и шутливо писала: «Не обращайте внимания на почерк, я пишу в темноте и притом после того, как меня проводил Левитан! А вас кто провожает?» Чехов виртуозно парировал: «Кланяйтесь Левитану. Попросите его, чтобы он не писал в каждом письме о Вас. Во-первых, это с его стороны невеликодушно, а во-вторых, мне нет никакого дела до его счастья».

Однако за рамки вербального флирта отношения так и не вышли. «Письма Ваши в глазах моих имеют значение лишь душистых цветов, но не документов; передайте барону Штакельбергу, кузену и драгунским офицерам, что я не буду служить для них помехой. Мы, Чеховы, в противоположность им, Балласам, не мешаем молодым девушкам жить. Это наш принцип. Итак, Вы свободны», — писал Чехов Лике из Мелихова в 1892 году. Позже в жизнь Чехова вошла Ольга Книппер, в 1901 году они обвенчались. Через год вышла замуж и Лика Мизинова — ее избранником стал известный актер и театральный режиссер Александр Санин.

НИНА ПЕТРОВСКАЯ И ДЕМОН БРЮСОВ



Роман «отца русского символизма» Валерия Брюсова и богемной красавицы Нины Петровской развивался в годы революции и вполне соответствовал духу времени. Возникшее между ними чувство было подобно яркой вспышке и потрясло обоих.

«Девочка, радость моя, люблю Тебя, и хочется мне повторять Тебе это в наши буйные дни. Читая утром газеты о начинающейся в России революции, слушая кругом себя плачевные споры, будет вода или не будет воды, — так хорошо знать, что бесконечно выше всего этого, за пределами всего, что может прийти, настигнуть — есть моя любовь к Тебе и есть Твое ответное «люблю». Это сознание наполняет меня тихой радостью, блаженным, немного глупым веселием, и я, улыбаясь, слушаю, что мне говорят, и счастлив, что другие не понимают, о чем моя улыбка»

Из письма Валерия Брюсова Нине Петровской


Как истинный художник, Брюсов решил «обессмертить» образ возлюбленной. Так появился на свет роман «Огненный ангел». Прототипом главной героини — одержимой демоном красавицы Рената — стала Нина Петровская. Себя Брюсов изобразил в роли влюбленного и отвергнутого рыцаря Рупрехта, а недавнего ухажера Петровской Андрея Белого — в роли графа Генриха, укравшего сердце жестокой красавицы.

В 1905 году пара провела месяц на финском озере Сайма — это был расцвет их романа. Позже в одном из писем Брюсов писал: «Эти тридцать дней в Финляндии были вершиной моей жизни, крайним горным пиком, с которого я, как некогда Пизарро, видел оба океана: моей прошлой и моей будущей жизни. Ты вознесла меня к моему зениту. После этого мига может наступить только спуск вниз, и, чувствую, я уже начал его».

Любовная идиллия, в самом деле, продлилась недолго. Петровская любила с одержимостью и требовала от Брюсова такой же отдачи. Для него же на первом месте всегда была поэзия: «Я живу — поскольку во мне живет она, и когда она во мне погаснет, я умру. Во имя Поэзии я, не задумываясь, принесу в жертву всё — свое счастье, свою любовь, самого себя». Нина Петровская злилась, отчаянно флиртовала с завсегдатаями литературных салонов, чтобы вызвать ревность Брюсова, — он становился всё холоднее. В 1911 году между ними произошел окончательный разрыв, после чего Петровская навсегда покинула Россию.

«КАПЕЛЬКА» ПУГАЧЕВА И ВЕСЕЛЬЧАК ХАРМС



Знакомство звезды театрального Петербурга Клавдии Пугачевой и поэта-обэриута Даниила Хармса состоялось на одном из «литературных четвергов» в ТЮЗе. Хармс появился в черной шубе — и тут же заслужил «комплимент». «Шуба, как у попа», − заметила актриса. Поэт и сам любил пошутить, поэтому не обиделся. «Он так смеялся, когда я выпендривалась. Он всегда ко мне приставал: «Умирать будем?.. Уезжать будем?.. «Цыганочку» будем?..» − впоследствии вспоминала Клавдия Пугачева. В 1932 году ей действительно пришлось уехать. Клавдия Пугачева приняла предложение режиссера Николая Охлопкова сыграть роль брехтовской Жанны д’Арк в Реалистическом театре в Москве.

Ее отъезд положил начало переписке, которая продолжалась в течение 1933 года. «Вы переехали в чужой город, поэтому вполне понятно, что у Вас нет еще близких Вам людей. Но почему их вдруг не стало у меня с тех пор, как Вы уехали, — мне это не то чтобы непонятно, но удивительно!» — писал Хармс. Автор веселых каламбуров и блестящих острот, он сделал иронию неотъемлемой частью любовной переписки. Рассказав милой Клавдии Васильевне, Капельке, про «нежное» к ней отношение, поэт мог завершить письмо восклицанием: «Жизнь-то! Жизнь-то как вздорожала! Лук-порей на рынке стоит уже не 30, а 35 или даже все 40 копеек!». Письма к Пугачевой стали настоящим литературным произведением.

«С каждым письмом Вы делаетесь для меня всё ближе и дороже. Я даже вижу, как со страниц Ваших писем поднимается не то шар, не то пар и входит мне в глаза. А через глаз попадает в мозг, а там, не то сгустившись, не то определившись, по нервным волоконцам, или, как говорили в старину, по жилам бежит, уже в виде Вас, в мое сердце. Вы с ногами и руками садитесь на диван и делаетесь полной хозяйкой этого оригинального, черт возьми, дома. И вот я уже сам прихожу в свое сердце как гость и, прежде чем войти, робко стучусь. А Вы оттуда: Пожалста! Пожалста!»

Из письма Даниила Хармса Клавдии Пугачевой


Однако роман в письмах не продлился даже года. В 1934 году Даниил Хармс женился на Марине Малич, с которой и жил до своего ареста в 1941 году.

Автор: Ирина Слепнева

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Мастер художественного слова - Игорь Ильинский

Любимые роли советского актера

Гений русского футуризма

Владимир Маяковский, «Ночь»

«Боже, какой типаж!»

Видеоподборка самых ярких ролей Михаила Пуговкина

Колыбельная из кинофильма «Романс влюбленных»

В день рождения Валентины Толкуновой

Для тебя, Москва!

Столичные улицы в кино

Монолог о счастье

В день рождения Андрея Мягкова

«Искусство - это прежде всего состояние души»

Вспоминаем полотна известного авангардиста Марка Шагала

Любимый живописец Александра II

Вспоминаем полотна Константина Маковского

Легенда ХХ века - Анна Ахматова

Вспоминаем лиричное стихотворение номинантки на Нобелевскую премию

​Предводитель дворянства из простой семьи

Комедийные роли Сергея Филиппова

Реставрация сооружения в стиле советского модернизма пройдет впервые.

Подробнее

Посетители увидят сценические костюмы, фотографии, афиши и другие уникальные экспонаты.

Подробнее

Зрителям покажут необычные световые скульптуры и инсталляции.

Подробнее

Бесплатные мероприятия этого лета.

Подробнее

Музыканты из России впервые выступят на знаменитом смотре.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть