Публикации раздела Кино

Зарождение российской мультипликации: 1920–40-е годы

Экранизации стихов Маяковского и саундтреки от Шостаковича, история про Гулливера-пионера и копирование диснеевских приемов с одобрения самого Сталина — первые десятилетия советской мультипликации были на редкость интересными.

Авангардные 20-е

Хотя первые опыты в анимации в России стали предприниматься еще до революции (кукольные мультфильмы Александра Ширяева, короткометражки Владислава Старевича, снятые с использованием чучел насекомых), точкой отсчета отечественной мультипликационной традиции следует считать первый мультфильм, снятый в СССР, — «Советские игрушки» Дзиги Вертова (1924). В основе сюжета короткометражки — опубликованные в газете «Правда» политические шаржи художника Дени, высмеивающие врагов социалистического общества. Другие мультфильмы, появляющиеся в это же время, также ориентированы на взрослых, а не на детей — «Юморески» того же Дзиги Вертова, «Германские дела и делишки» Александра Бушкина, «Китай в огне» — мультфильм, над которым работали практически все главные мультипликаторы последующих десятилетий: Иван Иванов-Вано, Владимир Сутеев, Валентина и Зинаида Брумберг, Ольга Ходатаева.

Первый детский мультфильм — «Каток» Юрия Желябужского (художником-мультипликатором в этой короткометражке был Иван Иванов-Вано) вышел на экраны в 1927 году. История про мальчишку, который, желая наказать толстяка, пристающего к красивой фигуристке, волей случая победил в соревнованиях конькобежцев, стала очень успешной и заложила основы детской мультипликации.

Тот же Юрий Желябужский снял и первый кукольный мультфильм — «Приключения Болвашки» (1927). Потом это направление разовьет Мария Бендерская, выпустившая фильмы «Мойдодыр» и «Приключения китайчат».

Другой важный мультфильм того времени — «Самоедский мальчик», снятый сестрами Зинаидой и Валентиной Брумберг и Ольгой и Николаем Ходатаевыми в 1928 году. По сути, это семиминутная история жизни идеального советского гражданина — смелого мальчика Чу, который сначала разоблачает злого шамана, а потом поступает на рабфак в Ленинграде с тем, чтобы вернуться на родное стойбище менять жизнь к лучшему. Интересен «Самоедский мальчик» и эстетически: в нем использованы образы самобытного изобразительного искусства северных народов.

С точки зрения визуальной эстетики первые советские мультфильмы были наполнены духом авангарда. Николай Ходатаев, Михаил Цехановский, сестры Валентина и Зинаида Брумберг, Иван Иванов-Вано, создавая новое искусство, были сосредоточены на поиске новых форм — как в графике, так и в монтаже. Мультипликация открывала художникам доселе невиданные горизонты. Как писал один из основоположников отечественной анимации Иван Иванов-Вано: «Для мультипликации нет ничего недоступного. Это искусство не ограниченных техникой возможностей, где действительность тесно переплетается с фантазией и вымыслом, где фантазия и вымысел становятся действительностью».

Литературные 20-е

В эти годы мультипликация возводится в ранг нового искусства, она активно заимствует литературные образы и идеи: на экраны выходят мультфильмы, созданные по произведениям классических авторов («Похождения Мюнхгаузена» Даниила Черкеса, Ивана Иванова-Вано и Владимира Сутеева по мотивам Распе), современных детских писателей («Тараканище» Александра Иванова по стихотворению Чуковского, «Сенька-африканец» Даниила Черкеса, Юрия Меркулова и Ивана Иванова-Вано по мотивам сказок того же Чуковского). Среди этих мультфильмов особенно выделяется «Почта» Михаила Цехановского, экранизация одноименной книжки Самуила Маршака. Этот мультфильм вошел в историю как первый звуковой советский анимационный фильм.

С мультипликационным кино начинают сотрудничать не только лучшие писатели и поэты (среди них Евгений Шварц, Самуил Маршак, Корней Чуковский, Сергей Михалков, Валентин Катаев, Юрий Олеша) того времени, но и композиторы. Дмитрий Шостакович специально пишет музыку к «Сказке о попе и о работнике его Балде» Михаила Цехановского. К сожалению, фильм не был закончен, и сохранился лишь один его эпизод.

Во многом такой интерес, помимо тех творческих возможностей, что давала мультипликация, был связан и с цензурным давлением на сценаристов, писателей, композиторов, которые для того, чтобы выжить, искали себя в других областях — произведениях для детей, эстраде. Хотя и здесь не все было безоблачно. Как вспоминает художник Лана Азарх, сотрудничавшая с сестрами Брумберг: «Экспериментировать они абсолютно не боялись. Они были широко образованными художницами, знающими искусство всего мира. Другое дело, что их сдерживали, мучили, запрещали. На худсоветах заседали грымзы из Академии педагогических наук, которые говорили, что дети это не поймут. Но несмотря ни на что выходили настоящие шедевры».

Сатирические 30-е

В начале 30-х начинает развиваться сатирическое направление в анимации: «Сказка о царе Дурандае» Ивана Иванова-Вано и Зинаиды Брумберг, «Органчик» Николая Ходатаева по мотивам «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина, «Квартет» Александра Иванова и Пантелеймона Сазонова по басне Крылова, «Блэк энд уайт» Леонида Амальрика и Ивана Иванова-Вано — экранизация одноименного стихотворения Маяковского.

Особенно выделяется фильм «Новый Гулливер» Александра Птушко (1935), где довольно смело переосмыслен классический сюжет: Гулливером в мультике становится советский школьник, который вместо свифтовской Лилипутии попал в капиталистический мир.

Но все эти мультфильмы были отдельными опытами, которые создавались в разрозненных мультцехах в «Межрабпомфильме», «Совкино», «Москинокомбинате», «Госвоенкино», на «Мосфильме». В 1936 году все они были объединены в единый институт — «Союзмультфильм». В штат студии вошли уже известные мультипликаторы — Иван Иванов-Вано, Ольга Ходатаева, Валентина и Зинаида Брумберг, Владимир Сутеев, Дмитрий Бабиченко, Александр Иванов и другие.

Как вспоминает Федор Хитрук, который работал на студии практически с момента основания: «Ничего не происходит без целенаправленной работы. «Союзмультфильм» опекали, для него отбирали лучшие кадры, о художниках заботились. Одним словом, создали сносные условия, чтобы потом можно было успешно продавать созданные мультфильмы. Ну и не надо забывать, что нас не особенно трогала цензура. Были какие-то нелепые моменты, когда настойчиво просили изменить слишком пессимистичный финал, но это так, по мелочи. В целом мракобесия не было, мы были относительно свободны. А еще мы постоянно учились — западные мультфильмы смотрели в промышленных количествах».

Продиснеевские 30-е

К слову о западных мультфильмах. В 1935 году на Московском международном кинофестивале были показаны «Забавные симфонии» Уолта Диснея. Это событие сильно повлияло на умы советских мультипликаторов. Как вспоминает тот же Хитрук: «Фильм Диснея из серии «Забавные симфонии» не укладывался ни в какие рамки привычного сознания. Это был такой класс режиссуры, такое слияние пластики, музыки, идеи и характеров — поразительно. <...> Для меня эти фильмы были больше чем искусство, это была ворожба, колдовство. По движению, по характеру, по игре для меня происходило нечто более убедительное, чем в игровых фильмах».

Именно по диснеевским канонам первые годы и развивался «Союзмультфильм»: несколько лет здесь осваивали целлулоидную технологию — производственный конвейер, как у Диснея, новых мультипликаторов обучали по американским пособиям. Теперь у мультипликаторов появилось разделение труда: вместо людей, которые делали все и сразу, стали работать узкие специалисты — фазовщики, прорисовщики, контуровщики, заливщики. Конечно, это ускоряло процесс и делало производство дешевле, но вместе с тем в таких мультфильмах становилось сложнее уловить индивидуальный почерк художника. Заимствовали у Диснея и технологию «эклер» или ротоскопирование, которая брала за основу рисунка съемку движений живых актеров. Волей-неволей советские аниматоры заимствовали и стилистику диснеевских картин.

Иванов-Вано так вспоминал этот период: «Как это могло получиться? Много раз я потом задавал себе этот вопрос, пока не нашел на него правильного ответа. Как это ни печально, но все мы на первых порах в своей работе на новой студии оказались в плену метода Диснея, вынуждены были копировать не только технологию, но и некоторые принципы построения и движения персонажей. Дело в том, что подготовка на курсах художников-мультипликаторов велась в основном на учебных пособиях, разработанных Диснеем для своих мультипликаторов. Все наиболее выразительные и характерные формы движения персонажей — походка, прыжки, пробеги, падения — были тщательно зациклены и занесены на специальные ленты, которыми потом пользовались аниматоры в целях экономии времени в своей работе».

Самобытные 40-е

Тот яркий стиль советской анимации, который уже было начал формироваться в 1920-е, на время был утерян. Однако и в эти годы появляются интересные самобытные работы — например, фильмы Владимира Сутеева («Шумное плавание», «Почему у носорога шкура в складках», «Колобок», «Дядя Степа»).

Первым же фильмом, выпущенным «Союзмультфильмом», стал «В Африке жарко» режиссера Бабиченко про обезьяну и моржа, которые везут зверям в Африку мороженое с Северного полюса. Это был первый опыт Сергея Михалкова в анимации в качестве сценариста. Тогда же выходит еще одна лента по сценарию Михалкова — «Здесь не кусаются» Пантелеймона Сазонова, экранизация Шарля Перро «Красная шапочка», сказки «Заяц-портной» и «Ивашко и Баба-яга» сестер Брумберг, «Волшебная флейта» Александра Иванова, «Котофей Котофеевич» Иванова-Вано, «Маленький Мук» Ходатаевой.

Все эти фильмы черно-белые, хотя с 1937 года, когда вышел первый цветной мультфильм («Сладкий пирог» Дмитрия Бабиченко), многие картины выпускались сразу в двух вариантах.

1939–1941 годы, пожалуй, становятся самыми продуктивными для «Союзмультфильма» того периода. На экраны выходит теперь уже классика отечественной мультипликации: «Лимпопо» и «Бармалей» Леонида Амальрика и Владимира Полковникова, «Мойдодыр» Ивана Иванова-Вано, «Муха-цокотуха» Владимира Сутеева. Эти мультфильмы все меньше походят на диснеевские, в них четко прослеживается авторский почерк художников. Именно с них берет начало самобытная советская школа мультипликации.

С началом Великой Отечественной войны мультипликаторы, те, что не ушли на фронт, переключаются на съемки агитационных киноплакатов. Производство детских мультфильмов идет крайне медленно — материалов не хватает, эвакуация в Самарканд и обратная реэвакуация в Москву отнимает много сил и времени, в какой-то момент студия даже занимается выпуском пуговиц и гребней из кинопленки. Тем не менее в эти годы выходят «Ёлка» и «Телефон» Михаила Цехановского, «Краденое солнце» Ивана Иванова-Вано, «Сказка о царе Салтане» и «Синдбад-мореход» сестер Брумберг, «Лиса, Заяц и Петух» Ольги Ходатаевой, «Киноцирк» Леонида Амальрика и Ольги Ходатаевой.

К концу войны в советской анимации намечается свой киноязык, который впоследствии будет развивать не одно поколение художников.

Смотрите также

Котофей Котофеевич
Сказка
1937
9 мин
Мойдодыр
Сказка
1939
10 мин
Бармалей
Сказка
1941
10 мин