КАК ПРИДУМЫВАЛИСЬ НАЗВАНИЯ МОСКОВСКИХ УЛИЦ?

Отвечает Филипп Смирнов, историк Москвы, филолог

КАК ПРИДУМЫВАЛИСЬ НАЗВАНИЯ МОСКОВСКИХ УЛИЦ?

Отвечает Филипп Смирнов, историк Москвы, филолог
До 1910 года названия улиц довольно сильно уступали по значимости таким понятиям, как «двор» и «владение».
Единого правила, согласно которому улицам Москвы давали названия, не существует. Более того, до 1910 года, когда в Москве была принята немецкая система нумерации домов, адресные таблички и собственно названия улиц довольно сильно уступали по значимости таким понятиям, как «двор» и «владение». Город был поделен на 14 частей, эти части вбирали в себя кварталы (они же околотки), а дворы являлись составной частью кварталов. И адрес того или иного жителя Москвы указывался прежде всего исходя из этих понятий.

Тем не менее названия у московских улиц, естественно, были. Можно говорить о следующих принципах, которые работали в московской топонимике.

Так, фамилия владельца двора могла дать название целой улице. Например, мачеха писателя Александра Островского, Эмилия фон Тессин, была дочерью домовладельца Андрея Тессина. По его фамилии — и району, где располагался его двор, — был назван Тессинский проезд.

Зачастую имя улице давал ландшафт местности. Переулок Сивцев Вражек называется так, потому что там протекала речка Сивец, которая сейчас течет внизу переулка, в подземном коллекторе; слово «вражек» же означает «овраг». Другой пример старинного названия — Боровицкая площадь: на ее месте когда-то был бор — и, соответственно, Боровицкий холм. Позже здесь сформировалась площадь с таким же названием. Устьинский мост, например, назван так, потому что там находится устье реки Яузы.

Улицам также давали названия, исходя из того, чем торговали в том или ином районе. Например, на улице Моховой долгое время продавали мох. Пакля была очень дорогой, а конопатить дома все равно было нужно. Собственно, и Ветошный переулок так называется потому, что в нем когда-то торговали ветошью. Улица Ленивка обрела свое имя, потому что там располагался Ленивый торг, где муку, пшено и другие сыпучие товары продавали непосредственно с возов, не разгружая их.

Улица могла получить название от той местности, куда она вела. Покровка вела в село Покров. А Ордынка — в Орду. И ходила московская шутка, что по Большой Ордынке в Орду дань везут, а по Малой Ордынке — сдачу возвращают.

Рядом с Ордынкой находится Пятницкая улица. Она называется так, потому что когда-то на месте павильона станции метро «Новокузнецкая» стоял храм Параскевы Пятницы, покровительницы торговли. Похожая история — название улицы по названию храма — была и у улицы Никольской: когда-то рядом с Кремлем был основан Никольский монастырь, который в народе называли «Старый Никола».

Род занятий местных жителей также оказывал влияние на название улицы. Так, например, Толмачевский переулок был назван так, поскольку здесь, на пути в Орду, селились переводчики (толмачи). В их обязанности входило наладить понимание между сторонами при совершении сделок. На Пушечной улице действительно лили пушки, а рядом с литейным двором, на мосту, было много кузниц — и улица стала называться Кузнецкий Мост.

Существующий порядок наименования улиц сохранялся вплоть до первых десятилетий ХХ века. Сначала в 1919 году часть улиц была переименована по инициативе Анатолия Луначарского. Например, он предложил увековечить память преступников, которые (благодаря отсутствию фотографий в тогдашних паспортах) были готовы назваться именем революционера, отбывающего срок в тюрьме, и отправиться вместо него на каторгу или в ссылку. Этих людей называли «энтузиастами» — и, таким образом, участок Владимирского тракта (откуда начиналась дорога в ссылку) был переименован в шоссе Энтузиастов. Основная же волна переименований улиц началась в 1922 году, когда новые названия придумывала уже специально созданная комиссия.
Единого правила, согласно которому улицам Москвы давали названия, не существует. Более того, до 1910 года, когда в Москве была принята немецкая система нумерации домов, адресные таблички и собственно названия улиц довольно сильно уступали по значимости таким понятиям, как «двор» и «владение». Город был поделен на 14 частей, эти части вбирали в себя кварталы (они же околотки), а дворы являлись составной частью кварталов. И адрес того или иного жителя Москвы указывался прежде всего исходя из этих понятий.

Тем не менее названия у московских улиц, естественно, были. Можно говорить о следующих принципах, которые работали в московской топонимике.

Так, фамилия владельца двора могла дать название целой улице. Например, мачеха писателя Александра Островского, Эмилия фон Тессин, была дочерью домовладельца Андрея Тессина. По его фамилии — и району, где располагался его двор, — был назван Тессинский проезд.

Зачастую имя улице давал ландшафт местности. Переулок Сивцев Вражек называется так, потому что там протекала речка Сивец, которая сейчас течет внизу переулка, в подземном коллекторе; слово «вражек» же означает «овраг». Другой пример старинного названия — Боровицкая площадь: на ее месте когда-то был бор — и, соответственно, Боровицкий холм. Позже здесь сформировалась площадь с таким же названием. Устьинский мост, например, назван так, потому что там находится устье реки Яузы.

Улицам также давали названия, исходя из того, чем торговали в том или ином районе. Например, на улице Моховой долгое время продавали мох. Пакля была очень дорогой, а конопатить дома все равно было нужно. Собственно, и Ветошный переулок так называется потому, что в нем когда-то торговали ветошью. Улица Ленивка обрела свое имя, потому что там располагался Ленивый торг, где муку, пшено и другие сыпучие товары продавали непосредственно с возов, не разгружая их.

Улица могла получить название от той местности, куда она вела. Покровка вела в село Покров. А Ордынка — в Орду. И ходила московская шутка, что по Большой Ордынке в Орду дань везут, а по Малой Ордынке — сдачу возвращают.

Рядом с Ордынкой находится Пятницкая улица. Она называется так, потому что когда-то на месте павильона станции метро «Новокузнецкая» стоял храм Параскевы Пятницы, покровительницы торговли. Похожая история — название улицы по названию храма — была и у улицы Никольской: когда-то рядом с Кремлем был основан Никольский монастырь, который в народе называли «Старый Никола».

Род занятий местных жителей также оказывал влияние на название улицы. Так, например, Толмачевский переулок был назван так, поскольку здесь, на пути в Орду, селились переводчики (толмачи). В их обязанности входило наладить понимание между сторонами при совершении сделок. На Пушечной улице действительно лили пушки, а рядом с литейным двором, на мосту, было много кузниц — и улица стала называться Кузнецкий Мост.

Существующий порядок наименования улиц сохранялся вплоть до первых десятилетий ХХ века. Сначала в 1919 году часть улиц была переименована по инициативе Анатолия Луначарского. Например, он предложил увековечить память преступников, которые (благодаря отсутствию фотографий в тогдашних паспортах) были готовы назваться именем революционера, отбывающего срок в тюрьме, и отправиться вместо него на каторгу или в ссылку. Этих людей называли «энтузиастами» — и, таким образом, участок Владимирского тракта (откуда начиналась дорога в ссылку) был переименован в шоссе Энтузиастов. Основная же волна переименований улиц началась в 1922 году, когда новые названия придумывала уже специально созданная комиссия.

Материалы по теме