Архангельская область, Лешуконский район, деревня...
Плетение сетей

Женский рыболовецкий промысел на Вашке

Этнос:
Русские
Конфессия:
Православие
Язык:
Русский, наречие – севернорусское

На берегах реки Вашки, как и во многих других местностях на Русском Севере, земледелие не было развито из-за отсутствия пахотных земель. Только узкая полоса берега реки была пригодна для строительства домов, а дальше начиналась тайбола – хвойный лес, растущий на болоте. Поэтому основу хозяйственной деятельности местных жителей составляли скотоводство, охота и речное рыболовство.

Мужчины били острóгой – небольшим копьем с металлическим наконечником и крючком крупную рыбу, чаще всего семгу, приманивая ее ночью с лодок светом фонаря. Кроме того, в верховьях маленьких речек они ставили мерéжи – конусовидные сетки, натянутые на обруч, чтобы в них заходила рыба, идущая на нерест. Эти речки также перегораживали éзами – плетеными изгородями, не дающими рыбе пройти по течению.

Специфически женским промыслом была ловля мелкой рыбы неводом, к которому привязывались каменные грузила. На Вашке это называлось обрыбливаться. Женщины ловили рыбу небольшими артелями – по 3-4 человека. Собираясь на промысел женщины надевали мужскую одежду, высокие болотные сапоги, брали невод, весла в виде деревянных лопаток и шли к реке. Отойдя на лодке от берега, они закидывали невод в воду и растягивали его, двигаясь на веслах вдоль берега. Через некоторое время женщины возвращались к берегу и начинали тянуть невод из воды вместе с попавшей в него рыбой.

Вечером из части улова здесь же варили юшку. На берегу раскладывали костер, на котором кипятили воду в котелке. Параллельно чистили рыбу, вынимая только внутренности. Когда вода закипала, в нее бросали рыбу с головой и чешуей, головку лука в шелухе, соль, добавляли также стакан водки для наваристости. Рыбы бросали достаточно много, чтобы юшка получилась густой. Собравшись вокруг костра устраивали совместную трапезу. Юшку ели мáком: брали ломтики хлеба, макали их в котелок, в результате чего мякоть рыбы прилипала к хлебу, а кости и чешуя оставались на дне.