Республика Коми, Прилузский район, село...
Народное исполнительство

Рождественские игрища в селе Прокопьевка Прилузского района Республики Коми

Этнос:
Коми-зыряне
Конфессия:
Православие
Язык:
Коми, русский

Фольклорная традиция села Прокопьевка является ярким примером консервации северорусских календарно-праздничных традиций, характерных для контактных зон коми-русского пограничья. Песенно-игровой фольклор Русского Севера, воспринятый вместе с основными формами праздничного поведения, стал здесь органичной составляющей традиционной культуры прилузских коми.

Село Прокопьевка Прилузского района расположено на реке Летка (правый приток реки Вятка), входит в пограничную зону Республики Коми и Кировской области и является контактной зоной коми и русских. Именно это во многом определило локальную специфику обрядовой жизни этого села, как и всего летского куста деревень. Исторически местное население связано с верхнекамскими и северными коми-пермяками, это отражается и в языке летских коми. На этой территории селились и русские, которые, оказавшись в меньшинстве, постепенно ассимилировались коренным финно-угорским населением. Тесные хозяйственно-экономические и культурные контакты местных жителей с русскими селами соседнего Вятского края также отразились в ярко выраженном двуязычном характере прокопьевской фольклорной традиции. Точная дата возникновения села Прокопьевки неизвестна, впервые оно упоминается в переписи 1710 года. Вплоть до 1930 года село Прокопьевка входило в Орловский уезд Вятской губернии (затем области), потом — в Летский район Коми области, а с 1963 года — в Прилузский район Республики Коми. Вокруг села располагались деревни, относившиеся к Прокопьевскому сельскому совету: Таядорчоййыв или Гальсикт (Вавиловка), Сайчоййыв (Ивановка), Лавровка; ныне не существующие Кырвыл (Прошкино), Быково, Булатовка, Ведеевка и Кулига (включена в состав села Прокопьевка). 

Зимние молодежные хороводы связаны с предбрачным периодом в жизни человека традиционной народной культуры. Свадебно-брачная тема молодежных игрищ, особенно в переломные моменты (летний солнцеворот и зимний период конца / начала года), тесно переплетена с семантикой переходности календарного праздника, которая могла находить самые разные формы выражения. Эти формы во многом определяли специфику той или иной молодежной традиции. В процессе исторического бытования хороводные игры постепенно утрачивают свое ритуально-магическое значение и становятся частью молодежной (предсвадебной) игровой культуры, выполняя функцию «смотрения» женихов и невест и игрового общения молодежи.

Игрища (игришшö, игрищаяс) устраивались поочередно в каждой деревне в течение всех Святок, с Рождества до Крещения. В деревне Ивановка накануне Васильева дня и в сам праздник 14 января собирались большие игрища (ыджыд игришшö), от обычных они отличались тем, что в них принимали участие все жители села. В Прокопьевке большие игрища собирались также и 19 января. Рождественские игрища как форма традиционных молодежных собраний способствовали сплочению молодежи, установлению дружеских, добрососедских связей. Обычно молодые парни и девушки на играх находили себе пары и в дальнейшем становились супругами. По заверениям старожилов, пьяные на эти игры не допускались, да и сами участники стеснялись заходить на игры в нетрезвом виде. За организацию игрищ отвечали парни. Они выкупали избу, расплачивались за нее и собирали народ. Хотя основными действующими лицами в таких собраниях была холостая молодежь, в организацию и проведение вовлекались представители всех половозрастных групп. Наравне с молодежью активное участие в игрищах принимали женщины старшего возраста: именно они пели хороводно-игровые песни и являлись своего рода ведущими всего действа.

Рождественский хороводно-игровой комплекс отличает и разнообразие репертуара, и четкая структурная организация всего праздничного собрания. Весь цикл состоит из «зачина» и шести разновидностей хороводов, среди которых: наборные, столбы, плетень, парные круговые игры, целовальные и припевочные песни с разыгрыванием, собственно припевочные песни. Количество игровых текстов, разыгрываемых в каждом из них, может варьироваться в зависимости от количества участников. Непременным условием является прохождение каждой набранной в хоровод пары через все игровые сюжеты. Кроме этого основного блока в «сценарий» рождественских праздничных собраний могут включаться игры, пляски и песни, не имеющие строгой приуроченности к святочному периоду. После завершения хороводов могут проводиться игры увеселительного и испытательного характера, не сопровождающиеся пением, а также пляски под частушки и плясовые песни. Специфическим явлением этой традиции является исполнение «плясовых» протяжных лирических песен.

Праздничное рождественское игрище у летских коми включает девять основных компонентов:

1. Зачин. По описаниям краеведа П.Г. Сухогузова рождественские игрища начинались с песни «На игрище девок прибывает» (в других источниках эта песня не зафиксирована). Эта песня не сопровождалась действием и служила своеобразным вступлением, в котором определялись «роли» всех участников игрища. Привлекаемые для участия в нем женщины должны были уметь хорошо петь и знать игры. Согласно обычаю, они не соглашались сразу, сначала отнекивались, ссылаясь на немощь и неумение петь. Противопоставление «старых» и «молодых» утверждается в зачинной песне: «Ну, скачите, девки, попляшите! На нас, молодые, не смотрите». Посредническая роль зрителей в происходящем событии обозначена в данной традиции соответствующими терминами — видзалны (смотреть) и видзалысьяс (зрители).

2. Наборный хоровод. Девушка выбирала парня, они шли, взявшись за руки, затем парень выбирал следующую девушку и т.д., пока к движению не присоединялись все участники последующих игр и хороводов. Песенное сопровождение могло варьироваться, чаще всего исполнялись песни «Девушки не сидеть пришли», «Девки в сад пошли», «Девка выскочи у нас», «Вейся, ты вейся, капустка». 

3. «Плетень». После того, как все участники выходили в круг, они «заплетали плетень» (плетень плетитöны) под песню «Из-за гор-гор девина…» и «расплетали плетень» (плетень разьöны) под песню «Ещё встать бы мне…». Это происходило так: все держались за руки, крайняя пара образовывала, подняв руки, «воротца», через которые проходили участники хоровода, затем образовывались следующие воротца, и так до тех пор, пока все не оказывались заплетенными в спираль: вставали друг другу затылком, при этом правой рукой, перекинутой через левое плечо, держались за левую руку стоящего сзади человека.

4. «Столбы». После «плетня» следует хоровод «столбы». Все, приплясывая, идут по кругу (круг разорван), в конце песни первая пара отделяется от остальных и стоит на месте. После повтора песни («Вьётся, вьётся кругенек…») за ними встает следующая пара; песня повторяется до тех пор, пока все пары не встанут «столбами». Расходились из «столбов» под песню «Девки в сад пошли…» (вариант: «Девка выскочий у нас…»). Последняя пара обходит всех по солнцу, затем берет следующую последнюю пару, вместе они опять обходят всех вокруг, и так далее, пока все не соединятся в круг.

5. Парные хороводные игры. В следующей группе хороводов главными участниками становились отдельные пары. Парень и девушка совершали действия, соответствующие содержанию песен. Как правило, они завершались поцелуем.  Исходной позицией этих игр является круг, в кругу (или за кругом) находятся главные участники. Во время «клубных» игрищ круг не образовывался; участники, не задействованные в игре, стояли в стороне. Еще одно отличие современных игрищ заключается в том, что разыгрывать отдельные песни могли одновременно несколько пар, вместо традиционной одной. Вероятно, это явление позднего порядка, связанное с сокращением общего игрового времени.

а) Песня «Острог мой зеленой» разыгрывалась следующим образом. Девушка сидит на стуле, а парень ходит вокруг под песню — «ищет сменушку». После вопроса «Кого любишь?», девушка протягивает руку парню, и они жмут друг другу руки. Теперь на стул садится парень, а девушка ходит вокруг под ту же песню, заканчивается она соответственно по-другому: «Краснöй молодеч,/ Васильюшко Леонтьевич,/ Кого любишь?». Парень протягивает руку девушке. Далее они порознь, пританцовывая, обходят стул по разным направлениям под песню «Што прошли, прошли веселы вечера», кружатся вокруг стула, затем прощаются, пожав друг другу руку, и целуются. Затем выходит следующая пара.

б) Под песню «Ищет Борис, ходит Борис» парни и девушки образуют плотный круг. Одна из девушек находится в середине круга, а ее парень — снаружи. Парень старается прорваться к своей девушке, а стоящие в кругу не пускают его. Когда парню все же удается войти в середину круга, то он целует девушку. Они становятся в круг, и игра продолжается со следующей парой.

в) Песня «Ездил Иван-Караван» может разыгрываться двумя способами. «Парень ходит вокруг круга с «батожком» (палкой), выбирает себе девушку. При слове «поклонюсь» парень останавливается перед своей девушкой, кланяется, и, при словах «поставлю я свой батожок», передает палку девушке. Теперь девушка ходит по кругу и также вручает «батожок» парню»; Второй способ игры: в центре избы (или круга) ходит, приплясывая, пара, держась за руки. В другой руке парень держит палку (примерно 1,5 метра), в такт постукивает ею об пол. Со словами: «Поставлю я свой батожок/ Середи двора ко столбичку» передает палку девушке из следующей пары. А сам возвращается к своей девушке, и они кружатся, приплясывая, при этом держатся под руки. Затем его пара выходит из игры, а он продолжает движение, но уже с той девушкой, которой он передал «батожок», только палку теперь держит девушка. Точно так же, в соответствии с песней, девушка передает палку следующему парню, сама возвращается, пляшет с первым парнем. Потом он уходит, и все повторяется с парнем, которому она передала «батожок».

г) Песни «Из-пöд дубу, из пöд вязу» и «Как не по лугу, лугу» являются женским и мужским вариантами традиционной игры, связанной со сниманием и надеванием головного убора. Разыгрывались они сходным образом. Несколько пар ходят, приплясывая, по кругу, взявшись за руки. В первой песне девушки бросают платки в центр круга, а парни поднимают их и надевают. Момент одевания платков парни растягивают — завязывают и спереди, и сзади, при этом получается, что они обнимают девушек. После того, как платки надеты, парни целуют свою пару. Затем выходят следующие пары. Под песню «Как не по лугу лугу» со словами «Схватил парня за ручку, за ту ручку левую» парень и девушка жмут друг другу левую руку и далее передвигаются по кругу, так и держась за левую руку до конца песни.  После этого парни сбрасывают с головы шапки в центр круга. Далее песня повторяется до слов «Схватил парня за ручку».  Затем совершаются противоположные действия. Вместо левой руки берутся за правую: «я ведь парня я твоя — я послушаюсь тебя — с пола шапку подыму — на головку наложу — на русые волосы». Заканчивается игра поцелуем. Как и в предыдущей игре, парни растягивают окончание игры. После того, как девушки их поцелуют, они опять сбрасывают шапки, а девушки надевают их и целуют. Так продолжается, пока парни не нацелуются. Затем встают следующие пары.

д) Игра «Хрен дергать» (кренсö йöрны), сопровождаемая песней «Хрен, мой хрен мой». Все участники игры двигаются по незамкнутому кругу. По окончании песни первая пара становится возле двери. Парень берется за дверную ручку, а девушка сзади держится за парня, обняв его. Затем песня исполняется снова, и за первой парой становится вторая, парень обхватывает девушку, девушка парня и т.д. После того, как все встанут таким же образом, исполняется та же песня, во время которой все тянут друг друга. Сначала должна вытянуть свой «хрен» девушка из последней пары. Парень не отцепляется, пока девушка его не поцелует; как правило, парни не ограничиваются одним поцелуем. При этом зрители могут отпускать комментарии типа: «Креныс кутшöм ён!» (Хрен-то какой крепкий!).  После того, как он «выдернется», пара уходит, и снова исполняется песня, после которой все это проделывает следующая пара и т.д. В одном из вариантов описания этой игры имеется персонаж «судья» с ремнем, который стегает девушек, заставляя «дергать хрен».

е) Песня «Хожу я гуляю вдоль по хороводу…», имевшая широкое распространение и у русских, и у коми, разыгрывалась тем же способом, что и в большинстве деревень Русского Севера. Сначала парень поочередно набирает новую родню: тещу, тестя, шурина и т.д. Затем в том же порядке разгоняет их и остается с невестой. В одном из вариантов жениха и невесту сажали на стул и обрызгивали водой. Обрызгивание водой сближает эту игру с обливанием жениха и невесты в свадебном обряде.

6. Особую группу игрищечных песен составляют «сценарные» целовальные и припевочные песни с разыгрыванием действа:

а) Уникальный вариант хороводной игры связан с песней «Синь гöрьюч камешек». В тексте песни значительное место занимает описание похорон «милого». Разыгрывание происходит следующим образом: парень с девушкой пляшут, девушка расстилает что-нибудь на полу, и парень ложится, изображает «усопшего». С последними словами песни «Нажила дружка, / Лучше старова, /Я за рученьку брала, / Да я из полу подняла» девушка целует парня и поднимает его.

б) Игра «Прижим» или «Постель» под песню «Во поле, поле»: несколько пар выходят в центр избы и ходят, взявшись попарно за руки, девушки держат покрывала: «Во поле, во поле, / Стояли два кустика…» (число «кустиков» может варьироваться в зависимости от количества припеваемых пар); при словах песни «Как они будут / Блада мужа öдевать» другие из присутствующих парней набрасываются на них, «кучей» ложатся сверху. Затем девушки начинают растаскивать парней («Как они будут / Блада мужа поднимать»). Чтобы высвободить своих парней девушки вынуждены перецеловать всех остальных. После того, как лежащие сверху парни уйдут, девушки целуют и поднимают свою пару.

7. Еще одну группу игрищечных песен составляют собственно целовальные и припевочные (с называнием имен-отчеств парня и девушки): «Как у нашего у Сени», «Штой по питерскöм заводе», «Все Аннушеньки пöдружки», «Киню-миню лебеду да берегу», «Чашечки литы, литы, литы», «По заводе были мы», «Прокачуся я по улочке», «Зайка из речку водичку пьет». По своему содержательному наполнению и композиционным особенностям эти песни дублируют принципы построения плясовых песен, вероятно поэтому к этой группе песен примыкает плясовая песня «Ловлина моя» (в ней не называются имена, и нет целовальной формулы), которая связана с таким же плясовым сопровождением — пара пляшет в центре круга.

В сценарий рождественских игрищ кроме собственно святочных хороводно-игровых песен могли включаться игры и пляски, не имеющие жесткой приуроченности

Помимо развлекательных игр, таких как игры в «Фанты», «Ыж кутасем» (Ловля овец) — по типу «жмурок» и других, в комплекс рождественских игрищ могли быть включены также «посвятительные» игры. В них участвовали новички, которые впервые допускались на молодежные игрища. К таковым можно отнести игру «Гырнич жугöдöм» (битье горшка): игрока сажают на пол, перед ним ставят горшок на расстоянии полутора метров. Игроку завязывают глаза и говорят: «Разбей горшок». Горшок незаметно убирали, и игрок бил по пустому месту.  Такую же посвятительную функцию выполняло и шуточное разыгрывание «кöч вир» (зайчонок): кто-нибудь садился на печку и брал фуфайку, в рукав которой наливали воду. Кому-то предлагали посмотреть в рукав: «кöч вир видзöдыштанö?» (зайчонка посмотришь?). Он заглядывал в рукав, и на него выливалась вода.

Праздничные рождественские собрания обычно завершались плясками, в которых могли участвовать все присутствующие. Обычно плясали под частушки или плясовые песни («Хмелю, хмелю я похмелю», «Шел, чуть не замерз» и другие).

Специфическим явлением традиции является исполнение протяжных лирических песен «под пляску». Зафиксированный репертуар протяжных лирических песен (в местной терминологии кузь йöктан сьыланкывъяс — долгие плясовые песни) составляет около сорока сюжетов, под любую из них можно было плясать, то есть ходить по кругу, притоптывая. С точки зрения приуроченности, эти песни называли «посидёночные», вечерние — исполнялись во время будничных вечеринок, на посидёнках, а также во время работы и после неё. Тем самым они противопоставлялись хороводно-игровым песням, которые исполнялись исключительно на рождественских игрищах. По тематике эти песни можно разделить на семейно-бытовые, исторические, солдатские; кроме того, можно выделить группу контаминированных сюжетов позднего пласта традиции, включающую песни литературного происхождения и романсы. Многие из таких песен в конце сопровождаются ритмичными притопами. По сведениям некоторых исполнителей, поющие постарше притопывали, сидя за столом, создавая своеобразный аккомпанемент, а молодые могли пританцовывать, двигаясь по кругу.

Аудио

01 Хороводная песня «Ловлина моя» в исполнении жителей с. Прокопьевка Прилузского р-на Республики Коми
02 Лирическая песня «Ты не пой, моя сöлöвеюшка, да во этом во часöченькэ…» в исполнении жителей с. Прокопьевка Прилузского р-на Республики Коми