Тверская область, Кимрский район, поселок...
Мифологические представления и верования, этнографические комплексы

Святочные гадания в поселке Приволжский Кимрского района Тверской области

Этнос:
Русские
Конфессия:
Православие
Язык:
Русский, восточные среднерусские окающие говоры, Владимирско-Поволжская группа говоров, тверская подгруппа говоров

Святочные гадания активно бытовали в Кимрском районе до 60-х годов ХХ века, но отдельные их элементы продолжали существовать вплоть до начала нынешнего столетия. В настоящее время большинство обрядовых действий сохранились только в памяти людей преимущественно пожилого возраста. Некоторые гадания до сих пор знают молодые жители поселка, но эти ритуальные действия утратили связь с календарными датами и сместились к Новому году. Гадания утратили и свою обрядовую сущность, превратившись в одно из молодежных развлечений на зимних праздниках.

По рассказам местных старожилов, в 1920-е – 1950-е годы гадания были связаны как с определением будущего семейного статуса гадающего, так и со здоровьем и финансовым благополучием членов семьи. Гадания требовали соблюдения целого ряда правил и имели жесткую временную приуроченность.

Надо отметить, что поселок Приволжский представляет собой тип съезжего села. Он расположен на левом берегу реки Хотчи выше ее впадения в Волгу, в 15 километрах от города Кимры.  До 1961 года поселок имел другое название — Гадово. Под этим названием он известен с XVII века (сельцо Гадово). Село принадлежало дворянскому роду Костомаровых, затем Дохтуровых. Усадьба в селе называлась Камерталь (Кумерталь), в конце ХIХ века ее купил купец Зызин и построил там спиртовой завод, на котором работали жители окрестных деревень. Постепенно вокруг завода стал возникать поселок. На протяжении всего ХХ века завод был главным предприятием в округе, и постепенно жители деревень, работавшие на нем, стали переселяться в поселок, а традиции разных деревень к середине 40-х годов ХХ века соединились в единый комплекс. Обычно население съезжего села формируется за счет приезжих из разных, порою весьма далеких мест. В Приволжский съезжались преимущественно жители близлежащих деревень. В большинстве своем эти населенные пункты принадлежали к Белгородской волости Калязинского уезда и входили в приход церкви Иерусалимской Божьей Матери в Белом городке. Таким образом, традиция была изначально единой, и в ХХ веке изменилось только ее географическое распространение.

На данной территории гадания в последний период своего активного бытования могли происходить на протяжении всех Святок, однако пожилые жительницы поселка утверждают, что обрядовые действия были связаны только с празднованием Старого Нового года, который в данной традиции называли либо Новым годом, либо Васильевым днём, реже — Васильевым вечером. С помощью гаданий определяли обстоятельства будущего замужества, поэтому главными участниками гаданий были девушки. Однако и взрослые люди стремились узнать свою судьбу на будущий год. В отличии от девушек их волновали преимущественно финансовое благополучие семьи и виды на урожай. Так, хозяин или хозяйка на Старый новый год брали веник и считали, сколько на нем листьев — столько в доме будет денег. Существовала и несколько иная форма этого гадания. Хозяин или хозяйка должны были взять не свой веник, а украсть веник в чужом доме. Именно ворованный веник и становился объектом гадания. Вечером перед сном хозяева подбрасывали зерна разных злаков над столом, а утром собирали их. Верили, что растение, зерно которого будет найдено первым, даст в наступающем году самый большой урожай, а найденное последним указывало, что данная культура не уродится. С изменением социального уклада именно гадания подобного рода быстрее всего исчезли из практики, и о них вспоминают только наиболее пожилые женщины, да и то — как о действиях, которые они помнят по своему детству и которые совершали преимущественно их бабушки и дедушки.

Основной корпус гаданий был связан с желанием девушек выйти замуж. В основе многообразных способов гадания лежат представления о том, что при соблюдении определенных условий человек может получить знаки, которые укажут на его будущую судьбу.  В роли таких знаков может выступать нечто увиденное или услышанное, определенное тактильное ощущение, четное или нечетное число объектов, поведение животных и многое другое. Типичный ритуал гадания состоит из подготовки к ворожбе, самого гадания и толкования полученных знаков.

Особой популярностью пользовались гадания по звукам. На данной территории зафиксировано несколько видов гаданий «на выслушивание». Прежде всего, это гадание, основанное на истолковании речи людей, не адресованной гадающему. Так, девушки ходили слушать под окнами чужих домов. Считалось, что если в доме говорили о деньгах, то жених будет богатым; если о работе — работящим и т.п. Надо отметить, что иногда девушки выходили на окраину деревни или на перекресток и «слушали жениха», то есть старались услышать звуки, которые предвещали свадьбу. Таковыми считались лай собаки, крик петуха, звон колокольчика. Другой вариант гадания на «выслушивание» был основан не на толковании случайных звуков, а на тех, что провоцировались гадающими самостоятельно. Девушки аукались или стучали, чтобы услышать эхо; считалось, что именно с той стороны, где слышны ответные звуки, нужно ждать жениха. Могли кричать на перекрестке дорог или у колодца, а иногда кричали в колодец, но чаще просто стояли у него.

Довольно часто целью гадающего было получение ответа на вопрос. Например, девушки приходили под окна и спрашивали хозяев дома: «Как жениха зовут?» или «Как женишка звать?» и хозяева называли то или иное имя. Но был и другой вариант этого гадания. Девушка входила в дом и молча вставала под «половницей» / «потолоченой» (потолочной балкой). Она должна была стоять до тех пор, пока хозяева не назовут имени жениха. Иногда, хозяева подшучивали над гадающей, и долго не называли имя, но чаще шутка заключалась в том, чтобы назвать какое-нибудь «смешное» имя, например, Федул. Иногда хозяева называли имя парня, с которым девушка «дружила» / «гуляла», или напротив, в шутку, зная о реальном женихе, называли другое имя. Так, Раиса Федоровна Смирнова, 1928 года рождения, рассказала, что за ней ухаживал парень по имени Владимир, и это было всем известно, но соседи, когда она гадала на имя жениха, постоянно называли другое имя: «В трех домах сказали Сергей, а вышла замуж за Володю».

Другая группа гаданий основана на принципе «высматривания».

Одной из их разновидностей является вещий сон, для обеспечения которого под подушку клали либо элементы мужской одежды (брюки, пояс), либо складывали из лучины, а позднее из спичек, колодец.  Перед сном иногда произносили магическую формулу, призывающую жениха придти «подпоясаться», «приодеться» и «колодчик открыть, воды испить». Но чаще считалось достаточным просто положить «в головах» ту или иную вещь, что должно было помочь гадающей увидеть во сне жениха. Довольно распространенным было следующее гадание. Девушка брала гребень и перед сном просила суженного прийти к ней и расчесать ее волосы. Считалось, что во сне девушка увидит жениха.

Особую группу гаданий на «высматривание» составляли гадания с блином или пирогом, с которым девушка выходила на крыльцо или на дорогу. Там она ждала — кто покажется первым, мужчина или женщина, что в свою очередь указывало либо на скорое замужество, либо на продолжение девичества. Имя мужчины должно было совпадать с именем предполагаемого жениха.

В поселке Приволжском существовали гадания на высматривание жениха в кольце. В традиционной культуре кольцо символизировало замужество. Девушки клали кольцо в воду, зажигали свечи и, накрывшись платком, смотрели внутрь кольца, полагая, что там покажется суженый. Это гадание было широко известно и не считалось опасным. Совершенно другое отношение было к гаданию с зеркалом, которое считалось одним из самых точных и в тоже время одним из самых страшных гаданий. Девушка садилась перед зеркалом, ставила за спину другое зеркало, зажигала две свечи и в их свете, в образовавшемся зеркальном коридоре пыталась увидеть жениха. Гадание считалось опасным, так как верили, что жених может выйти из зеркала и задушить любопытную невесту.

Еще одной разновидностью гаданий «на высматривание» можно считать гадания с бумагой. Девушки сминали газеты в плотный комок, а затем поджигали его. После того как переставал гореть огонь, гадающие внимательно смотрели на очертания тени, которую отбрасывала на стену сгоревшая бумага. Бумагу сжигали на чугунной сковородке или «железном листе» (противне). Наиболее правильным считалось смотреть не на тень на стене, а на стенку печи, где «самое верное видишь». По местным представлениям очертания церкви, цветов, кольца и других атрибутов свадьбы свидетельствовали о скором замужестве; его же предвещали силуэты тройки коней или машины, но они могли означать и дальнюю дорогу. А могила, крест, гора сулили неудачу, одиночество и даже смерть.

В Приволжском были распространены и гадания с помощью воска или легкоплавких металлов (олова и свинца). Олово, свинец или воск во время гадания растапливали и быстро выливали в холодную воду. Получившийся сгусток, подвергался тщательному осмотру. Церковь или кольцо предвещали скорую свадьбу, а могила — смерть.

Особую группу составляют гадания, основанные на толковании поведения птиц. В отличие от других регионов в Кимрском районе для гадающих было совершенно не важно, кого в темноте схватит гадающая девушка: курицу и петуха. Пойманная птица свидетельствовала о том, что гадающая выйдет замуж в наступившем году. По поведению птицы могли судить как о скором замужестве, так и о характере будущего мужа. Перед птицей ставили различные предметы, чаще всего воду, зерно или хлеб, зеркало и смотрели — к какому предмету она подходила: «Какой он будет — пьяница или обжора. Куды клюнет. Курица выйдет и куды начнет клевать, или воду пить – пьяница будет мужик. Или в зеркало глядется — модный. Или богатый – если вот хлеб клюнет».

Были гадания, основанные на принципе чет-нечет. В этом случае существенным оказывалось четное или нечетное количество захваченных наугад предметов. Наиболее часто в качестве считаемых предметов выступали колья забора. Во время этого гадания участница должна была с разбега обхватить забор широко расставленными руками и затем сосчитать количество кольев: «Считаем сколько парных кольев. Пальцами. А если один останется, то не выйдешь замуж». Это гадание могло также указывать на возраст, в котором девушка выйдет замуж или на то, сколько лет ей осталось до замужества.

Очень часто во время гаданий девушки пытались с помощью различных предметов определить, откуда приедут сваты, или то место, где живет жених.  Для этого в полночь они бегали на перекресток и, сняв валенок, кидали его через голову. В какую сторону указывал носок валенка, в той и находился дом будущего мужа.  Был и еще один вариант гадания с брошенным валенком. Считалось, что чей валенок дальше улетит, та из гадающих скорее выйдет замуж.

Еще один тип гаданий был связан с тем, что девушка должна была найти спрятанный предмет. Иногда ей завязывали глаза, реже раскручивали. Вещь прятали во дворе, и если девушка ее находила, то считалось, что в ближайшее время она выйдет замуж.

Существовали и другие виды святочных гаданий, но они не были столь популярными, как рассмотренные выше. Например, в 50-60-е годы ХХ века здесь гадали с помощью книги. Суть этого гадания заключается в толковании случайно найденного предложения применительно к вопросу, заданному гадающей. Книга раскрывалась наугад, а иногда для этой цели использовали иглу или ножницы, которые втыкались в разрез книги. Известны здесь были и гадания на картах, и спиритические сеансы.

Вера в правдивость святочных гаданий была столь велика, что в местных деревнях можно было услышать множество рассказов, в которых описывались как сами гадания, так и подтверждения того, что результат магического ритуала оказался верным, а предсказанное событие сбылось. В тоже время, в ХХ веке гадания постепенно приобретали черты молодежного развлечения. Они теряли временную приуроченность, девушки начинали гадать не только в Васильев день, но и на Новый год, на Рождество и даже Крещение, хотя в данной традиции наиболее подходящим днем для гаданий считался именно вечер Васильева дня. Помимо шуток, которые соседи осуществляли над гадающими (назвать смешное имя; молчать, пока девушка стоит под потолочной балкой), осуществлялись и действия, связанные с мистификацией чуда. Так, парни могли пугать гадающих девушек, а могли имитировать ожидаемые ими звуки. Например, когда девушки выходили «слушать жениха», парни могли позвонить в колокольчик, раззадорить собаку, чтобы она залаяла или разбудить петуха. Однако шутки могли быть и злыми, например, гадающие девушки могли услышать стук топора или стук досок, что предвещало скорую смерть.

Надо отметить, что отличительной особенностью святочных гаданий в данной местности является их тесная связь с магическими действиями, направленными на защиту возможных брачных партнеров от соперниц из других населенных пунктов. По свидетельствам местных жительниц, часто они не только гадали на жениха, но и совершали определенные действия, призванные защитить их матримониальные интересы. Так, они могли после или перед гаданием забить в крыльцо соперницы деревянные клинья, «чтоб она замуж не вышла». Иногда подобные действия были направлены не на одного человека, а на всех ровесниц из соседней деревни. Так, девушки брали замок, раскрывали его и обегали с ним соседнюю деревню. После возвращения на исходное место замок закрывался на ключ, а затем ключ и замок выбрасывались. Считалось, что после этого парни не будут ходить в соседнюю деревню, а девушки оттуда не будут представлять угрозу для свадебных планов. Еще одним магическим действием было следующее. Девушки, отправлявшиеся гадать на перекресток, брали с собою дохлую кошку, которую нужно было обязательно пронести на груди под одеждой, а затем вырыть ногами яму и положить туда труп животного. Яму делали либо на околице соседнего села, либо на дороге к нему. Верили, что эти действия защитят от нежелательных конкуренток. Наконец, еще одним магическим действиям было приманивание парней. Для этого девушки выходили на околицу деревни с мужскими штанами. Штаны брались так, чтобы ширинка была направлена на деревню, из которой ждали кавалеров. Стоя лицом к другой деревне и размахивая штанами, девушки кричали «Парни к нам, парни к нам!», что должно было обеспечить им множество потенциальных женихов. Зная об этом, парни обычно караулили девушек и на магический призыв могли ответить: «Уже идем!», чем сильно напугать ворожащих. Подобные магические действия, производимые на Старый Новый год, считались наиболее действенными, хотя некоторые из них могли совершаться, по немногочисленным сведениям, и летом, на Троицкой неделе. Однако в этом случае желаемое могло не осуществиться, и магические действия рассматривались отчасти как молодежное развлечение.

Аудио

01 Рассказ З.Т. Собольковой из п. Приволжский Кимрского р-на Тверской обл. о гадании с квашней
02 Рассказ З.Т. Собольковой из п. Приволжский Кимрского р-на Тверской обл. о гадании с гребнем
03 Рассказ З.Т. Собольковой из п. Приволжский Кимрского р-на Тверской обл. о гадании на имя жениха
04 Рассказ Р.Ф. Смирновой из п. Приволжский Кимрского р-на Тверской обл. о гадании на имя жениха и шутках односельчан