Показать
Республика Коми, Усть-Цилемский район
Мифологические представления и верования, этнографические комплексы

Праздник «горка» в Усть-Цилемском районе Республики Коми

Этнос:
Русские
Конфессия:
Старообрядчество (федосеевского и филиповского согласий)
Язык:
Русский, севернорусское наречие, усть-цилемский говор печорской группы
Показать

Начало «горочных» гуляний приходилось примерно на вторую половину мая и было связано с наступлением стабильного весеннего тепла, которое устанавливалось, как правило, после вскрытия рек и таяния снежного покрова. Только с появлением сухих полянок было возможно начать «горочный» сезон. Как вспоминают старожилы, первая в сезоне «горка» обычно приходилась на Николин день, а затем устраивалась во все крупные праздники весеннего цикла вплоть до Петрова дня, с которого на севере начинался сенокос: в Вознесение, Троицу, петровское заговенье, а также и в воскресные дни. Обязательными «горочными» праздниками являлись Иванов и Петров дни. В разных «кустах» деревень хороводные гуляния в это время приобретали характер съезжих праздников. Наибольшей масштабностью отличалась «горка» Иванова дня в центральном для района селе Усть-Цильма, куда жители окрестных деревень старались попасть также и из-за проходившей здесь в конце весны чердынской ярмарки.

«Горку» играли на ровных, возвышенных площадках — на берегу реки, на лугу за селом или в его центре.

Весенние хороводы занимали важное место в традиционной свадебной обрядности, открывая сезон молодежных собраний, на которых происходил игровой, а нередко и реальный выбор жениха или невесты. Именно брачная направленность «горки» определила состав «горочников», главное место среди которых отводилось молодежи. Однако данный вид праздничного гуляния собирал людей разных возрастов, в том числе и детей, и стариков, которые присутствовали на «горке» в качестве зрителей. «Руководителями» сложного с точки зрения хороводно-игрового сценария «горочного» действа выступали, как правило, также люди старшего возраста, их участие в «горке» было связано с «обучающей» функцией праздника. Участия в хороводах людей разных возрастов и статусов (девки и парни, бабы и мужики) требовал порядок разыгрывания отдельных песен. Вообще «горочное» гуляние как смотрины молодежи и как часть ярмарочного собрания предполагало многолюдность, массовость, зрелищность; в жизни Усть-Цильмы «горка» была, пожалуй, единственным местом и временем сбора такого большого числа людей, объединенных идеей праздника.  

На различных исторических этапах своего существования и в разные по статусу праздничные даты «горка» могла различаться по временной протяженности. Можно выделить три типа построения «горочного» действа: 1) трёхчастная «горка» (утренняя, дневная, вечерняя) с переменой девушками трех нарядов, при этом лучший наряд надевался на дневную «горку»; 2) двухчастная «горка» (до и после полудня) с переменой двух нарядов, лучший из которых демонстрировался также на дневной «горке»; 3) «горка» без разделения на части, которая представляла собой единое действо, менее длительное по времени, и собиралась обычно после полудня или к вечеру.

Разделение на части было относительно условным в том смысле, что хороводы не прерывались на протяжении всего «горочного» дня. Разные типы «горки», по всей видимости, сосуществовали в традиции и зависели от степени значимости и развернутости гуляния в определенный праздничный или воскресный день: более полная, трёхчастная «горка» устраивалась по большим праздникам; менее торжественное воскресное гуляние состояло из двух частей; небольшой вечерний хоровод, как следует из рассказов исполнителей, мог собираться в любой другой день, входящий в календарные рамки «горочного» цикла. С другой стороны, выделенные виды «горки» могут отражать постепенное изменение форм праздника от более ранних (до первой трети ХХ века) к поздним (вторая половина ХХ века). Со временем одночастное действо заменило прежние более сложные формы.

Как хороводно-игровое действо «горочная» композиция объединяет семь разновидностей хороводов, имеющих точные местные наименования; в каждом из них исполнялись строго определенные традицией песни, обозначаемые самими исполнителями как «горочные»

1). «Столбы» / «из-за стенки» (усть-цилемское и пижемское названия): хоровод-процессия, медленное шествие («перехаживание») участников «горки», разбившихся на пары или по трое («стенки») из конца в начало колонны. При хождении «столбами» пелись не приуроченные к «горке» протяжные песни (например, «Я спойду, спойду, да младенька…», «Из-за лесу, лесу темного…, «Отлетает душочка да соколик…»). Этот хоровод выполнял организующую роль, собирая участников на «горочную» площадку. По большим праздникам такой «смотр горочников» мог быть достаточно длительным, и утренняя «горка» могла даже ограничиваться «столбами».

2). Круг: движение взявшихся за руки по кругу («по солнцу» и против «солнца»). В кругу разыгрывались песни «Береза белая шумела-громела…», «Царёв сын…», «У нас N ходит по городу…», «Я капустоньку полола, приговаривала…», «Винный наш колодец…», «Хожу я гуляю вдоль по каравану…», «Вдоль было по речке, вдоль по Казанке…».

3). «Сторона на сторону» / «ряд на ряд» / «на две стороны»: «линейный» или «шеренговый» хоровод, поочередное приближение мужской и женской шеренг друг к другу (возвратно-наступательные движения). К данному хороводу приурочены песни «Не в саду девки гуляли…», «Вдоль было по травоньке, вдоль по муравке…», «По сеням хожу…», «Пошла в тонец тонцевать…», «А мы просо сеяли…».

4). «На четыре стороны» / «Иванов монастырь»: хоровод типа квадрата с открытыми углами, образованного шеренгами мужчин и женщин, девушек и юношей, перестраивающийся в женский полукруг, который огибала мужская хороводная цепь. Хоровод получил свое второе название по первым словам исполнявшейся в нем песни («Иванов монастырь становился, молодой черенец провострился…»).

5). «Бояра»: наборный хоровод с разыгрыванием песни «Вы, бояра, вы зачем пришли...», после которого, как правило, водили «дóлгу» / «вожжу». Эта фигура могла выполнять организующую («наборную») функцию, открывая дневную часть «горки».

6). «Дóлга» / «вожжá» (усть-цилемское и пижемское названия): орнаментальный хоровод, фигурное шествие по изогнутой линии («змейкой») цепи взявшихся за руки или за концы платков участников гуляния. «Долгу» водили под песню «Я по реченьке потеку…». В двух локальных вариантах названия этого хоровода отразился, с одной стороны, способ организации движения в хороводе (от слова «водить»), а с другой, — его зрительный образ: хоровод имел вид длинной (долгой) цепи, которая, по воспоминаниям местных жителей, достигала порой нескольких сот метров. Можно было бы рассматривать этот хоровод как наборный, поскольку к нему поочередно присоединялись участники «горки», и собранная «вожжа», как правило, плавно перетекала в следующий хоровод — «плетень», но данная фигура выступает в качестве центрального, кульминационного в «горочной» композиции хоровода. При трехчастной «горке» эта фигура, как главная, возникала на площадке не менее трех раз за день; не случайно на Пижме весь хороводный праздник также называют «вожжой».

7). «Плетéнь»: фигурное (спиралевидное) движение колонны взявшихся за руки или за платки «горочников» с «заплетанием», выстраивание в общей цепи (в «плетне») каждого участника таким образом, что кисть правой руки лежит на левом плече и держит левую руку стоящего сзади; вся цепь «горочников» проходит через «воротца», образуемые руками «заплетающихся»; затем происходит движение в обратном направлении — «расплетание». «Плетень» исполняется после «дóлги» / «вожжи» под песню «Тут и хóдила, гýляла да за собой она вóдила…».

По характеру движения усть-цилемские хороводы представляют собой шествия («хождения») с разыгрыванием или без него. Медленные хождения, спокойная манера движений, присущие «горочным» хороводам, определили, по мнению этнохореографа Е. Рудневой, стилевое единство усть-цилемской «горки».

Сведения о порядке исполнения хороводов достаточно разнородны и не в полной мере проясняют картину «горочной» композиции. Последовательность хороводов определялась, как правило, конкретным заводилой «горки» и могла оставаться постоянной на протяжении ряда лет. Более четкое представление мы имеем о начале гуляния: к месту проведения «горки» ее участники направлялись по двое или по трое («стенками») и составляли первый хоровод («столбы» или «из-за стенки»). «Столбами» же расходились после гуляния по селу. Опираясь на сообщения исполнителей, можно вычленить отдельные блоки устойчивых в своей последовательности хороводов, обычно следовавших друг за другом: «столбы» → «круг»; «круг» → «на две стороны»; «вожжа» → «плетень»; наборный хоровод («бояра») → «вожжа» → «плетень»; «на две стороны» → «на четыре стороны»; «круг» → «вожжа» → «плетень». При любом порядке хороводов они достаточно плавно сменяли друг друга, так что в любом развертывании «горочных» хороводов (круг ли перестраивался в две, а затем в четыре линии или наоборот) можно усматривать свою «логику».

На «горочной» площадке, неподалеку от хороводов могли устраиваться мужские игры спортивного типа: городки, в мяч, перетягивание ремня, поднимание гирь. В сравнительно позднее время (вероятнее всего, в начале ХХ века) после «горки» стали устраиваться танцы (кадриль) под гармонь, балалайку.

В целом усть-цилемскую «горку» можно рассматривать как регламентированное зрелищно-игровое действо с четкой ролевой структурой и хороводной композицией. «Горочная» традиция, прерванная в первой половине ХХ века событиями исторического и социально-политического характера, возобновилась в 1970-е годы. Ее заводилами тогда были представители старшего поколения, хорошо помнившие довоенную ««горку».

В прошлом «горочные» церемонии играли значительную роль в традиционном культурном обиходе печорцев. Время проведения «горки» (весенний период крестьянского календаря, начало молодежной игры), массовость гуляния, половозрастной состав участников (молодежь — в центре внимания всего коллектива), особенности ролевого поведения (молодежь подвергалась «обучению» игровой и шире — коммуникативной поведенческой этике), функции, которые выполняла «горка» в социализации молодежи, семантика хороводных игр — все это характеризует «горку» как особое явление праздничной культуры, воплощавшее в в местной традиции идеи календарной и свадебной обрядности.

Аудио

01 Хороводная игровая («горочная») песня «У нас Кирилл-от ходит с-по городу» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
02 Хороводная игровая («горочная») песня «Вдоль было по речке, вдоль по Казанке» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
03 Хороводная игровая («горочная») песня «Я капустоньку полола, приговаривала» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
04 Хороводная игровая («горочная») песня «Видно(й)-то наш колодец» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
05 Хороводная игровая («горочная») песня «Хожу я, гуляю да вдоль с-по хороводу» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
06 Хороводная игровая («горочная») песня «Береза да белая» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
07 Хороводная игровая («горочная») песня «Я по реченьке потеку» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
08 Хороводная игровая («горочная») песня «Тут и ходила-гулела» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
09 Хороводная игровая («горочная») песня «Я горю, горю на камешке» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
10 Хороводная игровая («горочная») песня «Вдоль было по травоньке, вдоль с-по муравке» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
11 Хороводная игровая («горочная») песня «Пошла в тонец, пошла в тонец» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
12 Хороводная игровая («горочная») песня «С-по сеням хожу» в исполнении жителей с. Замежная Усть-Цилемского р-на Республики Коми
13 Хороводная игровая («горочная») песня «А вы, бояра, вы зачем пришли» в исполнении жителей с. Усть-Цильма Республики Коми