Показать
Республика Дагестан, Ногайский район, села...
Мифологические представления и верования, этнографические комплексы

Традиционные родильно-лечебные практики у караногайцев

Этнос:
Ногайцы
Конфессия:
Мусульмане-сунниты ханафитской школы шариатского права
Язык:
Ногайский, караногайский диалект
Показать

В караногайских селах, отдаленных от районных центров и городов вплоть до 1970-х годов роды принимались «повитухами» («эбия»). Родовспоможение можно рассматривать как профессиональное ремесло, так как за свой труд повитуха получала вознаграждение. Практика помощи при родах у караногайцев включает ритуальные действия, которые имеют субэтническую специфику, обусловленную обитанием в Ногайской степи.

Бездетность у ногайцев воспринималась как большое горе. Чтобы избавиться от бесплодия женщины обращались к знахаркам («яракшы»). Принимаемые ими охранительно-профилактические меры, знание примет, соблюдение существующих запретов и предписаний во время беременности предотвращали негативные воздействия.

Система предписаний дородового периода и традиция родовспоможения реконструированы по сведениям информантов в том виде, в каком они существовали у караногайцев вплоть до второй половины XX века.

Традициям всех народов свойственно внимательное и бережное отношение к рождению, сохранению и воспитанию нового поколения. Создаваемая веками практика родовспоможения, ухода за ребенком и роженицей обусловлена как объективной необходимостью приспособления и выживания в определенной среде обитания, так и религиозными воззрениями данного общества.

Действия, направленные на обеспечение деторождения совершались уже в свадебном ритуале ногайцев: осыпание молодой зерном, кукурузой, наступание невесты на баранью шкуру «табаншал», пожелания многодетности. Отсутствие детей воспринималось как большое горе. Чтобы избавиться от бесплодия, женщины обращались к знахаркам («яракшы»). Бездетные супруги нередко прибегали к усыновлению ребенка из родственных семей.

Существовала система запретов и предписаний, регламентирующих поведение женщины во время беременности и предотвращающих негативные воздействия на нее. По отношению к беременным женщинам употреблялись иносказания: «шаркы авыр» (тело тяжелое). Беременная женщина освобождалась от тяжелой работы, а любая ее просьба выполнялась, так как отказ мог плохо отразиться на судьбе отказавшего. Дородовые запреты и рекомендации беременным женщинам основаны, главным образом, на магии подобия. Запрещалось смотреть на больных людей и на животных, особенно на кроликов (боялись, что ребенок может родиться с заячьей губой), бить животных (опасались, что ребенок родится с большим родимым пятном на лице). Беременной женщине запрещалось посещать поминки и переходить путь покойнику. Перед родами для их облегчения женщины просили прощения у домочадцев. Беременной невестке, обидевшей свекровь, давали выпить воды, в которой та прошла предмолитвенное омовение.

Рождение мальчика в ногайских семьях было более желанным. Существовала поговорка: Эр — юрттын иеси («Мужчина — хозяин родной земли»). Пол будущего ребенка определяли по внешнему виду беременной (по форме живота, пятнам на лице), а также предпочтениям в еде.

Согласно традиции, незадолго до рождения ребенка караногайки возвращались в родительский дом (тоьркин), где проходили роды и первые сорок дней жизни малыша, мифологически осмысливаемые как период его «очеловечивания». Как правило, в родительском доме проходили роды первенца, первых детей, а остальных — в доме мужа. В случае рождения ребенка в доме супруга, последующие сорок дней роженица с младенцем должны находиться в родительском доме. Эта традиция сохраняется у караногайцев и в настоящее время.

Повитуху (эбия) звали сразу, как только начинались роды. На все это время мужчины покидали дом (тасаланганлар — скрывались). В помощницы повитуха брала опытных женщин из числа родственниц или соседок роженицы. В небогатых семьях роды проходили в жилом помещении на полу, устланном мягким сеном, соломой, войлоком. Родоразрешение происходило в позе «сидя на корточках». Характер помощи и число помощниц — всё зависело от течения родов. Если женщина долго не могла родить, прибегали как к рациональным, так и иррациональным способам: для вызывания потуг роженице делали массаж живота; для сокращения мышц живота искусственно вызывали рвоту — щекотали нёбо волосом Маржан-анай (Маржан-мать), отгоняли злых духов (шайтанов), препятствующих появлению на свет ребенка, обходя дом и издавая шум при помощи песта от ступки (келисап). В критических случаях повитухи прибегали к помощи руки Маржан-анай, которую помещали в таз с водой. Раскрытие руки означало благополучный исход родов. После пития роженицей воды из таза ребенок рождался. При благополучных родах произносили: аман эсен яны калган («здоровой и невредимой душа осталась»). В настоящее время не просто определить значение некоторых используемых информантами понятий и спектр применения предметов, использовавшихся в прошлом повитухами. К их числу могут быть отнесены волосы и рука Маржан-анай. По мнению информантов, видевших эти предметы, это травы и коренья, обладающие лекарственными и, возможно, магическими свойствами, внешне очень напоминающие человеческие волосы и руку.

Благополучные роды во многом зависели от мастерства повивальной бабки. Помимо принятия ребенка, она выполняла над ним и первые послеродовые процедуры: перерезание пуповины, действия с последом, обмывание ребенка и роженицы. Пуповину перевязывали нитью и перерезали специальным ножом (киндик кесуьв). Для ребенка повитуха становилась «матерью, перерезавшей пуповину» — киндик кескен ана. Через несколько дней пуповина отпадала и в зависимости от пола ребенка и принятых в той или иной группе ногайцев традиций выполнялись разные действия: пуповину девочки хранили в сундуке; мальчика — закапывали на развилке дорог или по истечении сорока дней привязывали к гриве лошади, либо клали в маленький мешочек, продевали через шнур и вешали на шею лошади с пожеланием, чтобы ребенок был таким же резвым, быстрым, как лошадь (аттай юйрик болсын). У ногайцев есть даже имена, связанные с пуповиной. Мальчиков, рожденных с крепкой пуповиной, нарекали Баубек (бау[в]ы — шнур, бек — весьма, очень), Бегендик (бек — весьма, киндик — пуповина). В народе бытует выражение, связанное с родиной: бу меним киндигим кесилген ерим («это земля, где перерезана была моя пуповина»). Рожденных от одной матери называют киндиклери бир, что означает: «пуповины едины».

После выхода последа повитуха сразу же приступала к совершению всех необходимых процедур. У ногайцев, как и у многих других народов, существовало представление о том, что через послед, как и через пуповину, можно нанести вред ребенку и роженице. Даже неумышленное уничтожение его могло оказать пагубное воздействие. Поэтому зарыть послед повитуха должна была так, чтобы ни человек, ни какое-либо животное не могли добраться до него. Традиционно повитуха закапывала послед во дворе или в углу комнаты, в которой был рожден ребенок. Это было возможно, так как до конца XX века во многих ногайских домах были земляные полы. Исследователь ногайского фольклора И. С. Капаев приводит молитву-благопожелание, произносившуюся при захоронении последа: «Аллагув тала сосы тувган янды ериннен, Элиннен тентиретпесин, юз йыл яшап оьлсе де еринде, мине муна киндиги коьмилген еринде ятсын» («Аллах Всевышний! Эту родившуюся душу от земли, от страны пусть не разделит, сто лет пусть живет на своей земле, где вот эта пуповина захоронена пусть упокоится»). У ногайцев существует поверье, что отправление этого обряда способствует также усилению связи человека с родной землей. Была также отдельная молитва для детей, рожденных «в рубашке» (куьби мен тувган бала). Ногайцы верят, что у этих детей счастливая судьба, что их просьбы и молитвы доходят до Всевышнего быстрее.

После захоронения последа проводили обмывание (ювындырув). Тело новорожденного считали «сырым» (ший этли), и чтобы оно поскорее «затвердело», младенца в течение первых сорока дней жизни купали в подсоленной воде. В круг главных обязанностей повитухи входил тщательный осмотр новорождённого и определение того, все ли у него в порядке. Если повитуха замечала какие-либо недостатки, она должна была постараться их исправить. Повитуха легкими движениями поглаживала голову новорожденного, чтобы она стала круглее, поправляла ему руки, ноги и т.д. Искупаться роженице помогали родственницы или соседка. Воду выливали в яму, ждали пока она уйдет в почву, затем засыпали землей. Повитуха туго завязывала на роженице пояс. Ногайцы считали, что мучная еда способствует быстрому заживлению ран и восстановлению сил, поэтому роженицу кормили клецками, приготовленными повитухой (сеппе быламык, боьбоьй быламык). После проведения всех необходимых процедур повитуху щедро одаряли.

Послеродовой период связан с комплексом запретов. В течение первой недели после родов женщине были противопоказаны физические нагрузки, поэтому работу по дому выполняли родственницы или соседки. До сорокового дня после родов женщина не могла совершать молитву (намаз), это было связано с ее «нечистотой». С этими же представлениями связан и запрет мужу в течении этого срока навещать жену и малыша.

Практика родовспоможения, зафиксированная у караногайцев, совпадает с ее основными характеристиками (последовательностью обрядовых действий, времени, места их проведения и состава участников) у других групп ногайского этноса. Элементы структуры обрядов имеют неодинаковую природу, в том числе и потому, что они в разной степени испытали влияние ислама. С появлением специализированных медицинских учреждений (родильных домов) профессия повитухи перестала быть востребованной, и прервалась традиция передачи молодому поколению знаний, навыков и специальных предметов магического и символического характера.

Аудио

01 Рассказ И.З. Такиевой из с. Вышеталовка Тарумовского р-на Республики Дагестан о традиции родовспоможения у караногайцев
02 Рассказ К.К. Садыковой из с. Червленные Буруны Ногайского р-на Республики Дагестан о традиции родовспоможения у караногайцев