Новости

Валерий Фокин: Интерес россиян к театру существенно возрос благодаря тематическому Году

Член оргкомитета Года театра, художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин рассказал об итогах уходящего Года театра и его крупнейшем проекте — Театральной олимпиаде.

Художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин. Фотография: novayagazeta.ru

— Валерий Владимирович, насколько программа Года театра содействовала решению проблем театральной отрасли?

— В театральной отрасли существует очень много организационных, хозяйственных и других вопросов, требующих решения. Мы уже давно стоим перед лицом необходимости провести театральную реформу, но двигаемся медленно в силу разных обстоятельств, в том числе объективных. В этом году были сделаны важные уточнения, я бы сказал, проведена важная исследовательская работа, связанная с развитием театров в регионах, с хозяйственностью деятельностью театра.

Но главная, как мне кажется, польза от проведения Года театра заключается в том, что события, которые прошли, существенно увеличили интерес россиян к театру. Это отмечается в крупных городах, в регионах, провинциях — и среди того слоя населения, которое тотально театром не интересовалось. Все это благодаря Театральному марафону, Олимпиаде, выездам, благодаря тому, что о театре говорили весь год. И мне кажется, это главное достижение Года театра.

— А что позволяет сделать вывод об увеличении интереса? Высокая посещаемость спектаклей?

— Посещаемость, огромный ажиотаж. Приведу пример выездных спектаклей в рамках Театральной олимпиады, которая проходила от Владивостока до Калининграда. Я лично наблюдал за тем, какой огромный интерес был, например, в Сибири и на Дальнем Востоке, когда города были охвачены поиском билетов на спектакли коллективов. Меня потрясло, как люди в Ялте на набережной, укрывшись пледами, смотрели на большом экране видеоспектакли. Казалось бы, видеозаписи спектаклей, которые были поставлены много лет назад, но с каким интересом их смотрели на набережной семьями. Это потрясающе. Это такое единение на территории театра. Вот что я имею в виду, когда говорю, что люди массово повернулись в сторону театра.

— Театральная олимпиада, которую вы курировали, стала крупнейшим проектом Года театра. В чем была отличительная особенность олимпиады в России от предыдущих, проходивших в других странах?

— Отличительная особенность прежде всего в том, что она впервые проходила полгода, это длительный срок. Вторая особенность напрямую вытекает из первой: было большое число коллективов из разных стран. Третье важное обстоятельство — в том, что она не замкнулась на одном городе, а вышла на всю страну: от Владивостока до Калининграда, и эта огромная мощная театральная экспансия привлекла огромное количество людей.

Еще одно достоинство Театральной олимпиады — ее образовательная составляющая. Приезд в Россию таких мастеров, как Тадаси Судзуки, Теодороса Терзопулоса, которые проводили мастер-классы для молодежи, студентов и работников сферы, это колоссальная профессиональная подпитка не только для регионов, но и для Петербурга. Одно дело, когда ты смотришь мастер-классы на интернет-ресурсах, другое — когда сам лично принимаешь в них участие, получаешь бесценный опыт.

— А по какому принципу вы отбирали города для выездных спектаклей?

— Мы хотели охватить как можно больше городов и чтобы при этом не совпадать плотно с Всероссийским театральным марафоном. Чтобы у каждого жителя России была возможность стать участником Года театра.

— А достаточно ли в России просветительских проектов на тему театра для тех, кто хочет узнать о нем больше? Как, например, широко представлены образовательные курсы по истории живописи, кино, музыки.

— Таких проектов широкого образовательного характера действительно не хватает, это не очень развито, зачастую это считают самодеятельностью. И как раз театральные центры должны иметь программы, которые на это работают. На Новой сцене Александринского театра, которая выступает в роли культурного центра, среди образовательных программ есть просветительские, и это как раз то, о чем вы говорите. Туда приходят люди, которые не являются профессиональными артистами или театроведами, они просто любят театр и приходят, чтобы глубже понять его, узнать историю. И мне кажется, это неправильно, что таких проектов нет в каждом городе. В Москве было бы замечательно сделать такую программу на базе Центра Мейерхольда.

— Как этот год повлиял на развитие непосредственно вашего театра?

— У нас была колоссальная нагрузка, театр фактически стал продюсерским центром Театральной олимпиады, опорной организационной территорией. Вся нагрузка упала на работников театра, и при этом мы продолжали выполнять свою программу. Кроме дикой физической усталости это, конечно, дало большой опыт, потому что, хоть у нас и есть свой фестиваль, он в десятки раз меньше того, что происходило в эти полгода. Поэтому можно считать, что Год театра дал очень много не только зрителям, но и артистам, менеджерам, управленцам, он дал большой толчок в развитии и определенно останется в памяти каждого россиянина, так как столько внимания театру на всех уровнях не уделялось никогда. Он стал центром общественной жизни.

Уточните ваше местоположение
Так мы будем полезнее для вас и отобразим в каталогах музеев, театров, библиотек и концертных площадок те учреждения, которые находятся рядом с вами.