Из записок Лопатина
Телеспектакль

Из записок Лопатина

Театр «Современник»

Год выхода:
1975
Страна производитель:
СССР
Жанр:
Драма
Длительность:
114 мин.
В ролях:
Людмила Иванова, Владимир Земляникин, Валентин Гафт, Марина Неёлова, Андрей Мягков, Олег Табаков, Любовь Добржанская, Константин Райкин, Анастасия Вознесенская, Валентин Никулин, Виктор Тульчинский
Режиссёр:
Иосиф Райхельгауз

Спектакль «Из записок Лопатина» по повести Константина Симонова «Двадцать дней без войны» был поставлен к 30-летию победы в Великой Отечественной войне. Собственно, пьесу, или, как он ее назвал, «повесть для театра», автор написал сам. Ему же принадлежит и столь не театральное заглавие, словно Симонов хотел от театра не столько игры, сколько повествовательности – разговора.

Собственно, такой спектакль и вышел у труппы «Современника» и режиссера Иосифа Райхельгауза: спектакль-монолог, спектакль-дневник, спектакль-раздумье. Даже подлинно действующих лиц здесь всего трое – Лопатин, Редактор и Машинистка, остальные – персонажи повести самого Лопатина. Эти остальные появляются на сцене по мере того как, углубляясь в свои записи, Лопатин воскрешает в памяти эпизоды то недавнего, то отдаленного прошлого, ищет связи между днем вчерашним и днем сегодняшним, поверяет те несколько дней без войны своей жизнью, прожитой на войне.

Действие спектакля разворачивается в 1943 году, когда военный журналист Лопатин приезжает на несколько дней в Ташкент, где на киностудии снимается фильм по его фронтовым очеркам. Весь сюжет – это случайные встречи и разговоры Лопатина с людьми тыла, внезапно нахлынувшая на него любовь, расставание и снова отъезд на фронт. Очень камерная история. Почти нарочито камерная.

И столь же сдержана постановка. Никаких занавесов, минимальное сценографическое оформление: стол, кровать, печатная машинка (ее сухой треск, многократно усиленный динамиками, будет тревожно и настойчиво напоминать треск пулеметных очередей), повсюду разложенные рукописные листы. Да и «монтаж» сцен в большей степени кинематографичен: сцены «вспыхивают» то в одной, то в другой части подмостков, почти с калейдоскопичной скоростью сменяя одна другую. Эта скорость и кинематографичность достигались еще одним средством: персонажи на сцене появлялись на подвижных платформах – своеобразных багажных тележках, одновременно с основной целью еще и задавая атмосферу неустроенности и бесприютности.

Лаконичное пространство, выстроенное Давидом Боровским, выводило на первый план актеров, которым и отводилась основная роль по созданию той самой военной, «грозовой» атмосферы. Кстати, и режиссер в работе над этим спектаклем не то чтобы самоустранился, но сделал все, чтобы остаться в тени, предпочтя сценическую правду самовыражению.

Телевизионная камера еще сильнее обострила прием. Крупные планы, которые в театре достигались по большей частью светом, здесь заиграли в полную силу. Камерность и исповедальность спектакля окончательно вышли на первый план, оправдывая бесконечные внутренние монологи Лопатина и облегчив стремительность переходов из настоящего в прошлое – к событиям повести, которую пишет герой.

Валентин Гафт – актер, возможно, как никто другой подходящий на роль этого сомневающегося и размышляющего журналиста. Актер, которому удалось не только вобрать в себя образ персонажа, но и впитать личность самого автора, приправив ее собственным «современниковским» мировосприятием. Его Лопатин органично соединяет в себе крайности, которые, сплетаясь, образовывают очень цельную личность. Его герой одновременно военный и штатский, мягкий и непреклонный, много повидавший, но сохранивший какую-то почти юношескую непосредственность.

Собственно, остальные герои являются прежде всего собеседниками Лопатина. В спорах с ними – будь то реальный разговор или мысленный – в столкновении взглядов, жизненных позиций, в напряженных раздумьях о жизни и смерти, в обсуждении нравственных и этических проблем и заключено сценическое действие.

Наибольшего напряжения и остроты действие достигает в общении Лопатина с его другом Веденеевым, которого сломила война. Андрей Мягков в своем герое не щадит ничего. Ожесточение, физическая неопрятность, непрерывный словесный самоистязающий поток, но все-таки актер дает почувствовать, что герой его не окончательный слизняк и что суд его над собой жестче любого другого.

И рядом, на контрасте, — Ника Марины Неёловой. Хрупкая, нежная женщина, осмелившаяся вдруг, с первого взгляда полюбить Лопатина, поверить в него до конца. Ника Неёловой ведет себя парадоксально: как будто и нет войны – есть только чистая, звенящая, безоглядная радость, в которую Ника преображает все наваливающиеся на нее тяготы.

За годы, прошедшие со дня Победы поставлено множество спектаклей в разных театрах страны, но очень немного тех, что пронзительным звучанием способны отозваться и в сегодняшнем дне, в сегодняшних зрителях. «Из записок Лопатина» театра «Современник» – из их числа.

В подборках

10 Гафтов
На самом деле Гафт — один, но у каждого зрителя он свой.
Настоящая жизнь Олега Табакова
«Он никогда не мечтал играть Гамлета, всегда – Полония». ( А. Смелянский)
Труффальдино из Ленинграда
Константин Райкин. Цитаты.

Смотрите также

Великая магия
Театр имени Евгения Вахтангова
Комедия
1980
147 мин
Отелло
Государственный академический Большой театр
Трагедия
1979
90 мин
Сирано де Бержерак
Государственный академический театр им. Моссовета
Комедия
2006
147 мин