Странная миссис Сэвидж
Телеспектакль

Странная миссис Сэвидж

Государственный академический театр им. Моссовета

Год выхода:
1975
Страна производитель:
СССР
Жанр:
Комедия
Длительность:
140 мин.
В ролях:
Вера Марецкая, Татьяна Бестаева, Ирина Квитинская, Алексей Консовский, Константин Михайлов, Айнель-Хаяб (Нелли) Молчадская, Леонид Сенченко, Ирина Соколова, Тамара Чернова, Олег Щетинин, Михаил Погоржельский
Режиссёр:
Леонид Варпаховский

«Странная миссис Сэвидж» в постановке Леонида Варпаховского — спектакль в какой-то степени «парный» по отношению к «Дальше — тишина» Анатолия Эфроса. И в одном, и в другом спектакле сам драматический материал весьма далек от идеала, режиссура — весьма и весьма ненавязчива и полностью сосредоточена на актерах. Если в случае с постановкой «Дальше — тишина» — на Фаине Раневской и Ростиславе Плятте, то в «Странной миссис Сэвидж» в центре оказалась только лишь Фаина Георгиевна.

Вернее, не только она, а три величайшие актрисы Театра им. Моссовета — Раневская, Любовь Орлова и Вера Марецкая. Все они одна за другой сыграли эту самую странную миссис Сэвидж.

Причем нельзя сказать, что такова была изначальная режиссерская задумка. Варпаховский начинал репетировать с Раневской, наделившей свою героиню взрывным темпераментом и сыгравшей ее в лучших буффонных традициях. Дальше — с одной стороны у актрисы накалились отношения с режиссером, с другой — ушел из жизни ее молодой партнер Вадим Бероев, заменить которого Раневская считала невозможным, и актриса отказалась от роли.

И «миссис Сэвидж» перешла к Любови Орловой, которая, по словам очевидцев, была в этой роли изысканно тонка, беззащитно наивна и прелестно молода. Когда актриса попала в больницу, чтобы не снимать спектакль с репертуара, попросили ввестись на эту роль Веру Марецкую, которая на тот момент тоже уже была тяжело больна, но актриса еще мечтала выходить на сцену. И по мнению Юрия Завадского, Сэвидж как раз и была той последней ниточкой, что связывала ее с жизнью.

Вот так и получилось, что три знаменитые актрисы сыграли одну и ту же героиню, и почти для всех она стала последней ролью.

Благодаря телеверсии роль миссис Сэвидж в зрительском сознании прочно закрепилась за одной только Марецкой. Лет тридцать назад зрители помнили комедию почти наизусть, причем не столько по репликам, сколько по интонациям Марецкой. А ведь могло все быть иначе, ведь первоначально запись и телеспектакля и радио-версии предложили Раневской.

— Звонил Пушок (так она называла Завадского). Сказал: «Фаина, Вера очень плоха, ей немного осталось. Помоги ей, пусть запишет „Сэвидж“, откажись». Я отказалась, — признавалась значительно позднее Фаина Георгиевна.

Так что же это была за роль, которую с такой радостью и самоотдачей играли три великие актрисы? Что за пьеса? А пьеса была той же категории, что и популярная сейчас и идущая во многих театрах «Дорогая Памела», авторства того же кассового американского драматурга Джона Патрика. Сюжет ее, как и положен кассовой комедии, весьма запутан.

Живет на белом свете пожилая дама — миссис Сэвидж. Пожилая и, что немаловажно, весьма и весьма богатая — она обладательница многомиллионного состояния, доставшегося ей от мужа. А у мужа есть дети, оставшиеся от этого брака, которых, собственно, миссис Сэвидж, и подняла на ноги. Так вот эти самые дети считают (и так считать выгодно), что их приемная мать не совсем в своем уме, а потому упрятывают ее в маленькую психиатрическую клинику с трогательным названием «Тихая обитель».

Повод — более чем «существенен». Ведь миссис Сэвидж почему-то взбрело в голову помогать людям! Она активно занимается благотворительностью и собирается учредить «Фонд Счастья», призванный помогать людям осуществлять их самые заветные желания. А желания эти часто бывают крайне специфическими: то поставить надгробие погибшей лошади, то привезти горстку родной земли из-за океана. Одно слово — сумасшедшая!

Вот только, как выясняют прагматичные детки, сумасшедшая-то она сумасшедшая, но с делами у нее все в порядке — состояние она обратила в ценные бумаги и припрятала их в надежном месте. В результате складывается два «лагеря» — алчные дети, заручившись поддержкой персонала клиники пытаются отыскать бумаги, а миссис Сэвидж вместе с остальными обитателями «Тихой обители» их откровенно дурачат, задаваясь вопросом, кто же из них на самом деле сумасшедший.

Вера Марецкая в этой звездной роли не оглядывалась на свою предшественницу, играя свою миссис Сэвидж гораздо более выдержанно, приглушенно — без лишнего шума и пафоса. Но, прежде всего, ее героиня была сильной личностью — не сентиментальной, не нарочито любезной, но всегда прямой и честной до щепетильности. И именно это в ней и привлекало, притягивало окружающих людей — тех из них, кто и сам обладал открытым характером.

А финал спектакля и вовсе выводил этот образ на уровень подлинной драмы. У этой веселой и живой женщины вдруг главным чувством, главной эмоцией оказывался страх — страх перед миром за пределами «Тихой обители». И вот тут Вера Марецкая играла все отчаяние пожилой женщины, добившейся своего, но оказавшейся один на один с одиночеством. Эта сцена пробирала до мурашек зрителей Театра им. Моссовета и не утратила своей силы и при переносе на телеэкран.

Смотрите также

Великая магия
Театр имени Евгения Вахтангова
Комедия
1980
147 мин
Отелло
Государственный академический Большой театр
Трагедия
1979
90 мин
Сирано де Бержерак
Государственный академический театр им. Моссовета
Комедия
2006
147 мин