Учитель словесности
Спектакль

Учитель словесности

Московский Художественный театр имени А. П. Чехова

Год выхода:
2003
Страна производитель:
Россия
Жанр:
Драма
Длительность:
155 мин.
В ролях:
Кристина Бабушкина, Алена Семенова, Ольга Барнет, Александра Ислентьева, Сергей Колесников, Кира Головко, Виктор Гвоздицкий, Роман Гречишкин, Вячеслав Жолобов, Сергей Десницкий, Валерий Трошин, Нина Килимник
Режиссёр:
Николай Шейко

«Учитель словесности» В. Семеновского — спектакль по «Мелкому бесу» Ф. Сологуба. Имя главного героя романа — Передонова — подтолкнуло к рождению понятия: «передоновщина», новый вариант уже знакомых типов — Фомы Опискина, Иудушки Головлёва, в своём, разумеется, роде, героя нового века.

Став именем нарицательным, широко известным, герой «Мелкого беса» однако не вошел в обязательную школьную программу, возможно, из-за постоянного нарушения им норм приличий. Гимназический учитель литературы, которая — наше все, стал синонимом презрения принятых моральных норм при бесконечных его красноречивых разговорах и декларациях относительно необходимости самого неукоснительного соблюдения всех этих правил. Один из критиков, откликаясь на мхатовскую премьеру, успела заметить, что автор инсценировки Валерний Семеновский не без риска затеял «совместно с Передоновым и Ко разнузданное игрище в поминки по русской словесности. Которые правит, между прочим, ее, словесности же, учитель» (И. Алпатова).

Вольность, с которой Семеновский обходится с речами Передонова, так и хочется назвать хлестаковской. Многое дописал, понавставлял такого, о чем Передонов из романа Ф. Сологуба и слыхом не слыхивал, да и не мог он ни о чем таком ни слышать, ни знать. Речи героя превратились в своего рода центон, где есть место и Державину, и Пушкину, Лермонтову, Некрасовву, Толстому, Чехову, Горькому и даже товарищу Сталину. В другой статье по этому поводу было сказано, что для Передонова русская литература — это один великий Пантеон, полное собрание трупов, канонизированных и безопасных.

Режиссер Николай Шейко, кажется, сам — оттуда, из той эпохи Арлекинов, Коломбин и Пьеро. Знаток театра итальянской комедии масок, он его дух и любовь к нему воспринял от героев Серебряного века, через Сомова, Кузмина, Блока... Передонов — оборотная сторона красот и стилистической выспренности, утонченности и разнообразной игривости тех лет, воспетых и проклятых не одной Анной Ахматовой. Финал спектакля — маскарад, хоровод ряженых: все герои облачаются в карикатурно узнаваемые одеяния русских писателей. Маскарадом можно назвать и жанр спектакля в целом, где пластику актерам ставил знающий толк в стилистических изысках Сергей Грицай.

Сценография Давида Боровского — на редкость лапидарна. Колонна в центре, серый ворсистый ковер, под которым так легко спрятаться страшной недотыкомке — бреду, мороку, помутнению рассудка Передонова. Над залом склоняется, позволяя увидеть каждому в нем себя — кривое зеркало, к тому же оплеванное главным героем. В кого метился? В себя? В недотыкомку? В нас — через столетье?

Здесь каждому — свое отражение. Сестры Прозоровы криво переломились, изогнулись, оборотясь в сестер Рутиловых (Кристина Бабушкина, Наталья Попова, Алена Семенова), при случае — встающих в знаменитую мхатовскую мизансцену. С каким упоением, самодовольством декламирует Передонов — Гвоздицкий великие строчки Державина: «че-ервь», «ра-аб», «тва-арь»... Пьеса Семеновского первоначально так и называлась: «Тварь», но потом сочли такое название коммерчески невыигрышным. Здесь все живописны — и бесформенная Варвара (Ольга Барнет), приплевывающая в чашку с кофе, чтобы соответствовать пожеланию хозяина видеть кофе с пеночкой. И Преполовенская (Александра Ислентьева), эмансипе, без пяти минут феминистка, мгновенно откликается на вскользь брошенное про амур де труа: «Труа как минимум!». Этим призывом мгновенно воспользуется кудрявый Павлуша (Павел Ващилин), не прячась в дальний угол — а здесь же, на рояле. Словами здесь жонглируют, играют все. При случае Преполовенская, которая о себе говорит в среднем роде (!), спрашивает Варвару: «Ты русская красавица, а он идиот — зачем тебе жизнь с идиотом?» Ох, уж этот веселый, веселый, веселый Серебряный век, беременный сразу аж тремя революциями. «А тут, вижу, мужик идет с базара, — разглагольствует Рутилов (Сергей Колесников), — и несет... — Неужто Белинского? — И Гоголя!» Всё — шуточки, одна на все про все арлекинада, забавы кабаретьеров. Почти каждого персонажа режиссер доводит до карикатурной «нижины» (или наоборот — вышины): Варвара — уж если немытая и нечесаная, так непременно еще и храпит, разинув рот, а когда орет — так до хрипа, а передвигается — выставив до невозможности, точно имеет особый раздвижной механизм, — свою арьергардную часть. Живописный этот хоровод заключает являющаяся ненадолго, но срывающая свою порцию аплодисментов старейшая актриса мхатовской труппы Кира Головко. Она играет Коковкину. Его Превосходительство (Игорь Васильев) — какой-то салтыковско-щедринский герой, из глуповских градоправителей, а красная физиономия директора гимназии (Владимир Краснов) не оставляет надежд на его способность трезво оценить происходящее. Не маленькие люди Гоголя или Достоевского, а — совершеннейшие ничтожества, жалости и сочувствия не достойные.

В центре всего этого «дурного маскарада» — учитель словесности Передонов в исполнении Виктора Гвоздицкого, ставшего для режиссера выразителем его мыслей и чувств, всегдашней первой скрипкой в его всегда изобретательно оркестрованных партитурах. Как не вспомнить, что он же был Арбениным в его «Маскараде» во МХАТе, а теперь Лермонтов возникает в хоровом исполнении, когда распевают — от сердца, от всей души — «Белеет парус одинокий...». Гвоздицкий играл так, что перед глазами переливалась, сверкала бесчисленными гранями мрачная, черная душа русского Серебряного века, — чтобы не застило глаза от его великолепия. То кукиш свой протягивает Варваре, требуя целовать его. И она — целует. Бессовестно третирует женоподобного Сашеньку (Роман Гречишкин). А когда сходит с ума — его жалко, безумие точно сдувает всю его пакостную природу, пакость сдувается, а маленький человек — беспомощный, жалобный — остается.

В подборках

120 лет МХТ имени А.П. Чехова
Предлагаем посмотреть пять спектаклей театра, поставленных в разные годы.
Московский художественный театр
Вспоминаем спектакли разных лет.

Смотрите также

Цари
Драма
2018
149 мин
Оттенки
Драма
2018
86 мин
Антигона
Драма
2018
76 мин
Пилорама плюс
Драма
2018
72 мин