Театр одного актера
Моноспектакль

Театр одного актера

Год выхода:
1989
Страна производитель:
СССР
Жанр:
Драма
Длительность:
53 мин.
В ролях:
Сергей Юрский
Режиссёр:
Сергей Юрский

Фрагмент статьи Александра Смелянского «Сергей Юрский», опубликованной в журнале «Континент» (2010 г.):

«Сергей Юрьевич Юрский — счаст­ливое сочетание безупречности общественной репутации с безупречностью художественного вкуса, гениальности художника с гениальностью человека и гражданина.(...)

Юрский не Рахманинов, я не Михаил Чехов, но не побоюсь вспомнить «чеховский момент» Юрского, когда полвека назад впервые увидел артиста на филармонической сцене в Горьком. Как он вышел, как держал паузу, прежде чем начал читать про Степу Лиходеева, проснувшегося в тяжком похмелье в «нехорошей квартире». Юрский читал Булгакова и Достоевского, Есенина и Жванецкого, Володина и Шукшина. Запросто осуществлял переход из одного художественного мира в другой. Лицедей из Ленинграда обладал способностью мгновенно заселить воздух каким­-нибудь персонажем, обвести его внятный контур.(...)

Были годы, когда техника Юрского была в счаст­ливой гармонии со своей средой, своим театром и публикой, которая его понимала с полуслова. В его основных созданиях ленинградского периода сквозил ветерок перемен, дух проснувшейся жизни, которую вытаптывали столько десятилетий. Без этого «ветерка» не понять самого явления Юрского. Он не был одинок. Ефремов в “Современнике”, Высоцкий на Таганке, Юрский в БДТ, как флаги на ветру, передавали направление ума и чувства людей послесталинской России. Людям меняли кровь, они нуждались в ободрении и поддержке.

Играл и комика, и трагика, вырастал и съеживался, менял интонацию, мгновенно перевоплощался, поражал виртуозностью своей неувядающей техники и какой-­то прежней забытой легкостью. Он не резонировал, не осуждал, не горевал. Он играл. Больше скажу, любовался двумя провинциальными бедолагами–актерами, все им прощал и в конце концов вызвал полный восторг современного зала.(...) Островского, как и Мольера, Юрский толковал с той понимающей братской нежностью, без которой нельзя существовать в мире театра».

Фрагмент статьи Павла Руднева «Юрский в борьбе с собой», опубликованной в журнале «Новый мир» (2002 г.):

«Двадцатилетний труд в БДТ наложил свой отпечаток на характер артиста. Аристократизм Товстоногова, его строгость, придирчивость и избирательность стали чертами нрава Сергея Юрского. Это особый тип интеллигента, презирающего равным образом богему и толпу, привыкшего не доверять любому «мы». (...)

У Товстоногова Юрский некогда сыграл Чацкого, и позиция гордого героя, ходящего неприкаянной тенью меж пьяных и веселых столиков, сохранилась, кажется, в душе Юрского и по сей день. Неприкаянность — вот настроение книги и вот то нужное слово, которым можно было бы означить судьбу Сергея Юрского после изгнания из Ленинграда. (...)

Режиссура и мысли о ней стали силовой защитой актера от враждебного мира, средством для восстановления переломленной судьбы. А ее нужно было восстановить вопреки мнению Товстоногова — «учителя, который не признал во мне ученик»а, и вопреки традициям отечественного театра, который недолюбливает «актерскую режиссуру» и вместе с тем не «поставляет» для актеров уровня Юрского режиссерских гениев. Клеймо Товстоногова («Сережа замечательно играл у меня в театре, но ему не надо было заниматься режиссурой») осталось с актером навечно, но Юрский работает вопреки клейму. И не может существовать иначе: слишком велики амбиции и слишком крепок аристократизм, воспитанный духом БДТ. Судьба Сергея Юрского — тяжелая драма, в которой актер выстоял, оставшись честным человеком и творчески активным организмом».


Благодарим за предоставленный материал литературный интернет-проект «Журнальный зал».

В подборках

Сергей Юрский. Чацкий, Бендер, Циолковский
«Культура.РФ» вспоминает актерские работы Сергея Юрского.
Поэтов пылкий разговор
«Каждое стихотворение уникально, но каждое отражает универсальный характер человеческого опыта».

Смотрите также

Думы
Драма
2012
64 мин
Свидание
Мелодрама
2003
26 мин