Войти Версия для слабовидящих
Фильтр
Очистить фильтр

Популярное
  • 1994
  • Драма, История
  • Никита Михалков
  • 146 мин
  • 1986
  • Комедия, Мелодрама
  • Карен Шахназаров
  • 88 мин
  • 1969
  • Мелодрама, Литература
  • Андрей Кончаловский
  • 104 мин

Певучая Россия

1986 | СССР | Документальное | 147 мин.
В ролях: Юрий Соломин, Елена Антонова, Любовь Соколова, Николай Гринько, Григорий Абрикосов, Николай Скоробогатов, Иван Рыжов, Александра Прокошина, Владимир Конкин, Михаил Кокшенов
Режисcёр: Василий Панин
Производитель: Мосфильм по заказу Гостелерадио СССР
3183
История жизни знаменитого музыканта, собирателя русских народных песен и основателя русского народного хора, Митрофана Ефимовича Пятницкого. Авторы фильма вспомнили не только биографию своего героя, но и рассказали об истоках фольклорного творчества, традициях песенной культуры русского народа и истории самого хора, который так долго не мог обрести заслуженное признание.

Биография Митрофана Ивановича Пятницкого:

Красивый голос и тяга к пению Митрофану Пятницкому достались по наследству. Его отец Ефим Петрович был дьячком в церкви села Александровка Воронежской губернии и считался в епархии одним из лучших певунов. В семье, в которой было 12 душ, особого достатка не наблюдалось. И поэтому у родившегося в 1864 году Митрофана, по сути, было всего два пути — работать на земле или идти в семинаристы. Выбор за него сделали родители — после церковно-приходской школы они отправили сына в Воронежское духовное училище.

Однако учеба продлилась недолго и завершилась тяжелым нервным срывом. Перед каникулами у юного любителя пения обнаружили купленный на рынке сборник песен, которые смотритель училища отец Иоанн назвал кабацкими. Особенно возмутило священника, что распевал эти песни ученик, нетвердый в Законе Божьем и иных науках. Но он не стал сам наказывать Митрофана, а дал уезжавшему домой мальчику письмо к отцу, в котором просил почтенного диакона усовестить сына, а лучше всего — хорошенько выпороть его. Дни каникул превратились для семинариста в сущую пытку — он не решался ни отдать письмо отцу, ни вернуться в училище без отцовского ответа, которого ждал смотритель. Безмолвные страдания сына, видимо, подействовали на Ефима Пятницкого, и, когда Митрофан попросил не отправлять его больше в училище, диакон махнул рукой и сказал: «Ну что ж, иди пасти гусей...»

Душевное здоровье Пятницкого-младшего вскоре восстановилось, и он начал поиски своего места в жизни. Поработал слесарем; потом устроился писарем в контрольную палату в Воронеже; а освоив навыки бухгалтерского дела, занял место эконома в духовном училище, которое возглавлял все тот же смотритель. Распивая чаи со своим экономом, отец Иоанн убеждал его довольствоваться тем, что имеешь. Но Митрофан Пятницкий мечтал о карьере оперного певца, причем непатриотично мечтал петь «как итальянцы», и очень переживал из-за того, что не имел для учебы достаточных средств.

Несчастье случилось именно тогда, когда он был близок к осуществлению своей мечты. В Воронеже на глазах Пятницкого в реке пыталась утопиться девушка. Митрофан бросился в воду, вынес ее на берег и отвез домой, а затем влюбился в нее, как признавался потом сам, до беспамятства.

Тогда же, в 1896 году, он поехал в Москву и добился почти невозможного — его прослушали и согласились принять в консерваторию. Правда, с условием: эконом со стажем должен был взять на себя руководство хозяйством нового, только что отстроенного корпуса консерватории. Окрыленный Пятницкий вернулся в Воронеж и узнал, что его избранница уехала со своим прежним возлюбленным, из-за измены которого она и пыталась покончить с собой. Сознание Пятницкого помутилось.

Его увезли в родное село, и несколько месяцев он прятался от людей в амбаре, наотрез отказываясь выходить. Лишь в 1897 году его убедили обратиться к врачам. Стараниями близких Пятницкого приняли на лечение в клинику при Московском университете. Психиатрическая клиника и стала его домом более чем на два десятилетия.

<...>

Вскоре после выздоровления в 1899 году именно в этой клинике и начал работать Пятницкий. «При клинике имеется контора,— говорилось в отчете о работе клиники за 25 лет, изданном в 1913 году,— через которую директор сносится с Правлением Университета. Контора эта находится под непосредственным наблюдением штатного ассистента. На службе при конторе состоит письмоводитель (в настоящее время М. Е. Пятницкий), получающий 30 руб. в месяц при готовой квартире».

<...>

И снова Пятницкий не хотел довольствоваться тем, что имел. Он опять попытался поступить в консерваторию. Но, увы, ситуация изменилась — прослушивавший его профессор умер, а вакансия управляющего корпусом была занята. Ему оставалось по-прежнему учиться пению по самоучителям, ходить в оперу да иногда брать частные уроки у консерваторских профессоров. Стоило это недешево — профессор Эверарди, к которому обратился Пятницкий, запросил с него по 5 руб. за занятие. Так что больше чем на два урока в месяц из жалованья письмоводителя выделить не получалось. Он изучал пение итальянцев по грампластинкам — собственный граммофон был неслыханной роскошью, да и пластинки стоили недешево. Он пытался петь в концертах, но его приглашали лишь на бесплатные выступления для народа.

В конце концов Пятницкий набрался смелости и обратился за помощью к оперной звезде первой величины Федору Шаляпину. Тот послушал его пение и направил к своему приятелю-барону. По замыслу Шаляпина на вечере у барона должно было состояться представление нового певца московской элите. Однако план с треском провалился. Во время фуршета перед выступлением Пятницкий ужаснулся своей неуклюжести, занервничал, а когда гости во время его выступления начали уходить, и вовсе не смог петь.

Наверное, все могло кончиться новым помрачением сознания. Но теперь врачи были рядом, а участливый знакомый дал Пятницкому замечательный совет — прекратить подражать итальянцам и начать петь народные песни, что получалось у него гораздо лучше. И Пятницкий занялся фольклором. Он постоянно присутствовал на заседаниях музыкально-этнографической комиссии при университетском Обществе любителей естествознания, антропологии и этнографии. Ученые мужи оценили и его знание народных песен, и готовность исполнять их по первой же просьбе. Пятницкий стал сначала своеобразным голосом комиссии, а в 1903 году — ее действительным членом. Никаких формальных прав это не давало, но членство в комиссии было входным билетом туда, куда письмоводителей пускать было не принято.

Барьеры были прежде всего экономическими: Пятницкий получал вдвое-втрое больше рядовых служителей клиники, но простой врач-психиатр получал в 20 раз больше, чем письмоводитель. И все же Пятницкий всеми силами и средствами старался доказать, что может быть членом приличного общества.

Он одевался «как барин», но ездил в экспедиции за песнями в родную Воронежскую и другие губернии в вагоне третьего класса. В 1904 году он издал книжку «12 песен Воронежской губернии Бобровского уезда». Конечно, собственных средств на издание не хватило, и Пятницкий влез в долги.

«12 песен» принесли ему известность. А за славой пришли и доходы: Пятницкий начал давать уроки вокала. Известного фольклориста стали чаще приглашать на благотворительные вечера. Вскоре он, помимо работы в клинике, взял на себя должность казначея Арбатско-Якиманского совета дамского попечительства о бедных.

Доходы Пятницкого выросли настолько, что он смог купить фонограф и без устали записывал народные песни и обряды. Возможно, Пятницкий так и остался бы публикатором фольклора, если бы не встретил 70-летнюю крестьянку Аринушку Колобаеву, знавшую множество песен и обладавшую прекрасным голосом. Она вместе с двумя голосистыми дочерьми согласилась приехать в Москву и петь перед публикой. Мало-помалу подобрались и другие певцы, и в феврале 1911 года состоялись два концерта крестьянских певцов, собранных Пятницким на Малой сцене Дворянского собрания.

Реакция публики и прессы была неоднозначной. В одних газетах Пятницкого назвали «пропагандистом архаики», в других отметили, что «концерт оказался в высокой степени интересным и этнографически поучительным». Нулевым, если не отрицательным был и коммерческий результат. Приезд крестьян Пятницкий оплатил из своего кармана, а сборы от концертов пошли в пользу дамского благотворительного комитета «для устройства детской сельскохозяйственной колонии».

Настоящая удача пришла лишь год спустя. На этот раз Пятницкий точно выбрал место проведения концерта — он решил выступить перед богемой. Газета «Русское слово» 26 января 1912 года поместила заметку под заголовком «Крупный успех»: «Очень крупный успех выпал на долю вечера крестьянских песен, состоявшегося в литературно-художественном кружке. Перед публикой на фоне соответственных декораций прошла заправская русская деревня с ее старинными, еще не опошленными песнями, вымирающими ныне костюмами, обрядами и присказками.

Участвовало около тридцати человек обоего пола, привезенных г. Пятницким из Воронежской, Рязанской и Смоленской губерний.

Избалованная кружковская публика отнеслась к крестьянам с исключительной для нее экспансивностью и много аплодировала».

Этот успех вновь сделал Пятницкого популярным. Второе издание «12 песен», как и новый сборник «Жемчужины старинной песни великой Руси», охотно раскупалось публикой. Однако концертная деятельность так и не наладилась. В то время на рынке фольклорной музыки наблюдался переизбыток исполнителей<...>

Пятницкий в рекламе своих выступлений нажимал: «Концерт крестьян-великороссов, специально выписанных из Воронежской, Рязанской и других губерний». Но это привлекало лишь редких любителей экзотики. А в хоре Агренева было полторы сотни профессиональных певцов, одетых в боярские одежды, что радовало глаз и слух многочисленных приверженцев православия, самодержавия и народности. Пятницкий не смог создать хор и довольствовался лишь антрепризой, в которой крестьяне из разных губерний поначалу даже выступали порознь. Сами хористы Пятницкого называли себя певческой артелью: съехались, спели, получили от Митрофана Ефимовича деньги — и по домам. За период с 1911-го по 1917 год состоялось всего десять концертов «М. Е. Пятницкого с крестьянами».

<...>

Лишь во время первой мировой войны Пятницкий начал перетягивать некоторых своих хористов в Москву, устраивать их на работу, а вечерами репетировать с ними. Скульптор Сергей Коненков, хорошо знавший Пятницкого, вспоминал: «Будучи человеком мягким, добрым и ласковым, он всегда ровно общался со своими хористами, вникал в мелочи их жизни и часто водил их на оперные спектакли Большого театра».

Но переехать согласились немногие. И Пятницкий гулял в рабочих кварталах, прислушиваясь к пению, подходил к людям с понравившимися ему голосами и приглашал на репетиции.

<...>

В 1918 году советское правительство перебралось из Петрограда в Москву, и Пятницкий с хором наконец оказались востребованными. Пятницкий тотчас этим воспользовался, чтобы выбить бронь от призыва в Красную армию для талантливых хористов и мужей хористок. Ему выдали мандат, в котором говорилось, что его хор — подразделение политотдела московского военкомата. Правда, доверие новой власти пришлось отрабатывать в поте лица — за 1918 год хор выступил 80 раз.

Осенью того же года произошло событие, которое и привело Пятницкого к канонизации по-советски. 22 сентября его коллектив выступал перед кремлевскими курсантами, и на концерт пришел Ленин. На следующий день Пятницкого пригласили к вождю мирового пролетариата. Ленин расспрашивал гостя о методике собирания фольклора, о хоре и, как много раз рассказывал потом Пятницкий, в конце беседы сказал: «Это хорошо! И продолжайте это делать. Если что-нибудь нужно будет вам, черкните на клочке бумажки, и я вам помогу».

Место на скрижалях истории СССР Пятницкому было обеспечено, вот только помощь ему никто так и не оказал. Хор оставался полупрофессиональным, а его руководитель подрабатывал, ведя занятия по постановке голоса в Третьей студии МХАТа (впоследствии Театр имени Вахтангова). Лишь в 1923 году советская власть оказала хору финансовую помощь, да и то ее можно было считать платой за многочисленные выступления на открывшейся в том же году Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Два года спустя Пятницкому присвоили звание заслуженного артиста республики. Но это признание заслуг слишком запоздало — Митрофан Ефимович был уже безнадежно болен. В 1927 году он умер.
<...>
Отрывки из материала Евгения Жирнова (журнал «Власть»)

Смотрите также

  • 1982
  • Историческое
  • Сергей Бондарчук
  • 274 мин
  • 1936
  • Приключения
  • Александр Птушко
  • 89 мин
  • 1977
  • Боевик
  • Андрей Малюков
  • 92 мин
​Предводитель дворянства из простой семьи

Комедийные роли Сергея Филиппова

День памяти и скорби

22 июня началась Великая Отечественная война

Режиссер с «мультяшной» фамилией

В день рождения Вячеслава Котеночкина

Основатель Товарищества передвижников

Русский живописец Иван Крамской

Раскрываем секреты картины Василия Поленова

Что именно сказитель былин Никита Богданов рисовал на песке

Поэзия русской жизни на картинах Михаила Нестерова

Видеогалерея ко дню рождения художника

Учись, студент

Видеоролик из фильмов с Александром Демьяненко

Академик живописи Алексей Саврасов

Русский мастер лирического пейзажа

Будем помнить

С Днем Победы!

Покажут сцены из «Лебединого озера», «Щелкунчика» и «Дон Кихота».

Подробнее

Мультимедийная экспозиция работает в Министерстве культуры России.

Подробнее

Читайте подробности в подборке портала «Культура.РФ».

Подробнее

Посетителей ждут выставки, спектакли и встречи с известными писателями.

Подробнее

Самые интересные культурные события Москвы на этих выходных в подборке портала «Культура.РФ».

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть