Встречная полоса
Телеспектакль

Встречная полоса

Год выхода:
1986
Страна производитель:
СССР
Жанр:
Мелодрама
Длительность:
98 мин.
В ролях:
Надежда Самойлова, Владимир Самойлов, Александр Михайлов, Валентина Карева, Андрей Болтнев, Елена Дробышева, Владимир Стеклов, Наталья Егорова, Сережа Селиванов, Валерий Шальных, Пётр Щербаков
Режиссёр:
Геннадий Павлов

Фильм-спектакль создан по сценарию писателя и публициста Александра Борина.

В основу сюжета фильма легла реальная история. В автомобильной аварии погибли жена и сестра профессора Игоря Беляева (Александр Михайлов). Кто виноват в этой трагедии – Беляев, который был за рулем «Жигулей» или водитель самосвала Терехин (Владимир Стеклов), – предстоит разобраться следствию. Но справедливо ли наказывать Беляева, который и без того потерял в аварии родных? Следователь Геннадий Зубков считает, что закон и истина выше справедливости. Однако у каждого своя правда. Как поведут себя в этой ситуации столичный профессор и обычный шофер и на чьей стороне окажется истина, зритель узнает только в самом конце фильма.

Александр Борисович Борин родился в Ленинграде в 1930 году. В 1951 году окончил Московский юридический институт, работал юрисконсультом в промышленности, в 1961 году окончил Литературный институт имени Горького. Книги выходили в издательствах «Советский писатель», «Молодая гвардия», «Политиздат», «Аграф». По его сценариям ставились художественные фильмы. Печатался в журналах «Знамя» и «Новый мир». Более тридцати лет работал обозревателем «Литературной газеты», занимался журналистскими расследованиями. Дважды лауреат премии «Золотое перо России».

Из книги Александра Борина «Проскочившее поколение» (2006 г.):

«Доказывая несостоятельность иных приговоров, газете удавалось, бывало, освобождать из тюрем многих, формально переступивших через закон, но, в сущности, совершенно невиновных людей. Даже интересный термин с нашей легкой руки появился: «бескорыстные преступники». <...>

Когда рассказываешь о загубленных человеческих судьбах, с болью приходится каждый раз повторять, что судьба человека, привлеченного к уголовной ответственности, не может, не должна зависеть от личных качеств следователя, ведущего его дело; хорош или плох тот следователь, но соблюдение закона должно быть гарантировано всегда; способ для этого есть, в сущности, только один: создать четкий правовой механизм, который бы надежно исключал все и всякие лазейки перед нарушителями закона. <…> «Литературная газета» отличалась от других печатных изданий того времени не только тем, что ей разрешалось быть нестандартной, иметь собственное лицо. Люди в редакции работали тоже далеко не стандартные». <…>

Об Александре Михайлове. Статья Александра Шпагина в «Новейшей истории отечественного кино. 1986–2000»:

«Дважды удалось ему оказаться в нужное время на нужном месте. Его появлению обрадовался кинематограф срединных семидесятых. <..> Необходим был не то чтобы герой без страха и упрека, но статный светлоглазый молодец, чей моральный облик не вызывал бы сомнений в чистоте комсомольских помыслов, а облик внешний – в чистоте анкетных данных на предмет происхождения. Александр Михайлов – это было то что надо. <...>

Казалось, что так и будет, пока Михайлова не переведут с должности славного советского парня на другую – возрастную – ответственную работу. Однако в кино ранних восьмидесятых случилось модное поветрие на игру с устоявшимися амплуа. <..> Александр Михайлов <...> вернулся на вышеозначенную дорогу – уже не ладным советским парнем, но справным русским мужиком. <..> Главная роль, звездный час <…> – сыграл голубятника Васю Кузякина на закате советской жизни в фильме «Любовь и голуби».

Девяностые не принесли ему ни одной значительной роли. Немногочисленные его персонажи <..> – люди уставшие, неприкаянные, смирившиеся со скорым страшным исходом, который уже не страшен. <…> Оказаться в нужное время на нужном месте – его счастливая способность. <..> Сохраняться во времена, может, и нужные тебе, но в тебе нужды не испытывающие, – это он тоже умеет».

Об актере Владимире Самойлове. Статья Натальи Басиной в «Новейшей истории отечественного кино. 1986–2000»:

«У Самойлова не было амплуа. В Москву он явился в ореоле легенд о том, как играл в провинции Ричарда III. Казалось бы – трагик-злодей. Однако случилась «Свадьба в Малиновке» – и светлоглазый красавец блеснул характерностью лирического окраса. <…>

Актер-верняк, мастер-универсал, ключ от любой двери. Двадцать лет Самойлов появлялся почти во всяком фильме из тех, о которых говорили, – не в узких, а в самых что ни на есть широких кругах: он был звездой советского мэйнстрима, его труды тиражировались и расходились по стране сотнями фильмокопий. <…>

Кинобиография Самойлова сложилась в ту прекрасную эпоху, когда театральные актеры – с их непременными и обязательными «сквозным действием», «зерном», «сверхзадачей» и прочим – еще не считались балластом, грозящим перегрузить фильм. Напротив, им старались выделить побольше пространства; но Самойлову, одному из самых театральных киноактеров своего времени (и по методу, и по повадке), все равно не хватало. И в этих «предлагаемых обстоятельствах» он действовал, как строители небоскребов на Малой земле — пользовался возможностями третьего измерения. Брал своего героя общим планом огромной глубины и, затащив зрителя в манящую эту глубину, завладевал кадром – настолько, что сам распоряжался акцентами, ритмом, ракурсами, внутрикадровым монтажом. Не имея возможности обстоятельно разыграться, он предъявлял персонаж-концентрат. <…>

В кино снимался до последних дней. Играл все больше отцов в фильмах, где главными были дети. В театре репетировал короля Лира. Говорят, потрясающе. Но премьера состоялась уже без него». <…>

О Владимире Стеклове. Статья Елены Горфункель в «Новейшей истории отечественного кино». 1986–2000»:
«Главным качеством почти всех его героев является самообуздание. Они терпеливы и обидчивы. Это не люди широкой души и раскрытого сердца. Это тихие, незаметные, иногда гордые люди. Они одиноки и замкнуты. Отсюда не следует, что Владимир Стеклов всегда одинаков. Отсюда следует, что он выхватил из коллекции человеческих типов тот, что понятен ему и интересен. Поэтому Стеклов правдив, как бывают правдивы органические актеры, и он мастер неординарной психологии». <...>

Смотрите также

Великая магия
Театр имени Евгения Вахтангова
Комедия
1980
147 мин
Отелло
Государственный академический Большой театр
Трагедия
1979
90 мин
Сирано де Бержерак
Государственный академический театр им. Моссовета
Комедия
2006
147 мин