Войти Версия для слабовидящих
Популярное

Нежить и нечисть на картинах русских художников


Какими воображали обитателей потустороннего мира русские художники? Вспоминаем с Софьей Багдасаровой.

Традиция изображения инфернального в России была развита слабо. Это в Западной Европе еще со времен Средних веков храмы расписывали огромными фресками, на которых побежденного Сатану можно было разглядеть во всех подробностях. А в иллюминированных рукописях тонким пером рисовали дьявола у ложа умирающего, притаившегося, чтобы забрать душу, вылетающую из уст. Позже там творили Босх и его последователи, причем их картины покупали короли. На Руси же чертей мы найдем лишь на таких иконах, как «Страшный суд», «Архангел Михаил», «Никита Бесогон», да в лубке.

ЛИТЕРАТУРА УЖАСОВ


Ситуация менялась медленно: весь XVIII век Российская империя хоть и оглядывалась на Запад, но не в этом. Впрочем, и в самой Европе было не до нечисти: на дворе царил век Разума и Просвещения. Все изменилось лишь к концу столетия, когда наступила эпоха сентиментализма и романтизма, а в моду вошли готические романы и страшные картины.

Но таких завораживающих мастеров ужаса, как Гойя, Уильям Блейк и Генрих Фюсли, в России конца XVIII — первой половины XIX века не появилось. Ужас и нечистая сила проникли только в литературу — зато и к Пушкину, и к Гоголю. Иллюстрировали их в ту пору, впрочем, несмело: неужели бдили цензура и Синод? Лучшие иллюстрации появятся к концу века.


ПОД ПРИКРЫТИЕМ АКАДЕМИЗМА


Среди прочих концепций, подхваченных Россией в послепетровское время, была иерархия жанров. Почетнее всего было писать картины в высоком жанре, то есть на какой-нибудь величественный исторический или мифологический сюжет. Все остальное считалось жанром низким. Столь суровый диктат Академий художеств привел в 1863 году во Франции к «Салону отверженных» и рождению солнечных импрессионистов, а в России — к «Бунту четырнадцати» и появлению на свет мрачноватых передвижников (отметьте разницу в национальных характерах).

Русским художникам той эпохи писать картины на потусторонние и сказочные сюжеты, наверное, хотелось, только было не очень понятно как. Да и публика еще не была готова к смелым экспериментам. Поэтому если живописец и обращался за вдохновением к гоголевской повести «Майская ночь, или Утопленница», то все равно получалось как-то академично и салонно. Как и сто лет назад, когда Антон Лосенко писал «Владимира и Рогнеду»: театральные жесты и костюмы, будто взятые из оперной костюмерной. Поэтому призраки умученных бояр, являвшиеся Ивану Грозному, получались похожими на европейских рыцарей — тех самых, которые и Питера Джексона в «Возвращении короля» вдохновляли.


ДРЕВНЕРУССКОЕ — ЗНАЧИТ, МОДНОЕ


Во второй половине XIX века повсеместно воцарился историзм: все страны начали оглядываться на свое прошлое. В Англии, например, прерафаэлиты стали воспевать рыцарей Круглого стола, в Испании вспомнили об арабском наследии, а во Франции с удовольствием воскресили рококо. «Играли в древность» и в Российской империи: вокруг Московского Кремля выросли «теремки» ГУМа, Исторического музея и Думы (Музей Отечественной войны 1812 года). И даже храм Спаса на Крови в Санкт-Петербурге — место убийства императора — возвели не величественным и захватывающим дух, а затейливым, под собор Василия Блаженного.

Художники с пылом взялись за сказки и былины. Лучше всего это получалось, конечно, у Васнецова в живописи и у Билибина в книжной графике. В отличие от мастеров академизма, у которых древнерусские витязи выходили теми же Ахиллами да Патроклами, только среди березок, теперь в чести было внимание к деталям. Да и ученые стали помогать: устраивали множество этнографических и археологических экспедиций, публиковали описания сохранившихся сокровищ и дворцов, печатали копии с древнерусских миниатюр. Картины и рисунки получались сказочно красивыми, ведь седая старина — это так романтично! Характерная примета конца эпохи любования: Билибин в эмиграции в 1930-х годах рисует нечисть совсем по-другому — теперь она по-настоящему мрачна и пугающа.


МИРАЖИ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА


Началась самая фантастическая эпоха в русском искусстве. Смелости хватало на все, сюжеты были самые разнообразные. Процитируем воспоминания Александра Вертинского (в них, кажется, есть немного про общую атмосферу инфернального безумия): «Продавался кокаин сперва открыто в аптеках, в запечатанных коричневых баночках, по одному грамму. <…> Кокаин был проклятием нашей молодости. Им увлекались многие. Актеры носили в жилетном кармане пузырьки и «заряжались» перед каждым выходом на сцену. Актрисы носили кокаин в пудреницах. Поэты, художники перебивались случайными понюшками, одолженными у других, ибо на свой кокаин чаще всего не было денег».

Русские сказки и побасенки внезапно оказались полными мрачных и завораживающих образов. Домовые ходили ночью по комнатам и трогали купчих мягкими пушистыми лапами. Античный Пан оказывался похожим на лешего с мохнатыми ушами. Даже черт в шутовском балагане Петрушки — казалось бы, обычный ряженый, но умеет летать. Художники экспериментировали с сюжетами и изобразительными средствами, совсем забыв про реализм. Общее настроение мистицизма одних привело к идеям Блаватской и Рериха, других — к предчувствию появления на Патриарших незнакомца с фамилией из гётевского «Фауста».


БОНУС: В ПРОВИНЦИИ, У МОРЯ


Великое княжество Финляндское входило в состав Российской империи с 1809 по 1917 год. Поэтому финского художника Хуго Симберга с чистой совестью можно записать в россияне (тем более что он умер ровно в 1917-м). Уж больно хочется показать его удивительные картины со скандинавскими дьяволятами, так похожими на наших родных чертиков. Написанные в самом конце XIX века, они — прекрасный пример европейского символизма, который не стеснялся показывать свое бессознательное и считал, что примитивизм — это прекрасный способ создания художественных эффектов. Схожее инфернальное безумие мы найдем и у его учителя — финского художника Аксели Галлен-Каллелы, который начинал с иллюстраций к эпосу «Калевала» во вполне билибинском стиле.


СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

За грибами

Киногерои-грибники на «Культура.РФ»

Капустник киногероев Табакова

В честь дня рождения Олега Павловича

Мастер реализма — Илья Репин

Видеогалерея работ художника

Иван Айвазовский — главный маринист русской живописи

Великие полотна художника

Мастер художественного слова Игорь Ильинский

Любимые роли советского актера

Гений русского футуризма

Владимир Маяковский, «Ночь»

«Боже, какой типаж!»

Видеоподборка самых ярких ролей Михаила Пуговкина

Колыбельная из кинофильма «Романс влюбленных»

В день рождения Валентины Толкуновой

Для тебя, Москва!

Столичные улицы в кино

Монолог о счастье

В день рождения Андрея Мягкова

Познакомиться с коллекцией музея можно во время виртуальной экскурсии.

Подробнее

Посетители смогут «услышать» повседневную жизнь императорской резиденции.

Подробнее

Она приурочена к 205-летию Бородинского сражения.

Подробнее

Здесь можно посмотреть фильм под открытым небом, а после кинопоказа обсудить его со специальными гостями.

Подробнее

Посетители увидят более 200 произведений.

Подробнее

Обратная связь закрыть
Форма обратной связи

Отправить

Ошибка на сайте закрыть
Форма Отправки ошибки на сайте

Отправить

Войти в личный кабинет:
Нажимая на кнопку «Кабинет учреждения культуры», Вы будете переправлены в личный кабинет учреждения культуры, который находится в АИС ЕИПСК Кабинет учреждения культуры
Закрыть